Мотульский Р. С. Библиотека как социальный институт. – Мн.: Бел. гос. ун-т культуры, 2002. – С. 3-7, 13–230, 232–278, 332– 374.

 

От составителей: В монографии рассмотрены генезис и сущность

библиотеки как социального института, принципы и функции

деятельности, типологизация библиотек, изложены концептуальные

основы их развития в период информационной трансформации общества.

 

 

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Перечень условных обозначений

Глава 1. Генезис и сущность библиотеки как социального института

1.1. Информационные потребности - первопричина возникновения и развития библиотеки

1.2. Нооинформация и документ как основа функционирования библиотеки

1.3. Социальная сущность библиотеки

Глава 2. Принципы деятельности библиотек

2.1. Эволюция взглядов на принципы деятельности библиотек в XX - начале XXI ст

2.2. Ценностные детерминанты теории принципов деятельности библиотек

2.3. Основные характеристики принципов деятельности библиотек и их взаимосвязь

Глава 3. Социальные функции библиотек

3.1. Развитие взглядов на социальные функции библиотек

3.2. Определение содержания понятия «функция библиотеки»

3.3. Сущностные социальные функции библиотек

3.4. Производные социальные функции библиотек

Глава 4. Классификация и типологшация библиотек

4.1. Классификация и типологизация библиотек: основные подходы и сущность

4.2. Особенности классификации библиотек

4.3. Типологизация библиотек

Глава 5. Концептуальные основания и перспективы развития библиотек

5.1. Трансформация библиотек в период перехода к информационному обществу

Заключение

Список использованных источников

 

 

ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ

БАН

- Библиотека Российской академии наук

ББК

- Библиотечно-библиографическая классификация

БГУ культуры

- Белорусский государственный университет культуры

БД

- база данных

БелИПК

- Белорусский институт проблем культуры

БелСХБ

- Белорусская сельскохозяйственная библиотека

БЦКБ

- Белорусский центр комплектования библиотек

ГБ БССР

- Государственная библиотека БССР им. В.И.Ленина

ГБЛ СССР

- Государственная библиотека СССР им. В.И.Ленина

ГПБ

- Государственная публичная библиотека

ГПИБ

- Государственная публичная историческая библиотека

ГПНТБ

- Государственная публичная научно-техническая библиотека

ДМК

- Десятичная международная классификация

ДНК

- дезоксирибонуклеиновая кислота

ДО?

- дифференцированное обслуживание руководителей

ЗА

- заочный абонемент

ИНИОН

- Институт научной информации по общественным наукам

ИП

- информационные потребности

исо

- Международная организация по стандартизации

ккм

- когнитивно-компенсаторный механизм

ЛВС

- локальные вычислительные сети

МГБ

- модуль глобальной библиотеки

МГЛУ

- Минский государственный лингвистический университет

МГУКИ

- Московский государственный университет

культуры и искусств

МТБ

- материально-техническая база

НД

- национальный документ

НББ

- Национальная библиотека Беларуси

НББЗ

- Национальный центр библиографических записей

НБФ

- национальный библиотечный фонд

НИКСРБ

- научно-информационная компьютерная сеть Республики Беларусь

НИОКР

- научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы

НИР

- научно-исследовательская работа

НКП

- Национальная книжная палата

НТИ

- научно-техническая информация

НТП

- научно-технический прогресс

ОУБ

- областная универсальная библиотека

ОБЭ

- обязательный бесплатный экземпляр

ОЭ

- обязательный экземпляр

ПБРБ

- Президентская библиотека Республики Беларусь

ПК

- персональный компьютер

РАН

- Российская академия наук

РБ БелОИЗ

- Республиканская библиотека Белорусского общества инвалидов по зрению

РГБ

- Российская государственная библиотека

РНБ

- Российская национальная библиотека

РНБФиС

- Республиканская научная библиотека по физической культуре и спорту

РНМБ

- Республиканская научно-медицинская библиотека

РНПБ

- Республиканская научно-педагогическая библиотека

РНТБ

 

- Республиканская научно-техническая библиотека

ССУЗ

- среднее специальное учебное заведение

СТБ

- стандарт Республики Беларусь

УНБ

- универсальная научная библиотека

ФББГУ

- Фундаментальная библиотека Белорусского государственного университета

ФББ

- факультет библиотековедения и библиографии

ФБИС

- факультет библиотечно-информационных систем

ЦБС

- централизованная библиотечная система

ЦБ

- центральная библиотека

ЦНБНАН

- Центральная научная библиотека

 

Национальной академии наук Беларуси

ЦНМБ

- Центральная научная медицинская библиотека

ЦНСХБ

- Центральная научная сельскохозяйственная библиотека

ЭБ

- электронная библиотека

эдд

- электронная доставка документов

 

к оглавлению 

 

Глава 1

ГЕНЕЗИС И СУЩНОСТЬ БИБЛИОТЕКИ КАК СОЦИАЛЬНОГО ИНСТИТУТА

 

1.1. Информационные потребности – первопричина возникновения и развития библиотеки

 

Потребность – одно из фундаментальных понятий современной науки, включающее совокупность утвердившихся значений в рамках той или иной области. В наиболее общем виде потребность определяется философами как «...нужда или недостаток в чем-либо необходимом для поддержания жизнедеятельности и развития организма, человеческой личности, социальной группы, общества в целом» [413, с. 499]. Так как потребности являются неотъемлемым атрибутом всего живого, то любая наука, изучающая природу, человека и общество, в большей или меньшей степени затрагивает проблематику потребностей, поэтому понятие «потребность» общее для всей совокупности наук и в этом смысле -общенаучно.

Понятие «информационная потребность» является одним из ключевых в информационных науках, в том числе библиотековедении. Вместе с тем, несмотря на большое количество публикаций по данной проблеме, в настоящее время не существует общепринятого определения термина «информационная потребность», информационные потребности остаются недостаточно изученными по существу. Из многочисленных публикаций видно, что разные авторы не всегда вкладывают в понятие «информационная потребность» одинаковое содержание. Наряду с данным понятием они употребляют понятия «потребность в библиотечно-библиографических ресурсах», «потребность в документах», «потребность в чтении», которые не всегда соотносятся друг с другом по значению.

Проблема информационных потребностей, которая сегодня превратилась в основополагающую для библиотековедения, всегда была в центре внимания библиотековедов, однако чаще всего представлялась как изучение читательских интересов. Потребности людей в чтении, их читательские интересы и запросы издавна привлекали внимание прогрессивных библиотекарей, педагогов, социологов, стремящихся содействовать просвещению народа [29, 30]. Во время борьбы с неграмотностью и развития культурно-просветительной работы среди трудящихся масс широкое распространение получили исследования, направленные главным образом на анализ потребностей начинающих, малоподготовленных читателей: взрослых, овладевающих основами грамотности, детей, подростков, рабочей молодежи. Изучение потребностей читателей-специалистов разных отраслей народного хозяйства - связано с индустриализацией, когда обществом перед библиотеками была поставлена важная социальная задача -наладить работу в помощь развитию науки и производства.

С развитием органов НТИ проблема информационных потребностей стала одной из основных в информатике и приобрела чисто прагматический характер. Ее решение стало связываться непосредственно с совершенствованием промышленного производства. Рассматривая профессиональную деятельность в качестве основы формирования информационных потребностей, специалисты в области информатики основное внимание в своих исследованиях уделяют изучению информационных потребностей работников производственной сферы.

Потеря библиотеками монополии на обслуживание ученых, руководителей и специалистов разных областей народного хозяйства только усилила внимание библиотечных работников к потребностям читателей. В начале 1960-х годов О.С. Чубарьян обосновал необходимость изучения профессиональных потребностей ученых и специалистов в области научной информации [433]. Проведенное в 1960-е годы с целью определения роли библиотеки в развивающейся системе органов НТИ и улучшения библиотечно-библиографической деятельности комплексное исследование «Библиотека и научная информация» «...отразило принципиально новый подход к проблеме информационных потребностей» [149, с. 19].

Основные исследования в 1970-е годы проводились в рамках проекта «Книга и чтение в жизни советского общества». Результаты исследований нашли отражение в изданиях «Советский читатель» [334], «Книга и чтение в жизни небольших городов» [156], «Книга и чтение в жизни советского села» [157], а также других, посвященных данной проблеме [158]. В процессе этих исследований изучались информационные потребности жителей разных населенных пунктов и представителей разных социальных групп: рабочих, инженеров, ученых, старшеклассников, студенческой молодежи; чтение и восприятие разных видов литературы: общественно-политической, естественнонаучной, технической, художественной, а также другие потребности.

Изучение чтения специалистов проводилось в рамках программы «Библиотека и научно-техническая информация» под руководством ГПБ им. М.Е. Салтыкова-Щедрина. Исследование посвящалось изучению запросов специалистов, особенностей их чтения, целей обращения в библиотеки и органы НТИ, отношения к разным формам работы библиотек и др. По результатам исследования были предложены рекомендации по совершенствованию библиотечного обслуживания специалистов [73, 104, 130, 341].

В исследовании чтения в этот период проявились интегративные международные тенденции. Так, в конце 1970-х годов проводилось международное изучение чтения на тему «Восприятие художественной литературы рабочими социалистических стран». В 1980-1983-м годах было проведено международное сравнительное исследование тенденций развития чтения в социалистических странах, имеющих общие социально-экономические, политические и идеологические основы [347]. В результате исследования удалось «...выделить ряд наиболее существенных свойств и определить общие и специфические тенденции читательской ситуации в социалистических странах» [144, с. 19-20].

Библиотекари Беларуси принимали активное участие во всесоюзных исследованиях, однако, как считает Н.В. Клименкова, «по ряду объективных и субъективных причин почти что до начала 90-х годов широкомасштабные социологические исследования чтения в Беларуси не проводились» [52, с. 46]. Новый этап в изучении информационных потребностей пользователей библиотек Беларуси начался с открытием в Государственной библиотеке БССР (ныне НББ) социологической службы. Так, в 1992-1993 годах эта же библиотека осуществляет исследование на тему «Читатель научной библиотеки и проблемы совершенствования его обслуживания», в котором приняли участие почти все научные библиотеки Минска. В 1996 году НББ подведены итоги масштабного межведомственного исследования «Структура и динамика детского чтения». В 1990-е годы также было проведено несколько локальных исследований по изучению информационных потребностей пользователей, среди которых необходимо отметить такие, как «Библиотека и национально-культурные объединения», «Организация библиотечного обслуживания малонаселенных пунктов», «Читатель публичной библиотеки». Изучению роли и места публичной библиотеки в удовлетворении потребностей пользователей посвящено исследование на тему «Публичные библиотеки Беларуси в социокультурной среде», итоги которого пока не подведены [150, с. 12-15].

Особая активизация деятельности специалистов по изучению информационных потребностей приходится на 1960-80-е годы. Поэтому не случайно Д.И. Блюменау об этом времени писал: «Ни к одному вопросу не было, наверное, привлечено за последние два-три десятилетия столько внимания и усилий со стороны информационно-библиотечных работников, как к проблеме изучения информационных потребностей» [56, с. 7]. Проведенные исследования показали, что «...проблема информационных потребностей гораздо сложнее и более многоаспектна, чем представлялось ранее: "бум" прошел, но проблема осталась» [56, с. 7]. Это положение, по мнению ряда ученых, объясняется тем, что «...исследования проводились с чисто практическими целями, а именно -разработка способов более полного удовлетворения потребностей конкретных категорий и групп ученых и специалистов – и мало затрагивали само содержание информационных потребностей как явления» [77, с. 2].

Если в результате проведенных исследований, как отмечал О.Е. Бурый-Шмарьян, «...о потребителях информации мы знаем если не все, то почти все» [61, с. 13], то в области «...разработки теоретических основ этого дела мы еще очень далеки от "почти все"» [56, с. 7]. К таким же выводам в этот период пришли и зарубежные ученые. Известные немецкие специалисты в области информационных потребностей Г. Манеке, С. Рукль, К. Танцер отмечали, что «...полученные результаты оказались менее полезными, чем ожидалось. <...> Проблематика информационных потребностей оказалась в большинстве своем более сложной и многослойной, чем предполагалось...» [479, с. 128]. При этом необходимо отметить, что «почти все», в лучшем случае, относится только к профессиональным потребностям ученых и специалистов, потому что изучению информационных потребностей других категорий пользователей уделялось очень мало внимания.

Рассмотрение понятия «информационная потребность» следует начать с его определения. Понятие «потребность» распространяется на весь мир органической и социальной жизни, как бы указывая на естественную связь между этими двумя высшими формами движения материи. Развернутое значение этого понятия связано прежде всего с конкретизацией представлений о субъекте деятельности, а следовательно, о носителе потребностей. В качестве такового могут выступать любой биологический организм, человеческий индивид, сообщество людей (семья, род, племя, народ), социальный слой или социальная группа в рамках данного сообщества (класс, сословие, нация, профессиональная группа, поколение), социальный институт, функционирующий в рамках общества (система образования, государство и его органы и т.п.), общество как определенная социальная система, наконец, человечество в целом [122, с. 12]. При таком подходе значение понятия потребности выходит за рамки общественных наук и определяется исследователями как «... особое состояние (физиологическое, психологическое) организма, обусловленное необходимостью и особенностями его развития и воспроизводства» [217, с. 12].

Всякий сложный организм характеризуется не одной какой-либо потребностью, а системой потребностей, которая связана со взаимодействием его функциональных структур. Потребности организма динамичны, взаимосвязаны, цикличны. Любая потребность возникает как состояние неудовлетворенности, беспокойства, нарастает все больше и больше, до последних пределов, удовлетворяется и гаснет вплоть до нового напряжения. Чем сложнее организм, тем шире круг его потребностей и тем многообразнее формы их удовлетворения [122, с. 14].

Потребности живого организма - это в первую очередь потребности биологического порядка. Потребности человека по сравнению с потребностями других живых организмов более сложны и многообразны, так как «...человек – существо социальное, т.е. живет в обществе и в процессе своей жизни реализует не только генетическую программу, полученную от своих родителей, но и социальную, сформированную обществом, предъявляющим свои требования к индивиду...» [34, с. 8]. В структуре потребностей индивида природное и социальное неразрывно взаимосвязаны, потому что существование и развитие человека как представителя одного из биологических видов и члена социума неразрывно связаны с необходимостью ежедневного удовлетворения ряда потребностей.

Основу иерархии потребностей человека образуют биологические потребности, которые обусловлены обменом веществ как необходимой предпосылкой существования любого живого организма. Согласимся с мыслью А.Г. Здравомыслова о том, что «...каждый человеческий индивид – это не только мыслящее и социальное существо, но и определенный организм, и именно с этим фактом связаны его исходные потребности» [122, с. 25-26]. Первейшей из биологических потребностей человека является потребность в определенных условиях внешней среды, при наличии которых человек может удовлетворять такие витальные потребности, как потребность в воде, пище, безопасности, тепле и т.д.

Удовлетворение биологических потребностей создает предпосылки для развития более сложных, социальных потребностей. Социальные потребности субъектов (личности, социальной группы) и общества в целом носят общественный характер и зависят от уровня развития экономики и культуры данного общества, а также от специфических особенностей его деятельности.

Потребности являются важнейшими стимулами человеческой деятельности, побудителем активности, цель ее – устранение ощущаемой или осознаваемой напряженности, дискомфорта, неудовлетворенности, которые вызваны несоответствием между внутренним состоянием и внешними условиями деятельности человека. Снятие этого несоответствия возможно путем реального насыщения проблем или при отсутствии такой возможности - путем подавления или замены одной потребности другой, наиболее близкой к ней.

История человечества – это прежде всего история развития потребностей человека и способов их удовлетворения, история создания материальных средств деятельности, предназначенных для реализации потребностей. В самом исходном пункте речь идет об удовлетворении биологических потребностей зарождающегося коллектива. Удовлетворение их осуществляется с помощью созданных человеком средств. В отличие от животного мира, возникает качественно новый тип эволюции, основанный на приумножении средств удовлетворения потребностей и превращении этих средств в предметы новых, собственно человеческих потребностей. Способность к расширению круга потребностей и к порождению новых выступает в качестве основы развития человеческой цивилизации.

Вместе с развитием человеческого общества, обогащением мира его потребностей усложняются и обогащаются сами формы совместной жизни, совместного труда, совместной защиты интересов. Потребности человека становятся социальными не только в том смысле, что они удовлетворяются с помощью средств, созданных совместными усилиями многих людей, но и в том отношении, что весь процесс их удовлетворения связан с формами человеческого общежития. На этом основании развиваются социальные потребности в узком смысле слова' в общении, признании, самоутверждении, в организованности совместных действий. Они отличаются от потребностей физического существования тем, что их удовлетворение связано не с потреблением конкретных вещей, не с физиологическими свойствами человеческого организма, а с развитием социально-психологических структур, с социально-психологическими механизмами, регулирующими отношения внутри человеческого коллектива, социальной группы.

Отличительными особенностями потребностей человека являются их динамичный характер, изменчивость, развитие на базе удовлетворенных потребностей новых, более высоких, что связано с включением личности в разные формы и сферы деятельности. Это отличает человека как субъекта исторического процесса, преобразующего природную и социальную среду, от животных, приспосабливающихся к среде обитания. Уровень потребностей, как и способы их удовлетворения, представляют собой продукт истории и зависят от степени культуры общества.

Источником развития потребностей личности является взаимосвязь между производством и потреблением материальных и духовных благ. В этой связи большинство исследователей традиционно выделяют материальные и духовные потребности. К материальным относят потребности, связанные с биологическими потребностями организма, служащие сохранению жизни 1123, с. 28–29]. Природа человека как биологического организма формирует витальные потребности, представляющие собой необходимые естественно-природные предпосылки его развития. Речь идет о непосредственных потребностях людей в пище, одежде, жилье, удовлетворение которых предполагает наличие определенных материальных средств – продуктов питания, изделий текстильной, швейной, обувной промышленности, жилищ и т.д. Совокупность этих потребностей и их удовлетворение – важнейший показатель жизненного уровня. Сами потребности этой группы обозначаются как материальные потребности главным образом в силу того, что их удовлетворение связано с потреблением благ материального, вещественного характера.

Если потребности личности в пище, питье, поддержании жизни и другие удовлетворяются через потребление определенных предметов, то потребности эмоциональной жизни человека требуют иного подхода. Удовлетворение потребностей в наслаждении природой, произведениями искусства, общении с друзьями идет через потребление особого рода, когда предмет не уничтожается в результате потребления, а усваивается личностью настолько, насколько это позволяет уровень ее развития. Данные потребности относят к духовным, под которыми понимается «прежде всего ... стремление к обладанию результатами духовного производства: приобщение к науке, искусству, философской культуре» [122, с. 22]. Г.П. Фонотов считает, что духовная сфера - «... это все, что происходит за пределами материального мира и материальных забот, от человеческих размышлений о времени и пространстве, о материи, сущем и вечном, о смысле жизни до научных трактатов и интимной лирики» [419, с. 61].

Материальные и духовные потребности развиваются в тесной взаимосвязи. Как считает Т.А. Марченко, «... материальные и духовные потребности человека, равно как его материальная и духовная деятельность, возникли одновременно. И с возникновением специфических человеческих форм жизнедеятельности производство общественной жизни и его самосознание развивались как диалектическое единство противоречивых сторон процесса человеческой жизни. Материальные и духовные потребности, возникнув вместе с человеком и обществом, взаимообусловливают друг друга на протяжении всей человеческой истории» [217, с. 19-20].

Ученые считают, что «отнесение потребностей к той или иной группе в известной мере условно, так как материальные потребности имеют духовное содержание, а духовные неразрывно связаны с материальными» [129, с. 43]. Природная, эмоциональная и социальная сферы личностной активности находятся в теснейшей взаимосвязи, и ни одна из них не имеет самодовлеющего значения. Они развиваются в единстве и взаимодействуют с действительностью как целое [217, с. 57]. Факт возникновения или отсутствия у личности тех или иных потребностей во многом определяется уровнем развития, состоянием всех элементов личностной структуры.

Кроме перечисленных выше взаимосвязей, для потребностей человека характерна еще одна общая особенность - информационная составляющая. Справедливо отметил Г.И. Щербицкий, что «все живое в отличие от неживого испытывает потребность в информации» [451, с. 47]. Информационная потребность отражает недостаток информации для осуществления деятельности субъекта. Однако если живые организмы испытывают потребность в информации для удовлетворения относительно простых витальных потребностей, то информационные потребности человека значительно сложнее, ими охватывается вся социальная информация, циркулирующая в обществе.

Несмотря на множество публикаций по проблематике информационных потребностей, специалисты не пришли к общему мнению о понимании природы информационных потребностей. В настоящее время представителями разных наук предложено довольно большое количество определений понятия «информационная потребность», отражающих наиболее распространенные в той или иной области подходы к пониманию его сущности.

Психологами информационная потребность понимается как осознанная потребность «...в получении определенных порций информации из того, что может быть предоставлено инфосредой» [237, с. 2]. Основное внимание в данном определении уделяется получению необходимой информации из общих «запасов» и совершенно игнорируется деятельность по производству новой информации. А ведь как раз получение принципиально новой информации является результатом возникшей информационной потребности.

Ряд исследователей в качестве основного момента формирования и развития информационных потребностей рассматривают психологическую модель или образ. Так, по мнению Блюменау, «...информационная потребность есть акт осознания недостаточности наших знаний для достройки психологической модели объекта, модели, отражающей уровень наших представлений о данном объекте» [56, с. 8]. Представители деятельностного подхода в информатике утверждают, что «...информационная потребность - это осознанная нужда в информации, требующейся для решения поставленной задачи по разработанному плану» [77, с. 5].

Значительная часть исследователей информационные потребности связывают в первую очередь с потребностью в научной или другой специальной информации. Так, по мнению представителя данного подхода Т.С.Федоровой, информационная потребность является внутренним состоянием субъекта, отражающим дефицит научной информации, необходимой для использования в научной или научно обоснованной деятельности [410, с. 54], а Т.В. Муранивский считает, что «...под информационной потребностью следует понимать свойство человека или определенной системы (например, НИОКР, производственного или управленческого процесса и т.п.), отражающее необходимость в регулярном получении и использовании информации, обеспечивающей эффективное функционирование этой системы» [261, с. 4]. При множестве мнений о сути информационных потребностей основной проблемой остается раскрытие механизма их формирования и функционирования. Изучению данной проблемы посвятили свои работы Р.С. Гиляревский, Н.Б. Зиновьева, В.З. Коган, В.А. Маркусова, А.В. Соколов, А.И. Черный, Г.И. Щербицкий и др. [77, 124,165,336, 451].

Наибольшее распространение в современной теории информационных потребностей получил деятельностный подход, в соответствии с которым в основе возникновения информационных потребностей лежит деятельность человека. Понимание деятельности как основы формирования информационных потребностей, определяющей их природу и содержание, впервые нашло отражение в работах Э.С. Бернштейна [35], Д.Е. Шехурина [443, 444], которые связывали формирование информационных потребностей непосредственно с деятельностью ученых и специалистов. Данный подход нашел дальнейшее развитие в работах С.Д. Коготкова, Т.С. Федоровой, Г.И. Щербицкого и других исследователей [166, 167, 410, 451]. Как отмечают сторонники деятельностного подхода, «деятельность – это исходный пункт реализации потребностей познания, а следовательно, и исходный пункт потребности в информации. Деятельность является тем "входом", через который осуществляется реализация потребностей субъекта в информации» [451, с. 47].

Потребность человека в информации выражается в необходимости получения информации о природе и обществе с целью использования ее для дальнейшей деятельности. Она возникает одновременно с возникновением потребности в материальных или духовных предметах, потому что удовлетворение даже самых простых потребностей как на начальных этапах развития человечества, так и в современном обществе всегда связано с информацией. Для практического выполнения задач по достижению целей деятельности нужна информация об изменениях в окружающей среде и об условиях самих задач. От того, какой характер приобретает деятельность человека, зависит и характер развития информационных потребностей.

Под воздействием факторов внешней и внутренней среды перед субъектом встает задача, реализация которой требует необходимой информации. «В результате обдумывания задачи в соответствующей зоне долговременной памяти человека складывается образ или внутренняя модель этой задачи» [77, с. 4], т.е. осознание субъектом возникшей информационной потребности ведет к созданию идеального «поискового образа», который соответствует представлениям субъекта о характере и содержании той информации, которой ему не хватает для решения поставленных задач. Этот процесс формирования субъективных представлений о собственном незнании является отражением процесса предметизации информационных потребностей и происходит на базе анализа «уже имеющейся у субъекта информации о компонентах и условиях деятельности, т. е. на основании его информационного потенциала (тезауруса) в определенной области». Соотношение субъективного представления о необходимой информации и предмете потребности может быть любым, от полного тождества до абсолютного расхождения [410, с. 54].

Любое общество, на каком бы уровне развития оно ни находилось, чтобы функционировать как социальный субъект, должно организовывать производство материальных и духовных благ. В замкнутых социальных системах, в рамках которых осуществляется лишь простое воспроизводство, нет (или почти нет) нужды в новых знаниях. Существующее в этих системах производство информационно обеспечивается эмпирическими знаниями, накопленными поколениями. «Если деятельность носит репродуктивный характер, т.е. цель по крайней мере однажды уже достигалась, необходимость в получении информации будет минимальной» [167, с. 5]. В обществах, в которых осуществляется расширенное воспроизводство, возникает постоянная общественная потребность в новых, дополнительных знаниях. Современная деятельность человека в различных сферах науки, техники и производства постоянно изменяется и усложняется ставятся новые цели, совершенствуются средства и методы деятельности, меняются условия и т д Для того чтобы субъект мог успешно осуществлять деятельность в новой ситуации, требуются корректировка (или создание новой) идеальной модели этой деятельности, приведение ее в соответствие с изменившимися условиями Это возможно только при наличии у субъекта необходимой информации «Если субъект не располагает в данный момент соответствующей информацией, он не может построить новую идеальную модель деятельности, а следовательно, не имеет возможности эффективно осуществлять саму деятельность в изменившихся условиях» [167, с. 3]

В результате сопоставления образа с имеющейся информацией у субъекта возникает несколько альтернатив дальнейшей деятельности:

- имеющейся информации достаточно для осуществления деятельности по удовлетворению потребности (рис i.i);

– имеющейся информации недостаточно для осуществления деятельности по удовлетворению потребности, и от достижения цели необходимо отказаться;

- имеющейся информации недостаточно для осуществления деятельности по удовлетворению потребности, и для достижения цели необходимо продолжить поиск необходимой информации во внешней среде.

При принятии третьей альтернативы информационная потребность, отраженная в сознании в виде модели, осознается как рассогласование между имеющимися знаниями и знаниями необходимыми. Возникшая ситуация воспринимается и переживается субъектом как противоречие, которое не укладывается в рамки содержания имеющейся информации или в рамки привычных, уже найденных путей решения проблемы, а удовлетворение информационной потребности становится одним из важнейших этапов деятельности.

Недостающую информацию человек может получить несколькими путями из внешней среды при помощи непосредственного наблюдения, от других индивидов (близких, знакомых, коллег и др.) в процессе общения или из искусственно созданных информационных систем. При этом необ-

 

 

Рис. I.I. Возникновение и функционирование информационных потребностей

 

ходимо отметить, что для получения нужной информации человек, используя свой предыдущий опыт, может обратиться к нему как к одному из названных источников и независимо от результата не обращаться больше к другим, либо при отсутствии положительного результата постепенно обращаться к другим источникам, или одновременно начать поиск информации по всем направлениям.

Самым древним и основным способом получения человеком информации является непосредственное наблюдение за внешней средой. От объектов внешнего мира человек при помощи органов чувств получает определенные сигналы, которые в его мозгу преобразуются в нооинформацию. (Более подробно механизм формирования и распространения нооинформации рассмотрен в разделе i.2) Полученной таким образом информации может быть достаточно для осуществления деятельности по удовлетворению потребности. Однако если информации недостаточно или ее получение затруднено по ряду причин, то субъект может либо отказаться от достижения поставленной цели, либо продолжить поиск информации другим путем, например посредством общения с другими индивидами.

Личное общение, особенно при помощи устной речи, является древнейшим и наиболее распространенным способом передачи информации между индивидуумами. (Особенности данной формы передачи информации более подробно рассмотрены в разделе i.2) Если полученной в процессе общения информации будет достаточно, то субъект приступит к осуществлению деятельности по удовлетворению потребности. При недостатке полученной информации субъект может обратиться к искусственно созданным информационным системам.

Возникновение и развитие искусственных информационных систем непосредственно связаны с развитием и совершенствованием ранее существовавших и появлением новых видов деятельности, развитие которых, в свою очередь, требует большего объема информации. Все возрастающие информационные потребности послужили на определенном этапе развития человечества основой для возникновения нового вида деятельности - информационного, одной из составных частей которого является библиотечная деятельность.

Человечеством издавна создавались общественные институты, направленные на сбор, хранение и распространение различных видов документов. По мнению Ю.Н. Столярова, они все генетически восходят к библиотеке [364, с 3]. Библиотеки собирают, хранят и предоставляют пользователям документы, отражающие совокупность накопленного человечеством информационного потенциала. Эта информация является основой для развития образования, науки, культуры, промышленного производства, т.е. удовлетворение значительной части информационных потребностей современного общества осуществляется посредством библиотек.

В отличие от своих прародителей современному человеку не нужна информация о месте, где пасется стадо бизонов, об орудиях охоты на них и т.п. Его больше интересуют адрес продовольственного магазина, потребительские характеристики продукта (соотношение жиров, белков, углеводов и др.), способы приготовления пищи и сервировки стола. Поэтому в отличие от своих предков, получавших в основном информацию непосредственно из окружающей действительности и от своих сородичей, современный житель для получения недостающей ему для удовлетворения своей потребности в пище информации чаще всего обращается к различным видам документов: адресным справочникам, сведениям на упаковке товара, газетным и журнальным статьям, энциклопедиям, экспертным электронным базам данных и др. Данную информацию можно получить по различным информационным каналам, но в конечном итоге она будет основываться на документных источниках, хранящихся в библиотеках.

Так как сейчас основную массу продуктов питания человечество получает не непосредственно из природной среды, а в результате промышленного производства, то витальные потребности индивида в пище ведут к возникновению потребностей в орудиях сельскохозяйственного производства, технических средствах для производства сельскохозяйственных машин, природных ресурсах и энергии, необходимых для производства и использования соответствующей техники, и т.д. Удовлетворение данных потребностей, в свою очередь, ведет к возникновению потребностей в информации, требуемой для организации сельскохозяйственного производства, производства средств производства, переработки, транспортировки, хранения и продажи продуктов питания, подготовки специалистов для соответствующих областей деятельности. Основным источником получения этой информации выступает библиотека.

В условиях товарного производства для получения индивидуумом необходимого продукта недостаточно наличия соответствующего потребности продукта или услуги. Процесс потребления, т.е. удовлетворения потребности, возможен только после акта купли-продажи, который базируется на товарно-денежных отношениях. Это значит, что для получения необходимого товара субъект должен обменять его на результаты своего собственного труда, выраженные в натуральной или денежной форме. Необходимость индивида постоянно участвовать в процессе общественного производства с целью обмена результатов своей деятельности на результаты деятельности других людей ведет к возникновению профессиональной деятельности и соответственно профессиональных информационных потребностей, удовлетворение которых невозможно без использования информационных ресурсов библиотек.

Организация общественного производства базируется на определенной социальной, политической и экономической структуре общества, его моральных ценностях, культуре, искусстве, литературе и других атрибутах духовной жизни. Удовлетворение духовных потребностей человека, так же как и удовлетворение материальных потребностей, требует определенной информации, связанной с функционированием соответствующих структур, содержанием и производством духовных ценностей, подготовкой специалистов для духовных сфер жизни общества, и вынуждает субъект обращаться к услугам библиотеки.

Таким образом, именно потребность в информации для осуществления разных видов деятельности послужила первопричиной создания библиотеки как социального института, а удовлетворение постоянно растущих и меняющихся информационных потребностей стало главной целью ее функционирования Удовлетворение информационных потребностей посредством библиотек является обязательным условием для осуществления разных видов деятельности современного человека, связанных с производством и потреблением предметов материальной и духовной культуры.

С момента возникновения у человека информационной потребности он начинает оценивать под углом зрения этой потребности всю поступающую к нему информацию, разделяя ее на релевантную и нерелевантную Созданный в долговременной памяти образ служит тем «...эталоном, с которым сравнивается вся поступающая информация. Если она имеет отношение к данному эталону, то считается релевантной и заносится в определенную зону памяти... Вся остальная информация считается нерелевантной» [77, с. 4].

Информационная потребность определяет восприятие субъектом полученной в результате поиска информации, поскольку именно потребность детерминирует выбор существенной части информации. Как утверждает Т.С. Федорова, «оценка полученной информации и соответственно степень удовлетворения ИП в значительной мере зависят от объема и качества тезауруса субъекта обладатель сравнительно более простого тезауруса нуждается в большем количестве информации» [410, с 57]. По мнению С.Д Коготкова, «информационные потребности оказывают важное управляющее воздействие на общественные институты и отдельных индивидов, занимающихся созданием, сбором, хранением, распространением и использованием информации, ориентируя их на производство, распространение и потребление той социальной информации, которая способна удовлетворять имеющиеся потребности и соответствует сложившемуся в обществе уровню деятельности и сформировавшемуся информационному потенциалу субъектов» [167, с 5].

Если поиск информации в искусственных информационных системах, в том числе библиотеках, завершился успешно, то субъект может приступать к реализации целей деятельности по удовлетворению потребности. Если поиск не принес ожидаемых результатов, то это значит, что либо у субъекта ограничены возможности по доступу к располагающим человечеством информационным ресурсам, либо необходимая информация отсутствует в обществе вообще. Возможности субъекта по доступу к информационным ресурсам могут быть ограничены, например, местом проживания, техническими и финансовыми возможностями и рядом других причин. Так, житель небольшого населенного пункта может испытывать трудности по использованию информационных ресурсов крупнейших библиотек столицы, а отсутствие персонального компьютера на работе и дома значительно затрудняет и доступ к интернет-ресурсам. Кроме того, определенная часть информации (научно-техническая, военная, коммерческая, личная и др.) носит конфиденциальный характер, и доступ к ней сознательно ограничен для широкого круга пользователей. В таком случае субъект вынужден либо отказаться от достижения цели по удовлетворению потребности, либо заняться производством необходимой ему новой информации, и тогда информационная потребность может быть удовлетворена в результате интеллектуальных усилий самого субъекта.

Процесс переработки информационных источников с целью анализа и получения новой информации представляет собой характерный вид научной деятельности, а созданная индивидуумом в процессе этой деятельности новая информация является источником нового знания. В результате научной деятельности субъект одновременно с достижением цели производит необходимую ему информацию и удовлетворяет имеющуюся у него информационную потребность. Полученная информация, включенная в общественный коммуникативный процесс, становится, в свою очередь, объектом потребности других членов общества. Включение в общественный оборот новой информации ведет к развитию новых видов деятельности и построению всего процесса движения социальной информации на более высоком уровне. Данный процесс С.Д.Коготков определяет как общественный информациогенез [167, с. 5].

В результате получения необходимой информации из внутренней памяти или от внешних источников субъект может приступить к деятельности по удовлетворению определенных материальных или духовных потребностей.

Таким образом, алгоритм возникновения и функционирования информационной потребности можно представить следующим образом: потребность в материальных и духовных ценностях - потребность в информации о предмете потребности - создание поискового образа потребности и соотнесение его с имеющейся в памяти информацией - поиск недостающей информации во внешней среде (при необходимости) - создание нооинформации (при необходимости) - анализ полученной из внешней и внутренней среды информации - осуществление деятельности по удовлетворению потребности.

Процесс удовлетворения информационной потребности существенно отличается от удовлетворения других видов потребностей человека. В процессе их удовлетворения объект потребления, т.е. информация, не только не уничтожается, а наоборот, на ее основе формируются новые информационные массивы, предназначенные для потребления. В этом принципиальное отличие информации как ресурса от других, созданных природой и человеком невосполняемых ресурсов. Вместе с тем «потребление информации (т. е. ее восприятие и осознание) сопровождается полной потерей ею своего значения (потребительной стоимости) для данного потребителя в данный момент» [77, с, 2].

Информационные потребности обладают еще одной существенной особенностью по сравнению с остальными. Как мы уже отмечали, информационная потребность сопровождает реализацию любой другой потребности, поскольку достижение всякой цели связано с потреблением информации. «Информационные ресурсы участвуют в удовлетворении материальных, духовных и трудовых потребностей, в которые информация входит как один из непременных компонентов» [261, с. 4]. Информационные потребности пронизывают все стороны жизни, без их удовлетворения невозможно существование человека ни как биологического организма, ни как члена социума, невозможна ни его профессиональная деятельность, ни обыденная повседневная жизнь, т.е. информационные потребности являются обязательным компонентом всех видов потребностей человека и соответственно всех видов деятельности по их удовлетворению. В отличие от ряда материальных и духовных потребностей человек не может заменить информационную потребность другой, ее можно или удовлетворить, или не удовлетворить. Неудовлетворение информационных социальных потребностей ведет к стагнации общества, регрессу в его развитии, исчезновению социальных потребностей и в конечном итоге сведению потребностей индивидуума только к витальным биологическим потребностям. Невозможность удовлетворить витальные информационные биологические потребности вызывает смерть организма. Поэтому информационные потребности, являясь частью витальных биологических потребностей организма, и выступают в качестве витальных для социума. В этом проявляется диалектическая взаимосвязь между биологическими и социальными потребностями.

Таким образом, основываясь на вышеизложенном, информационную потребность можно определить как осознанную нужду в сведениях, данных, понятиях, необходимых для удовлетворения материальных и духовных потребностей индивидуума. Понятия «потребность в библиотечно-библиографических ресурсах», «потребность в документах», «потребность в чтении» не являются синонимами понятия «информационная потребность» и могут рассматриваться только в качестве его составных частей, отражающих определенные этапы удовлетворения информационных потребностей.

 

к оглавлению 

 

1.2. Нооинформация и документ как основа функционирования библиотеки

 

Информация как понятие (от лат. informare – изображать, составлять понятие о чем-либо) трактуется представителями разных наук и школ неоднозначно. Проблеме изучения информации, ее свойств и особенностей посвящено немало научных публикаций, информация является объектом и предметом изучения ряда наук, среди которых философия, социология, биология, физиология, генетика, психология, физика, журналистика, информатика, документоведение, библиотековедение, библиография и др. Представители каждой науки трактуют информацию со своей точки зрения, изучают в ней только им интересные, специфические аспекты. Как образно высказался Д.И. Блюменау, «о феномене информации написаны ''Гималаи книг" ... Но ... если пропустить обзорные разделы этих книг и выйти на суть, то окажется, что у подавляющего большинства авторов свое понимание информации, иногда в чем-то пересекающееся, но нередко совсем несовпадающее. Получается, что каждый исповедует свою информацию...» [55, с. 11].

Важный вклад в разработку теоретических аспектов информации в системе дисциплин документно-коммуникационного профиля внесли А.И. Барсук, И.Е. Баренбаум, Э.К. Беспалова, Д.И. Блюменау, М.Г. Вохрышева, К.Б. Гельман-Винордов, Р.С. Гиляревский, Ю.С. Зубов, О.П. Коршунов, Ю.М. Лауфер, Е.А. Медведева, А.И. Михайлов, В.Д. Параджанов, Я.К. Ребене, Н.А. Сляднева, А.В. Соколов. Ю.Н. Столяров, К.В. Тараканов, А.И. Черный и др. Разные аспекты информации как социального и физиологического феномена изучали зарубежные специалисты, в том числе Арнтц [455], Бакленд [458], Беерд [456], Бергстром [457], Верзиг [491], Дретцке [467], Куррас [459-462], Ле Муан [473], Лейпольт [475], Мак Хейл [481], Стониер [486, 487], Фаррадейна [468], Фрёлих [469], Шира [484]. Подробный обзор основных точек зрения специалистов документно-коммуникационной сферы на информацию недавно проведен Д.И. Блюменау [55], Э. Куррас [193], Е А. Медведевой [225], Ю.Н. Столяровым [372], что избавляет нас от необходимости анализировать многочисленные трактовки термина «информация» и добавлять по этому поводу к «Гималаям» еще одну точку зрения. Основное внимание в данном разделе мы уделим рассмотрению механизма формирования и распространения нооинформации как биологического, психологического и социального феномена, лежащего в основе функционирования системы информационных коммуникаций в целом и библиотеки как элемента данной системы в частности.

Наиболее общее определение термина «информация» дано философами, которыми она определяется как «... отражение разнообразия в любых объектах и процессах живой и неживой природы» [413, с. 222]. Являясь неотъемлемым атрибутом всех материальных объектов, информация передается от одного из них к другому при помощи определенных сигналов, в качестве которых могут выступать атомная и молекулярная структуры, электромагнитные и упругие волны (например, оптическое излучение, звуковые волны), генетические коды и др.

Информация о человеке как представителе живой природы зафиксирована в его генах. Ген не просто отрезок молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты, это целая микросистема, сформировавшаяся исторически в результате жесткого контроля со стороны окружающей среды и внутренней среды организма. В генетических кодах зафиксирована информация, характеризующая человека как представителя отдельного биологического вида и передающая из поколения в поколение его наследственные признаки. В сущности генетическая память – это способность организма развиваться по предварительному «плану», по закодированной в организме программе. Объем генетической информации, каждый бит которой прошел тщательный эволюционный отбор, огромен. По данным известного американского ученого К. Сагана, исследовавшего эволюцию человеческого мозга, информация, заключенная только в одной-единственной хромосоме человека, равняется 20 миллиардам бит, что соответствует, по его подсчетам, 4 тысячам 500-страничных томов, т.е. «...последовательность ступенек лестницы ДНК по объему заключенной в ней информации сравнима с гигантской библиотекой» [319, с. 27].

Основной отличительной особенностью генетической информации является полное отсутствие у индивидуума возможности влиять на процесс се формирования, хранения и передачи. В отличие от информации, формируемой в мозгу человека, генетическая информация хранится надежно, т.е. не стирается из памяти в процессе жизнедеятельности и не исчезает бесследно вместе с биологической смертью человека, а передается его потомкам. Данный механизм обеспечивает надежное распространение информации в пространстве и времени и не нуждается в дополнительных искусственных способах ее фиксации и распространения.

Основное внимание в своей работе мы уделим информации, фиксируемой в человеческом мозгу, способам ее хранения и распространения. Человек как представитель биологического вида и член социума для осуществления деятельности по удовлетворению своих потребностей постоянно нуждается в информации, которая поступает к нему из внешней и внутренней среды (рис. i.2). Информация о текущем внутреннем состоянии организма, поступающая в мозг, воспринимается рецепторами внутренних органов и в дальнейшем формируется в виде чувств жажды, голода, боли и других, что заставляет человека искать способ удовлетворения соответствующих потребностей посредством взаимодействия с внешней средой. Благодаря зрению, слуху, обонянию, осязанию и другим чувствам человек воспринимает информацию об окружающей его действительности. Является ли эта информация полной? Нет. Органы чувств человека воспринимают информацию только в заданном природой диапазоне и по своим параметрам иногда во многом уступают аналогам у других биологических видов. Каждый человек также обладает индивидуальными психофизиологическими особенностями, связанными с восприятием информации. Кроме того, в зависимости от индивидуальной системы ценностей человек сознательно может оградить себя от информации, содержание которой не представляет для него значимости или может нанести вред его организму (например, отказаться от общения с определенным индивидуумом, просмотра телепередачи и др ). Тем не менее, несмотря на объективные и субъективные ограничения в процессе жизнедеятельности, каждый человек воспринимает огромный поток информации, поступающей по различным сенсорным каналам.

Полученные органами чувств сигналы передаются в мозг – самое совершенное создание природы и эволюции живого, где осуществляются их обработка, хранение и воспроизведение. При небольшом объеме –i,5 куб дм, массе - i,5 кг, мизерной суммарной мощности расходуемой энергии - 2,5-25 Вт и малой скорости переработки информации - до 5000 бит/с он обладает очень высокой плотностью упаковки информации - около 10 млрд. бит на кубический сантиметр [131, с. 52; 319, с. 52-55]. Это позволяет человеческому мозгу выступать в качестве уникальной информационной системы, многократно превосходящей свои естественные и искусственные аналоги.

 

 

 

 

 

Рис 1. 2 Механизм формирования и распространения нооинформации

 

Информация поступает в мозг одновременно по нескольким сенсорным каналам. При средней скорости ее переработки мозгом примерно по 100 бит в секунду за 60 лет мозг обрабатывает до 200 миллиардов бит зрительной и всякой иной информации [319, с. 53]. Поступившая из внешнего мира одна и та же информация воспринимается каждым человеком по-разному. При помощи регуляционных механизмов памяти мозг мгновенно решает, что важно, а что менее важно. Еще до фиксации мозгом поступившей информации происходит оценка ее значимости в зависимости от новизны и эмоциогенности. Биологический смысл наличия подобного механизма представляется целесообразным, так как не вся новая информация несет в себе значимость, и нет смысла ее сохранять уже на пороге считывания [319, с 89]. Таким образом, происходит селекция информации уже на этапе восприятия.

Одной из основных загадок природы в данной области является способ фиксации следа информации в мозгу человека. Проблема сводится к выявлению механизмов сохранения мозгом следов прежних раздражителей. Она прошла эволюцию от представлений древнегреческого философа Платона о том, что сведения о прошедших событиях сохраняются в мозгу подобно отпечаткам на «восковых дощечках», до современных концепций, рассматривающих значение для памяти связей нервных клеток, нейрональных ассоциаций и роль белковых молекул для обеспечения этих связей. На взгляд известного специалиста в области физиологии Р Ю Ильюченка, « самой убедительной гипотезой фиксации следа памяти является та, которая видит эту фиксацию в проторении нервного пути, по которому шли нервные импульсы при запоминании, т е в создании после прохождения нервного импульса пути, облегченного для повторной циркуляции сигнала» [131, с 47]..

Благодаря способности использовать бесчисленные нервные связи, в зависимости от поставленной задачи и сути поступающей информации мозг, как предполагают ученые, может перерабатывать и сохранять практически неограниченное ее количество Однако из возможностей, которыми обладает наш мозг, ежедневно используется не более 10% [262, с 32], что позволяет сделать вывод о наличии большого запаса невостребованных нейронов. Психологи считают, что « именно сохраненное разнообразие нейронов "запаса" и определяет разнообразие потребностей человека и постоянное стремление к самореализации, т е наиболее полному использованию нейронов "запаса". Это осуществляется как накопление все новых знаний и решение все большего числа разнообразных проблем, уже не имеющих прямого отношения к биологическому выживанию индивида» [136, с 208].

Память считается самым фундаментальным свойством мозга. Термин «память» в разных областях науки имеет весьма широкий диапазон значений, однако большинство исследователей единодушны во мнении, что память – это мыслительный процесс, включающий запись, хранение и извлечение информации. Психологи определяют память как психическую информацию [136, с 193]. Они выделяют разные виды памяти. Так, известный американский психолог Даниэль Лапп убеждена, что «память определяется работой всего мозга, но в первую очередь – это биологический феномен, обусловленный деятельностью органов чувств», поэтому, по ее мнению, «существует несколько видов памяти визуальная, вербальная, обонятельная, осязательная, кинестатическая и т.д.» [198, с 20]. Некоторые ученые, исследовавшие память, склонны « говорить о существовании двух памятей, одна из которых содержит опыт индивидуального соотношения организма со средой, а другая – опыт соотношения с членами популяции. У человека же можно выделить и третью память -индивидуально усвоенный опыт соотношения человечества в целом с природой» [136, с 208]. Болгарские ученые Н Николов и Г Нешев пришли к выводу, что для организма биологически выгодно обладать различными типами памяти генетической, индивидуально приобретенной, иммунной, моторной, эмоциональной, образной, словесно-логической и др [262, с 28-30].

Основным общепризнанным критерием классификации памяти является время хранения информации. В зависимости от данного критерия некоторые ученые выделяют три вида памяти, называя в качестве одной из них непосредственную (сенсорную) память. При этом ее рассматривают как отпечаток полученной информации, поступающей через наши органы чувств В ней одно впечатление мгновенно сменяется следующим со скоростью 0,i-0,5 секунды [198, с 21, 262, с. 27]. Большинство же исследователей выделяют всего два вида памяти: кратковременную и долговременную. Кратковременная память – это оперативная (рабочая) память. Психологи пришли к выводу, что объем кратковременной памяти равен семи элементам плюс-минус два независимо от состава, будь то цифры, буквы, бессмысленные слоги или слова, которые удерживаются в памяти в течение максимум 30 секунд. Без оперативной памяти многие привычные действия совершались бы гораздо медленнее, ибо завалы старой информации затрудняли бы движение сигналов, идущих в мозг и из мозга. Кратковременная память дает возможность выбросить из сознания информацию, которая использована и стала ненужной. Долговременная память стабильна и хранит информацию в течение многих дней, а иногда и всю жизнь. К.В Анохин, длительное время занимающийся изучением механизмов памяти, пришел к выводу, что «понятие долговременной памяти постоянно трансформировалось из достаточно условного обозначения относительной продолжительности явления в компонент биологической концепции, связывающей обучение и опыт с морфогенезом и развитием» [25, с. 262].

Если объем кратковременной памяти мал, то объем всего, что хранится в долговременной памяти, необычайно велик, хотя его параметры точно не известны. По различным оценкам, объем человеческой памяти равен примерно 10 млрд. знаков и может достигать до 10 бит [262, с. 18, 38]. Если исходить из того, что одна средняя книга объемом в 10 условных печатных листов содержит 432000 знаков, или 3456000 бит, то мозг человека может хранить информацию, равную по объему от 23 тыс. до 300 трил. книг. Минимальное значение данного показателя в два раза превышает объем фонда средней публичной библиотеки Беларуси, а максимальное равняется 3 млн. крупных библиотек (если за единицу принять 100-миллионный фонд крупнейшей библиотеки мира – Национальной библиотеки США).

Даниэль Лапп считает, что « ...память является не даром, а, скорее, искусством – умением применять нужные методики в разных контекстах. Каждый помнит "абсолютно все" на свой лад. Поскольку память субъективна, каждый избирательно запоминает то, что интересует именно его» [198, с. 36]. Исследования доказывают, что человеческие воспоминания к тому же постоянно меняются, трансформируются и искажаются. Всякий раз, когда человек вспоминает что-то, он изменяет след в памяти, добавляя к нему какую-то новую ассоциацию или частично стирая его без последующего восстановления. В последние годы все большее признание получает идея о том, что субъективный опыт возникает за счет сопоставления имевшей ранее информации с новой, отражающей изменения во внешней или внутренней среде.

Как считает А.М. Иваницкий, наиболее полно идея повторного входа развита в трудах Дж. Эдельмана, а созданная на ее основе теория сознания получила достаточно широкую известность. По мнению этого автора, в основе возникновения субъективных феноменов лежит механизм повторного входа возбуждения в те же нейронные группы после дополнительной обработки информации в других группах или поступления сигналов из внешней среды, причем обратные связи могут соединять как анатомически близкие, так и удаленные структуры. Этот повторный вход дает возможность сравнивать имеющиеся ранее сведения с изменениями, происходящими в течение одного цикла [126, с 212].

В соответствии с информационной теорией П.В.Симонова эмоции возникают как результат сопоставления имеющейся и необходимой для удовлетворения потребности информации [327]. Этим автором были описаны и структуры, отвечающие за интеграцию каждой из информационных посылок [326, с. 698]. Идея об информационном синтезе как мозговой основе субъективных переживаний была выдвинута А.М. Иваницким в результате исследований физиологических механизмов ощущений – одного из наиболее элементарных психологических проявлений [125, 127]. А.М. Иваницкий предполагает, «...что сигналы двух видов информации: наличной и извлекаемой из памяти - и составляют тот ключевой механизм, который лежит в основе ощущения как феномена уже не физиологического, а психологического уровня» [126, с. 211].

Результаты последних исследований в области физиологии позволяют утверждать, что в информационном синтезе участвует информация, исходящая из внешней среды, извлекаемая из памяти и поступающая от центров мотивации. Установлено также, что при мышлении происходит конвергенция корковых связей к определенным центрам, названным фокусом взаимодействия. Предполагается, что в фокусах взаимодействия осуществляются сопоставление и синтез проходящей по нервным связям информации, что и составляет психологический мониторинг протекающих изменений. Этот процесс осуществляется с периодом квантования приблизительно в 100-150 мс [126, с. 209-211].

Таким образом, информация, поступившая к человеку из внешней и внутренней среды, в результате сложнейших психофизиологических процессов, происходящих в мозгу, превращается в нооинформацию, т.е информацию, созданную человеком. Нооинформация представляет собой концептуально связанные сведения, данные, понятия, отраженные в сознании человека и меняющие его представления о действительности.

Основным свойством нооинформации является ее субъективность, которая основывается на многократном сознательном и бессознательном отборе. Селекция информации осуществляется как органами чувств на начальном этапе восприятия, так и в дальнейшем, при поступлении ее в мозг, в процессе обработки и хранения. В данном процессе участвуют как физиологические, так и психологические механизмы, посредством которых значимое для человека отделяется от незначимого. Эти биологические и психологические ограничения позволяют сделать вывод о том, что нооинформация является субъективным отражением объективного мира.

Являясь уникальной психофизиологической системой, человеческий мозг вместе с тем не в состоянии обеспечить хранение больших объемов информации, а также ее надежное распространение в пространстве и во времени. Не вся необходимая человеку информация хранится в памяти, значительная ее часть независимо от желания человека со временем забывается. В отличие от генетической информации, информация, приобретенная во время жизни индивидуума и закрепленная в его мозгу, не передается по наследству, а полностью исчезает вместе со смертью человека. Для ее возобновления в будущем могут понадобиться усилия нескольких десятков поколений потомков.

Самым простым способом обеспечения сохранности накопленной информации для дальнейшего использования выступает ее передача другому индивидууму при непосредственном общении. Такой способ передачи информации использовался человеком с момента его возникновения как биологического вида и значительное время был единственным. Однако возможности передачи информации очень ограничены. Подсчитано, что «устная традиция позволяет существовать социуму, не превышающему по своей численности 5-10 тыс. человек» [308, с 88]. В процессе передачи информации от одного индивидуума к другому, ее восприятия и запоминания неизбежно происходит искажение содержания информационного сообщения. Кроме того, как отдельный человек, так и группы людей, обладающие определенной информацией, не обезопашены от внезапной гибели. Это ведет к тому, что со временем содержание информации либо искажается, либо ее передача потомкам полностью прекращается.

Необходимость надежного хранения больших объемов информации и обеспечение ее независимости от биологических, а значит, не контролируемых человеком процессов привели к созданию искусственного средства распространения информации, которым стал документ. Термин «документ» имеет множество значений, и представителями разных сфер деятельности трактуется по-разному, однако все они согласны с тем, что это материальный носитель, на котором зафиксирована информация.

Общеизвестно, что материя существует в двух формах вещества и поля, поэтому и вещество, и поле в равной степени могут выступать в качестве материальной основы документа. Следовательно, в зависимости от материальной основы можно выделить два вида документов документ, материальной основой которого является вещество, и документ, материальной основой которого является поле.

Возможности каждого вида документов по распространению информации в пространстве и времени определяются особенностями материального носителя. Их диалектическое единство и взаимозависимость позволяют создавать широкий спектр документов, обеспечивающий распространение информации по разным направлениям. В зависимости от индивидуальных характеристик вещество может существовать относительно длительное время, а отдельные его формы – вечно, поэтому документ, материальной основой которого является вещество, может обеспечить практически неограниченное распространение информации во времени. Вместе с тем перемещение вещества в пространстве без дополнительных усилии невозможно Поле, наоборот, существует во времени мгновения, зато распространение отдельных его видов почти не ограничено пространственными рамками Это дает возможность документам, материальной основой которых является поле, осуществлять неограниченное распространение информации в пространстве (табл. i.i).

В качестве материальной основы первой группы документов могут выступать как естественные, так и искусственные материалы камень, металл, дерево, кожа, бумага, пластмасса и др. На их основе создаются такие виды документов, как книга, грампластинка, видеокассета, компакт-диск и др Возможность существования данных видов документов длительное время после их создания и потенциальная готовность к использованию в любое время позволили Ю.Н. Столярову назвать их диахронными [363 с 70 370, с 65].

В отличие от документов, материальной основой которых является вещество, документы, созданные на базе поля, не получили еще признания в современном документоведении и других науках, а предложения Ю.Н. Столярова о придании им равного статуса с диахронными документами вызывают острую критику оппонентов. Вместе с тем, как мы уже отмечали, поле наряду с веществом является одной из форм существования материи

Таблица i.i

Отличительные особенности синхронных и диахронных документов

Виды

документов

Материальная

основа

Распространение

в пространстве

Распространение

во времени

Диахронныи

 

Вещество

 

 

Ограничено. Без дополнительных

усилий невоз-можно

 

Ограничено физическими

характеристиками материальной основы. Для отде-льных видов прак-тически безгранично

Синхронный

 

 

 

 

 

Поле

 

 

 

 

 

Ограничено

временем

существования

материальной

основы.

Для отдельных видов практически безгранично.

Ограничено сеансом

производства,

передачи и восприятия

 

 

Из всех видов поля для передачи нооинформации наиболее часто используются такие его формы, как звуковые волны, радиоволны, оптическое излучение. Так как для поля отсутствует масса покоя, то документы, материальной основой которых выступает поле, существуют только в момент их создания, и их передача и восприятие осуществляются практически синхронно. Исходя из этой особенности, Ю.Н. Столяров предлагает называть их синхронными [363, с. 70, 370, с. 65). Включение в число документов объектов, материальным носителем которых выступает поле, позволяет ликвидировать разрыв между естественными и искусственными способами распространения информации и выстроить последовательную цепочку создания, хранения и распространения нооинформации.

Речь представляет собой высшую форму общения людей при помощи звука и является самым древним и до настоящего времени самым распространенным средством передачи информации в обществе. Но уже на начальных этапах развития человечества было очевидно, что быстрое развитие и накопление человеческих знаний невозможны только в рамках прямого общения между людьми, посредством простого запоминания и передачи полученных знаний от человека к человеку, от поколения к поколению. Возникла объективная потребность в таком способе фиксации информации, который обеспечил бы ее надежное хранение и распространение, создал базу для широкой преемственности в развитии. Без этого подавляющая масса добытых знаний обрекалась бы на бесследное исчезновение, и прогресс человечества был бы чрезвычайно затруднен.

Решение данной проблемы стало возможным благодаря созданию системы диахронных документов. Изначально появились рукописные документы, первыми из которых были наскальные рисунки и надписи. Они, в отличие от синхронных документов, могли осуществлять устойчивую передачу информации во времени. Но перемещение их в пространстве было невозможно. Этот недостаток был устранен в дальнейшем, когда в качестве материальных носителей стали использоваться керамические изделия, кожа, таблички из глины и других материалов (рис. i.3). Создание бумаги привело к возникновению диа-

 

 

Рис i.3. Распространение нооинформации при помощи основных видов диахронных документов

 

хронных документов самых различных форм, начиная от рукописей и заканчивая современными изданиями. Именно с тех пор система документных коммуникаций начинает обретать ту исторически книгоиздательскую форму существования, которая и теперь играет в нейведущую роль. Ведущую, но далеко не единственную. В последнее время появились и активно используются новые носители информации, которые в соответствии с законом отрицания отрицания все более активно вытесняют бумажные носители информации, как в прошлом бумага вытеснила своих предшественников.

При помощи современных технических средств человечество получило возможность многократно конвертировать документы, что позволяет обеспечить высокую оперативность и качество распространения и хранения информации. Так, игра актеров (синхронный документ) записывается на видеоленту и после монтажа превращается в кинофильм (диахронный документ), который впоследствии в виде телевизионного сообщения демонстрируется телезрителям (синхронный документ). Каждый телезритель, владеющий видеомагнитофоном и соответствующими навыками, в свою очередь может превратить данное сообщение в видеозапись (диахронный документ) и таким образом обеспечить его долговременное хранение. Для быстрой доставки пользователю, находящемуся в другом здании (городе, стране, континенте), статья из научного журнала (диахронный документ) сканируется и передается по электронной почте (синхронный документ) После приема сообщение может быть распечатано и, таким образом, снова приобрести форму диахронного документа, которая более предпочтительна для восприятия и обработки научного материала.

Исходя из вышеизложенного очевидно, что содержание понятия «документ» нуждается в уточнении. Считаем, в определении необходимо отразить, что информация на материальном носителе может быть зафиксирована не только искусственным (например, типографским), но и естественным способом (устная речь). Это позволит усилить базу для признания равенства разных видов документов независимо от их материальной основы и способа фиксации информации. Также требует уточнения в определении тот факт, что на материальном носителе фиксируется только нооинформация. Это поможет отделить документ, на котором информация фиксируется человеком, от других материальных носителей, информация на которых фиксируется природой. В определении также необходимо отразить цель создания и существования документа. Следовательно, документ можно определить как материальный носитель, на котором естественным либо искусственным способом зафиксирована нооинформация, предназначенная для передачи в пространстве и во времени.

Мысли человека, зафиксированные в документах, отчуждены от автора и продолжают существовать в дальнейшем уже независимо от его воли и желания, так как непосредственно не связаны с ним как биологическим организмом. Объем информации, который можно зафиксировать в документах, практически неограничен, а степень их надежности по распространению информации в пространстве и времени значительно превышает естественные возможности памяти современного человека.

Для достижения конечной цели существования документов – передачи информации другим индивидуумам – документы необходимо распространить в пространстве, чтобы они стали доступны нуждающимся в них пользователям. Для распространения синхронных документов человечеством созданы многочисленные технические средства (телефон, радио, телевидение, компьютерные сети и др), которые в основном при помощи электронных средств обеспечивают практически неограниченное (в рамках сферы влияния человека) распространение информации в пространстве. Создание же даже большого количества диахронных документов не гарантирует надежного распространения информации во времени. Их хаотическое распространение в пространстве в конечном итоге ведет к потере для общества самих документов и зафиксированной в них информации. Для обеспечения передачи информации во времени необходимо добиться надежного долговременного хранения документов. Так как хранение синхронных документов в принципе невозможно, то речь в данном случае может идти только о диахронных документах. Эффективная передача диахронных документов во времени возможна при их концентрации в определенных точках пространства. Для выполнения этой миссии человечеством созданы специальные социальные институты, которые все «генетически ... восходят к библиотеке...» [364, с. 3].

Создание библиотек связано с постоянным увеличением в обществе объема информации, необходимой человеку для реализации разных видов деятельности, а соответственно и ростом числа разных видов диахронных документов, в которых она отражалась. Создание библиотеки и ее существование – это один из ответов человечества, наряду с изобретением письма, бумаги, книги, телефона, радио, компьютера, на удовлетворение своих информационных потребностей. Следовательно, библиотека не является неотъемлемым атрибутом человечества. Она возникла относительно недавно, с появлением определенного количества диахронных документов, и будет существовать до тех пор, пока человечество для удовлетворения своих информационных потребностей будет нуждаться в диахронных документах.

Таким образом, к человеку по различным сенсорным каналам постоянно поступает огромное количество информации о состоянии его внешней и внутренней среды. Данная информация анализируется человеческим мозгом и превращается в нооинформацию, которая в отличие от генетической информации не передается по наследству и исчезает вместе со смертью человека. Для преодоления этого естественного препятствия, обеспечения преемственности и поступательного развития человечества обществом используется искусственное средство передачи информации – документ, в котором информация отчуждена от индивидуума, а возможности ее распространения в пространственно-временном континууме практически безграничны и контролируемы человеком. Сбор, хранение и предоставление пользователям диахронных документов осуществляются посредством библиотеки. Данный механизм создания и распространения информации обеспечивает сохранение человека как биологического вида и развитие цивилизации.

 

 

к оглавлению 

 

 

1.3. Социальная сущность библиотеки

 

Термин «библиотека» происходит от гр. «bibliotheke», где «biblion» означает книга, а «theke» - хранилище. Его содержание трактовалось представителями разных школ и эпох далеко не однозначно и менялось вместе с изменением представлений о месте и роли библиотеки в жизни общества. Несмотря на многочисленные исследования, библиотековеды так и не пришли к общему выводу о сущности библиотеки. В результате количество определений термина «библиотека» в конце XX – начале XXI в. не только не уменьшилось, а наоборот, увеличилось. Полисемия термина «библиотека» является объективной реальностью сегодняшней науки, что нашло свое отражение в последних выпусках энциклопедических изданий, которые определяют библиотеку, как правило, используя 3–4 дефиниции [59, с. 126; 408, с. 146].

Первоначально при определении библиотеки акцент делался на архитектурном аспекте, на идее сохранности книг, ведь слово «библиотека», как мы отмечали выше, означает книгохранилище. В разных языках данное слово наряду с другими значениями имеет и это, отражая, таким образом, «... самое древнее представление о сущности и социальном предназначении библиотеки» [374, с. 21]. Определение библиотеки как книгохранилища сохранилось вплоть до 30-х, а в отдельных случаях 50-х годов прошлого века.

С конца XVIII в. под библиотекой понимают также собрание книг. Впервые в русском библиотековедении данное понимание библиотеки, согласно исследованиям Ю.Н. Столярова, было зафиксировано в 1785 году [374, с. 22]. Благодаря таким видным ученым, как Н. Л. Лисовский, Н.А. Рубакин, А.А. Покровский, Л.Б. Хавкина, этот вывод получил широкое распространение и нашел отражение в словарях и энциклопедиях. Понимание библиотеки как «упорядоченного», «систематизированного собрания книг и других видов документов» сохранилось до наших дней и нашло отражение в ряде международных и национальных документов [312,394,463,470].

Вместе с тем, начиная с середины XX в., в профессиональном сознании на смену представлению о библиотеке как архитектурном сооружении и собрании книг стало приходить представление о библиотеке как учреждении. Такое понимание библиотеки нашло отражение в справочных, учебных и официальных изданиях. Однако тип данного учреждения и основные направления его деятельности определялись специалистами далеко не однозначно. Чаще всего библиотеку называли образовательным, просветительным, культурным, идеологическим учреждением или учреждением, сочетающим в себе одновременно несколько из вышеперечисленных направлений деятельности.

В 1950-е годы определяли библиотеку как просветительное учреждение [37]. О.С. Чубарьяну сфера деятельности библиотеки представлялась несколько шире, и он определил библиотеку как культурно-просветительное учреждение [434]. Но позже О.С. Чубарьян стал характеризовать библиотеку уже не только как культурно-просветительное, но и научно-вспомогательное учреждение [435]. В середине 1970-х годов он изменил свою позицию и стал называть библиотеку идеологическим и научно-информационным учреждением [436].

Авторы терминологического стандарта расширили формулировку О.С. Чубарьяна и определили библиотеку как идеологическое, культурно-просветительное и информационное учреждение [81, с. 2]. Это определение библиотеки получило широкое распространение и в уточненном виде было законодательно закреплено в положении «О библиотечном деле в СССР» и терминологическом словаре, где библиотека определялась уже как «...идеологическое, культурно-просветительное и научно-информационное учреждение...» [296, с. 10; 47, с. 21]. В данный период, т.е. в первой половине 1980-х годов, авторы энциклопедического словаря «Книговедение» отнесли библиотеку к учреждениям культуры, но тут же уточнили: «...которое выполняет идейно-воспитательную, образовательную, информационную, культурно-просветительную и др. задачи» [164, с. 56]. В середине 1990-х годов библиотеку определяли уже в первую очередь как информационное учреждение [394, с. 26]. Такое понимание библиотеки получило официальный статус и было зафиксировано в ряде юридических документов [238].

Однако определение библиотеки только как учреждения далеко не полностью охватывает все многообразие данного явления, потому что библиотекой называют также структурные подразделения учреждений, предприятий и организаций, личные собрания граждан. В конце XX ст. появились высказывания специалистов о том, что «библиотека как учреждение – это всего лишь частный случай библиотеки, причем количественно эта часть наименьшая» [373, с. 42]. Ведь библиотекой является не только отдельное учреждение, но «...и комплекс таких учреждений (централизованная библиотечная система), и его часть (например, пункт библиотечного обслуживания, библиобус), и личное собрание документов» [364, с. 3], и структурное подразделение организаций, предприятий, учреждений. Так, из примерно 12 тыс. библиотек Беларуси (без личных) самостоятельными учреждениями являются меньше 200. Таким статусом располагают только крупнейшие республиканские библиотеки (да и то не все), а также областные библиотеки и ЦБС. Основную массу библиотек республики составляют библиотеки школ, техникумов, вузов и других учебных заведений, библиотеки промышленных предприятий, организаций и учреждений, структурными подразделениями которых они являются.

Еще в конце 1960-х годов Ю.Н. Столяров пришел к выводу, получившему развитие в его дальнейших работах, о том, что библиотека – это система, состоящая из четырех взаимосвязанных элементов: библиотечного фонда, контингента абонентов, библиотечного персонала и материально-технической базы [357-360, 364]. Данная точка зрения получила широкое распространение и признание специалистов. Взгляды на библиотеку как систему нашли также отражение в вузовском учебнике, одним из авторов которого является В.В.Скворцов. Однако, если по Ю.Н. Столярову, «библиотека – это документно-коммуникационная система ... сущность которой состоит в обеспечении принципиальной возможности соединения (связи, коммуникации) между документом и пользователем» [373, с. 42], то В.В. Скворцов считает, что «...библиотека – это информационная система, предоставляющая в распоряжение общества сконцентрированные в ней информационные ресурсы» [145, с. 7]. В.И. Терешин как сторонник библиотечной педагогики доказывает, что «...любая библиотека – это педагогическая система...» [393, с. 22].

По мнению А.И. Остапова, являющегося сторонником когнитивного подхода, библиотека представляет собой «особый когнитивно-компенсаторный механизм (ККМ), обеспечивающий восполнение недостающих индивиду, группе и обществу знаний знаниями из библиотечной памяти» [286, с. 46].

Нет единства среди исследователей и в определении основного признака, характеризующего библиотеку. Ее сущность представители разных школ определяют через состав библиотечного фонда, способы и особенности его использования, библиотечные помещения, цели и задачи деятельности библиотек и др. ЮНЕСКО на протяжении уже более трех десятилетий библиотекой считается «...независимо от ее названия, любая организованная коллекция печатных книг и периодических изданий или любых других документов...» [312, с. 7; 489, с. 2].

Энциклопедический словарь «Книговедение» характеризует библиотеку как учреждение, которое «организует сбор, хранение, общественное использование произведений печати, а также др. носителей социальной информации...» [164, с. 56]. В положении «О библиотечном деле в СССР» и терминологическом словаре «Библиотечное дело», которые вышли практически в то же время, библиотека определялась как учреждение, организующее «...общественное пользование книгами, другими произведениями печати, рукописями, видеозаписями, звукозаписями и иными материалами...» [296, с. 10]. В отличие от предыдущего в этом определении отсутствует даже упоминание о функциях сбора и хранения, а основной акцент сделан на общественном пользовании книгами. Законом «О библиотечном деле в Республике Беларусь», принятом в 1995 году, определено, что библиотека «...осуществляет сбор, хранение и передачу материализированной информации для удовлетворения потребностей общества...» [2, с. 28]. В терминологическом словаре, изданном в 1995 году, библиотека определяется как «...учреждение, располагающее организованным фондом тиражированных документов и предоставляющее их во временное пользование физическим и юридическим лицам...» [394, с. 26]. Так же определяется библиотека и в законе Российской Федерации «О библиотечном деле» [264], и Модельном библиотечном кодексе СНГ [238]. В определениях, данных в словарях и законодательных документах, в качестве цели деятельности библиотеки выдвигается то «организация общественного пользования книгами», то «удовлетворение потребностей граждан», то «предоставление [документов.-Р.М.] во временное пользование». Такой же разнобой царит и в определении основного элемента библиотеки. Это то «носители социальной информации», то «книги и другие произведения печати», то «материализированная информация», то «тиражированные документы»,

Ю.Н. Столяров, последовательно отстаивающий свою точку зрения на библиотеку как 4-элементную систему, предложил определение, охватывающее все элементы библиотеки как системы, ее принадлежность и цель деятельности. По Ю.Н. Столярову, «библиотека есть принадлежащее обществу в целом, его части или отдельному члену обеспеченное материально-технически, упорядоченное множество документов, формируемое, хранимое и предоставляемое библиотекарем пользователям – физическим и юридическим лицам – с целью удовлетворения их информационных потребностей» [364, с. 3].

В последние десятилетия XX ст. ряд исследователей, в том числе М.И. Акилина [16, 18], Н.В. Жадько [112], С.В. Красовский [181], В.П. Леонов [205], Р.С. Мотульский [258], Е.Т. Селиверстова [320], А.В. Соколов [339], Ю.Н. Столяров [373], В.Р. Фирсов [414, 416] и другие, стали рассматривать библиотеку как социальный институт. Библиотека, являясь относительно устойчивой формой организации социальной жизни, обеспечивающей устойчивость связей и отношений в рамках общества [263, с. 660], с полным основанием может быть определена как социальный институт. Понятие «библиотека–социальный институт» подразумевает не отдельную библиотеку, а комплекс положений, реализуемых в бесчисленном множестве библиотек разных типов и видов, функционирующих в разных странах и в разное время, в том числе как в качестве отдельных учреждений, так и структурных подразделений предприятий, организаций и учреждений или личных собраний.

Как социальный институт библиотека создает возможности для членов общества удовлетворять свои информационные потребности через совокупность документов, накопленных в фондах, а также использовать для этих целей информационные ресурсы других библиотек и учреждений. При этом необходимо отметить, что информационные потребности пользователей могут носить самый разнообразный характер и касаться как разных сфер профессиональной деятельности (промышленного и сельскохозяйственного производства, здравоохранения, образования, культуры, искусства и др.), так и повседневной жизни (кулинарии, воспитания детей, хобби, отдыха и туризма и др.).

Предоставляя своим пользователям информацию, необходимую для осуществления разных видов деятельности, библиотека тем самым содействует развитию промышленного производства, росту материального благосостояния общества. Информационные ресурсы библиотек являются основой для развития философских, идеологических, религиозных, политических течений, с их помощью формируются и развиваются разные направления в культуре и искусстве. Предоставляя разнообразную информацию своим пользователям, библиотека регулирует действия членов общества в рамках сложившихся социальных отношений.

Кумулируя в своих фондах информацию обо всех достижениях человечества, библиотека обеспечивает поступательное развитие общества, является тем страховым поясом, который во время техногенных аварий и социальных потрясений позволяет обществу сохранить необходимый запас прочности и через определенное время восстановить производство, социальные отношения и выйти на новый уровень общественного развития. Таким образом, библиотека обеспечивает устойчивость общественной жизни.

Концентрация в библиотеке информационных ресурсов по разным направлениям и видам деятельности дает возможность человеку обращаться к ее услугам на протяжении всей жизни – во время учебы в школе и других учебных заведениях, в процессе профессиональной деятельности, повышения своей квалификации, получения новой профессии, воспитания и обучения детей, повседневной деятельности, в развитии и совершенствовании своих увлечений, отдыха и свободного времяпрепровождения. Содействуя этим видам деятельности, библиотека обеспечивает интеграцию стремлений, действий и интересов индивидов.

Располагая разными по направленности информационными ресурсами, библиотека в их числе содержит документы, хранящие эталоны ценностей общества, сформировавшихся на определенных этапах его развития. На базе информации, зафиксированной в таких документах, формируется система ценностей общества в целом и отдельной личности в частности, осуществляется социальный контроль.

Следовательно, библиотеке присущи основные функции, которые выполняет социальный институт:

– создание возможностей членам общества удовлетворять свои потребности и интересы;

– регулирование действий членов общества в рамках социальных отношений;

– обеспечение устойчивости общественной жизни;

– содействие интеграции стремлений, действий и интересов индивидов;

- осуществление социального контроля.

Деятельность любого социального института определяется набором правовых и социальных норм, сформированных в определенную легитимированную и санкционированную систему, интеграцией его в социально-политическую, идеологическую, ценностную структуру общества; наличием материальных средств и условий, обеспечивающих успешное выполнение нормативных предложений и социального контроля [263, с. 660]. Библиотека является одним из элементов общества и органически интегрирована в его социально-политическую, идеологическую, ценностную структуры. В результате многовекового взаимодействия общества и библиотеки узаконены нравственные и правовые основы ее деятельности, которые сформировались в легитимированную и санкционированную систему. В каждой стране такая система складывается в зависимости от особенностей политической системы, национальных традиций и норм и ряда других факторов.

Основу правовых норм, регламентирующих деятельность библиотек СССР, составляли решения правительства и постановления правящей тогда Коммунистической партии [318]. Центральное место в данной системе принадлежало положению «О библиотечном деле в СССР» [296]. Деятельность библиотек также регламентировалась системой стандартов, опубликованных как в виде самостоятельных изданий, так и в специальных сборниках [343]. Деятельность библиотек современной России базируется на правовых нормах, заложенных в федеральном законе «О библиотечном деле» [164] и раскрытых в ряде подзаконных актов, систематически публикуемых в продолжающемся издании «Библиотека и закон» [38].

Основу системы правовых и социальных норм, регламентирующих деятельность библиотек Беларуси, составляют закон Республики Беларусь «О библиотечном деле» [6], а также законы «О культуре» [4], «Об охране историко-культурного наследия» [i], «Об информатизации» [3] и др. На их основе формируется система подзаконных актов, наиболее значимые из которых собраны в специальных сборниках [54, 121]. В республике также начала складываться система национальных стандартов в области библиотечного дела [221-224, 241, 247, 249-259. 483).

Вышесказанное дает основание утверждать, что библиотека располагает всеми атрибутами социального института. Однако остается открытым вопрос о том, что это за социальный институт. Как считает Ю.Н.Столяров, «вся тысячелетняя история библиотек состоит из неудачных попыток вписаться в несвойственные им по сущности и по функциям социальные институты, причем каждый раз библиотековедам казалось, что место библиотеки в социальной системе ими наконец-то окончательно найдено» [374, с. 27-28].

Являясь активным сторонником книговедческой концепции развития библиотечного дела, А.Я.Черняк доказывает, что «...библиотека есть институт книжного дела...» [430, с. 21]. Ю.П. Мелентьева обосновала подход, согласно которому библиотека рассматривается как институт социализации личности [230, 231]. Однако эти точки зрения не получили поддержки, и сейчас, как считает Н.В. Жадько, «...в отечественном библиотековедении утвердились два подхода к рассмотрению сущности библиотеки как социального института, информационный и культурологический» [112, с. 58]. Сама же Н.В. Жадько, развивая положения, выдвинутые В Р.Фирсовым, рассматривавшим библиотеку с культуроведческих позиций, характеризует ее как социокультурный институт. Е.Т. Селиверстова, оставаясь в рамках предложенного А.В. Соколовым информационного подхода, считает, что библиотеки «...представляют собой самостоятельный институт, общественное назначение которого удовлетворение потребности в документах» [320, с. 29]. Данная позиция весьма близка позиции Ю. Н. Столярова, считающего библиотеку документно-коммуникационным институтом, а информационным институтом библиотека, по его мнению, является «лишь постольку, поскольку выполняет в нем коммуникационную роль» [373, с. 42].

Библиотека является одним из элементов системы создания и распространения информации в обществе, и как хранитель, и распространитель документов, посредник между документом и потребителем непосредственно участвует в процессе удовлетворения информационных потребностей и создания индивидом новой информации. Библиотека выступает также в роли коллективного автора, создавая библиографическую, аналитическую, реферативную и другие виды информации, которые впоследствии оформляются в такие виды документов, как каталоги, картотеки, электронные базы данных, самостоятельные издания – журналы, сборники, монографии, что позволяет с полным основанием классифицировать библиотеку как информационный социальный институт.

Если же под культурой понимать «совокупность достижений человечества в производственном, общественном и умственном отношении» [280, с. 252], т.е все, что создано человеком, то информация, хранящаяся в библиотеке и отражающая всю деятельность человечества, является отражением его культуры. Поэтому библиотека как результат деятельности человека и как хранитель информации о результатах его деятельности, несомненно, выступает культурным социальным институтом. При таком подходе применительно к библиотеке понятия «культура» и «информация» представляются синонимичными: культура – все, что создано человеком, а информация – отражение всего, что создано человеком. В связи с этим дискуссия о том, каким социальным институтом является библиотека – культурным или информационным, теряет свой смысл. Учитывая этот факт, а также исходя из того, что библиотека включена в разные подсистемы общества и непосредственно связана «...с обеспечением интересов социальной общности в целом» [263, с. 661], ее необходимо рассматривать как интегративный социальный институт, включающий информационные и культурные компоненты.

Как мы отметили в предыдущих разделах, основным предназначением библиотеки является удовлетворение информационных потребностей пользователей. Данная цель деятельности достигается посредством сбора и распространения в пространстве и времени документов. Содержание информации, в распространении которой посредством документов нуждается человечество, носит универсальный характер и касается разных сфер деятельности – науки, образования, техники, искусства и т.д. Материальные носители, на которых фиксируется информация, тоже могут иметь разные формы, которые постоянно видоизменяются и совершенствуются. Однако ни вид информации, ни внешняя форма документа не рассматриваются в качестве ограничения для включения в фонд библиотеки. Это позволяет библиотеке как социальному институту с древних времен собирать различные по форме и содержанию документы и на их основании удовлетворять информационные потребности, связанные с развитием науки, образования, промышленности, культуры, обогащением духовных и эстетических ценностей личности и социума.

Так как любой из документов потенциально сегодня или в будущем может быть востребован кем-то из пользователей, то библиотека как социальный институт всемирного масштаба Должна хранить как минимум один экземпляр всех документов независимо от места и времени их производства. Поэтому ее основными задачами выступают наиболее полное собирание и наиболее длительное хранение документов независимо от их содержания и формы и обеспечение свободного доступа пользователей к имеющимся документным ресурсам для удовлетворения их информационных потребностей. Из-за большого и все возрастающего количества документов собрать их в рамках одного учреждения до сих пор не представляется возможным. С появлением новых технических средств, позволяющих создавать электронные документы и конвертировать ранее созданные документы на других носителях в электронную форму и при помощи электронных сетей объединять информационный потенциал многих библиотек, обеспечивая при этом беспрепятственный доступ к ним пользователей с разных точек пространства, проблема глобальной общемировой библиотеки перестала казаться столь фантастичной, но практическая реализация такой цели пока что дело будущего.

Сбор документов неразрывно связан с критериями и механизмом их отбора из общего потока. В ноосфере происходит постоянная объективная и субъективная селекция информации на всех этапах ее создания, хранения и восприятия, а селективность является основным свойством естественных и искусственных информационных систем, в том числе библиотек. Алгоритм селекции информации можно представить следующим образом объективная генетически заданная селекция информации органами чувств – субъективная селекция информации в зависимости от индивидуальной ценностной системы личности - объективная селекция информации в мозгу в процессе восприятия и запоминания – субъективная селекция информации для фиксации в документах – объективная и субъективная селекция документов при создании документных массивов, в том числе библиотечных фондов и БД о документах – объективная и субъективная селекция документов при отборе из фонда для удовлетворения информационной потребности.

Основным критерием отбора документов в библиотечный фонд выступает их социальная значимость, которая определяется как содержанием, так и формой документа. Значимость одной и той же информации может по-разному оцениваться автором и пользователем, совокупностью пользователей, так как информация, зафиксированная в документе, отражает точку зрения автора как индивидуума с определенными идеологическими, нравственными, эстетическими и иными взглядами на жизнь. Даже во время создания документа зафиксированная в нем информация может уже не представлять интереса для большинства предполагаемых автором пользователей или, наоборот, соответствовать потребностям значительной части общества. Со временем ее значимость для социума может возрастать или уменьшаться. Так как человек в состоянии оценить значимость информации только субъективно, то бесполезная либо вредная информация с точки зрения одного индивидуума, группы или общества в целом может оказаться весьма полезной для иных пользователей, находящихся в других условиях, другом обществе или другом временном измерении.

К форме документов библиотека в большинстве случаев относится прагматически. Однако в отдельных документах, особенно в произведениях печати по искусству, редких и старопечатных книгах и рукописях, форма может выступать в качестве определяющей и заключать в себе более важную информацию, чем содержание. В качестве критерия значимости в данном случае выступают материальный носитель, из которого изготовлен документ, его тираж, формат, полиграфическое оформление, например шрифт, химический состав красок и пр.

Таким образом, библиотека позволяет сконцентрировать в одной точке пространства дискретную информацию, зафиксированную на различных видах диахронных документов, созданных в разных местах, в разное время и разными авторами, что намного увеличило потенциальные возможности человечества по передаче информации не только современникам, но и потомкам. Так как основной причиной возникновения библиотеки и ее существования на протяжении тысячелетий являются потребности человечества в информации, то удовлетворение этих потребностей выступает в качестве смысла, цели деятельности библиотеки как социального института. Обязательным условием существования любого социального института является формирование потребностей более высокого уровня на базе удовлетворенных. Формирование библиотекой у своих посетителей новых информационных потребностей ведет к постоянному духовному развитию пользователей и служит предпосылкой для постоянного увеличения спроса на услуги библиотек, а значит, укрепления ее позиций на рынке информации и досуга.

Исходя из вышеизложенного, мы предлагаем рассматривать библиотеку как интегративный социальный институт, осуществляющий сбор, хранение и распространение в пространственно-временном континууме социально значимых документов с целью удовлетворения и формирования информационных потребностей пользователей. Суть же библиотечной профессии заключается в отборе из общего потока социально значимых документов, создании их поисковых образов и обеспечении долговременного хранения и эффективного использования.

В XX ст. появились предложения вместо термина «библиотека» или параллельно с ним ввести в профессиональный оборот такие термины, как «документотека», «медиотека», «информотека», «виртуальная библиотека» и др. Получили также распространение термины «фонотека», «видеотека», «артотека», «графотека». Их появление, как правило, хронологически связано с активизацией использования определенных видов документов, технических средств или уточнением задач библиотек, которые, по мнению авторов предложений, должен выполнять новый институт.

В конце 1980-х годов В И. Грачев и Д.И. Рудич предложили для библиотеки новое название - «информотека» [82]. Данное предложение вызвало дискуссию на страницах профессиональной печати [362, 386, 391, 431], но не нашло поддержки среди специалистов. В зарубежной теории и практике последних десятилетий получил распространение термин «медиотека». Анализ публикаций создателей медиотек [60], специалистов, изучавших их деятельность [299, 452], а также непосредственное исследование особенностей функционирования некоторых медиотек [240] позволяют сделать вывод о том, что они не осуществляют ни одного вида деятельности, не характерного для библиотек, и не имеют принципиальных от них отличий. Состав их фондов и направления деятельности позволяют с полной уверенностью утверждать, что медиотекой из рекламных либо иных маркетинговых соображений называют лучшие современные библиотеки, которые собирают различные по форме документы и представляют их пользователям на более высоком сервисном уровне.

В последние десятилетия XX в. широкое распространение получили также такие термины, как «фонотека», «видеотека», «артотека», которыми обозначают учреждения, специализирующиеся на сборе, хранении и использовании соответственно аудио- и видеодокументов, произведений изобразительного искусства Как правило, они являются структурными подразделениями библиотек или других учреждений, и их необходимо рассматривать как один из видов библиотек.

В специальной литературе последних лет также активно обсуждаются такие термины, как «цифровая библиотека», «электронная библиотека», «компьютерная библиотека», «гибридная библиотека». Наибольшее распространение получил термин «виртуальная библиотека» По отношению к данному термину мнения библиотечной общественности разделились на диаметрально противоположные. М. Бодике [57], Е.Ю.Гениева [75], Т.Ф. Каратыгина [141], Т.М. Кузьмишина [192], В.К. Степанов [348-354] и другие [67, 190, 197] выступают активными сторонниками включения в профессиональную лексику и практическую деятельность термина «виртуальная библиотека». Вместе с тем часть специалистов, в том числе Л.И. Алешин [22], Ю.Н. Столяров [361-362, 365], Э.Р. Сукиасян [378], считают, что это надуманная проблема и выступают с резкой критикой виртуального подхода к библиотеке.

Необходимость перехода к виртуальной библиотеке В.К. Степанов видит в том, что в новой информационной среде изменились условия деятельности библиотеки как общественного института, «...библиотеки перестают быть единственными фондодержателями, теряют монополию на владение информацией в систематизированном виде». Поэтому он считает, что «главная задача текущего момента состоит ... в осознании существующих реалий и переориентации всей науки, практики и образования на решение прежде всего технологических проблем и максимальное использование новых возможностей» [354, с. 27].

Данная задача действительно является актуальной, но для этого вовсе нет необходимости вводить новые термины и представлять использование новых технологий как открытие принципиально нового социального института. Анализ публикаций, посвященных виртуальным библиотекам, показывает, что большинство авторов, говоря о виртуальной библиотеке, виртуальном документе, виртуальных ресурсах, чаще всего связывают эти понятия с использованием территориально разобщенных информационных ресурсов в режиме удаленного доступа при помощи компьютерных сетей, особенно интернет. Как правильно отмечает Л.И. Алешин, «... именно обращение в интерактивном режиме (on-line) к распределенным в пространстве информационным ресурсам, каковыми являются сетевые информационные ресурсы, создает у пользователя иллюзию, что он в считанные минуты получает информацию "ниоткуда". Это и порождает представление о существовании виртуальной библиотеки» [22, с. 42]

Именно ирреальность существования виртуальной библиотеки является основным объектом критики. Вместе с тем необходимо отметить, что то, что предлагают понимать В.К. Степанов и другие специалисты под виртуальной библиотекой, вовсе не иллюзорно, а вполне материально Поэтому никак нельзя согласиться с мнением Е.Ю. Гениевой, понимающей под виртуальной библиотеку, «не имеющую какого-то определенного места в пространстве» [75, с. 3]. Для электронных документов это место также определено, как и для традиционных: если для книг - это полки в фондохранилище, то для электронных баз и банков данных - это серверы, которые вполне материальны и находятся по конкретному адресу. Да, они рассредоточены в пространстве, но это обычная для библиотек практика работы и при традиционных технологиях. Ведь от того, что часть зданий РГБ находится в центре Москвы, а ее филиал в Химках, она не стала виртуальной. Не стали виртуальными и НББ и РНТБ потому, что их структурные подразделения, в том числе фондохранилища, расположены в разных местах города Минска. Несмотря на то, что Национальная библиотека ФРГ оснащена высокотехнологичным оборудованием и территориально находится в трех городах – Берлине, Лейпциге и Франкфурте-на-Майне, расположенных на расстоянии сотен километров друг от друга, она тоже не претендует на статус виртуальной.

Сторонники электронных или цифровых библиотек более прагматичны. Так, ведущий специалист в данной области А.И.Вислый под электронной библиотекой предлагает понимать «...собрание оцифрованных полных текстов уже существующих и выпущенных в свет книг», оставив пока в стороне «...оцифрованные звукозаписи, фильмы и прочие...» [66, с. 299]. Приняв такой подход за основу, практики вместе с тем предлагают значительно расширить сферу деятельности электронных библиотек. Так, М.А. Аветисов, формируя цели деятельности ЦНСХБ, предполагает, что «репертуар» электронной библиотеки, как минимум, должен включать, кроме электронных каталогов и реферативной информации, энциклопедическую информацию, справочники по отдельным вопросам науки и практики, всевозможные тематические указатели, биобиблиографические справочники с указанием проблематики и направления работ крупных ученых, сведения о научных учреждениях, учебных заведениях, опытных станциях, производственных организациях и т.п., полные тексты наиболее важных материалов, полные тексты фундаментальных трудов из редкого фонда, информационные материалы, обеспечивающие уточнение поиска [11, с. 307–308]. Как подтверждает практика, именно в таком направлении развиваются современные библиотеки [85, 138, 198, 346]. По мнению А.И. Вислого, общее количество оцифрованных полных текстов книг включает 40 тысяч наименований [66, с. 299]; только в одной библиотеке РАН содержится около 1000 электронных научных журналов и почти 500 тысяч статей [78, с. 304-305].

Несмотря на разность подходов, сторонники электронных библиотек не отделяют их от традиционных. Большинство специалистов склонны рассматривать электронные библиотеки как часть реально существующих сейчас библиотек и возложить на них, в первую очередь, ответственность « .за решение задач по отбору полных текстов книг из Интернет, переписыванию их на свои серверы, организацию вечного хранения и обеспечение доступа читателей», настаивая на том, что « .. нельзя допустить ситуацию, когда этим будет заниматься организация не из библиотечного мира» [66, с 3011.

Появление гибридных библиотек их сторонники рассматривают как компромисс между необходимостью оперативно и качественно удовлетворять информационные потребности и дороговизной применения для этих целей современных информационных технологий. Под гибридной библиотекой понимается библиотека, «...имеющая в своем фонде документы на различных носителях (печатные документы, микрофиши, электронные документы и др.), расположенная в разных местах (в месте своего расположения, на удаленных серверах, на национальных и групповых серверах) и предлагающая своим пользователям интегрированный доступ ко всему собранному сразу, а не по 70 частям» [31, с. 231-232]. В дискуссии по поводу термина «гибридная библиотека» Я.Л. Шрайберг иронично заметил, что «этот термин, видимо, появился от испуга перед нарастающим потоком электронной информации, так как логически объяснить изменение или появление нового типа библиотек только из-за того, что часть фонда оказывается в электронном виде, невозможно» [447, с. 23–24].

Как свидетельствует многовековая история, библиотеки всегда собирали те документы, которые продуцировало общество на определенном этапе своего развития и в которых нуждалось для удовлетворения своих потребностей. В древнем государстве Шумере это были глиняные таблички и свитки, в среднее века в разных государствах – рукописные книги, несколько позже – произведения печати, сейчас пришел черед электронных документов.

В своей деятельности библиотеки всегда использовали и используют те технологические возможности и технические средства, которые предоставляет им общество вместо гусиного пера стало использоваться стальное, затем – пишущая машинка, которую сейчас вытесняет компьютер. Отказавшись от рукописных, библиотеки в свое время перешли на печатные каталожные карточки, а сейчас традиционные каталоги вытесняются электронными, что является естественным результатом эволюционного развития. Для доставки документов пользователям библиотеки всегда обращались к услугам почты. Материалы, заказанные по МБА, доставлялись почтовыми каретами. потом их сменили почтовые железнодорожные вагоны, автомобильные фургоны, самолеты. Сейчас наиболее оперативным и дешевым способом доставки документов является электронная почта. Следовательно, доступ к удаленным базам данных в режиме on-line и при помощи интернет – это всего лишь новое средство в решении старых задач.

С библиотековедческой точки зрения совершенно необоснованными кажутся утверждения о том, что «благодаря Интернет информационные компании способны доставлять электронные продукты непосредственно на компьютер клиента без помощи каких-либо посредников», и в связи с этим роль библиотек в удовлетворении информационных потребностей снижается [353, с 251]. Ведь именно появление большого количества документов явилось причиной возникновения библиотеки, и «информационные фирмы» - это не что иное, как библиотеки, в рекламных целях сменившие свое название и предоставляющие услуги за плату. Увеличение количества документов, особенно электронных, и внедрение современных информационных технологий только повышают общественную значимость библиотек. Не случайно Д.X. Биллингтон, директор крупнейшей в мире библиотеки – Библиотеки Конгресса США, оснащенной развитыми компьютерными технологиями, опасается, « что вся эта разнородная, непроверенная, постоянно меняющаяся информация, которую мы получаем по системе Интернет, может "затопить" знания и отбросить нас назад. Сам поток несистематизированной информации делает более важной, чем когда-либо, роль библиотеки в сортировке и распространении информации» [цит по 192, с 46].

Таким образом, для обозначения социального института, осуществляющего сбор и распространение в пространстве и во времени социально значимых документов с целью удовлетворения информационных потребностей пользователей, применялись различные термины. Наиболее устоявшимся среди них является термин «библиотека». Термины «фонотека», «видеотека», «артотека» и другие обозначают учреждения, являющиеся частным случаем библиотеки либо ее структурными подразделениями по работе с определенными видами документов. Термины «медиатека», «виртуальная библиотека», «цифровая библиотека», «электронная библиотека», «гибридная библиотека» обозначают современные библиотеки, активно использующие в своей деятельности электронные документы и современные информационные технологии для их хранения, доставки и использования Их употребление связано с неточным пониманием сущности библиотеки и ее тысячелетней истории, стремлением подменить социальное назначение краткосрочной рекламной целью и маркетинговыми интересами.

Удовлетворение биологических и социальных потребностей человека, создание материальных и духовных ценностей, обеспечивающих его выживание и развитие как биологического вида и члена социума, реализуются посредством разных видов деятельности, ведущих к возникновению информационных потребностей. Чем более сложный вид деятельности осуществляет человек, тем больше информации ему необходимо.

К человеку по различным сенсорным каналам постоянно поступает большое количество информации о состоянии внешней и внутренней среды. Данная информация анализируется человеческим мозгом и превращается в нооинформацию, которая в отличие от генетической информации не передается по наследству, а исчезает вместе со смертью человека.

Для преодоления этого естественного препятствия обществом используется искусственное средство передачи информации - диахронный документ Это материальный носитель, на котором человеком искусственным способом зафиксирована информация, предназначенная для передачи в пространстве и времени В документе информация отчуждена от индивидуума, а возможности ее распространения в пространстве и времени относительно безграничны и контролируемы человеком

Для эффективного удовлетворения информационных потребностей недостаточно производства самих документов. Необходимо обеспечить их концентрацию в определенных точках пространства, хранение и предоставление пользователям в нужный момент. Эти функции в обществе выполняет библиотека, которая определяется нами как интегративный социальный институт, осуществляющий сбор, хранение и распространение в пространственно-временном континууме социально значимых документов с целью удовлетворения информационных потребностей пользователей. Библиотека (независимо от того, как ее будут называть) будет существовать до тех пор, пока у человечества не отпадет потребность в искусственных средствах хранения и передачи информации.

 

к оглавлению 

 

Глава 2

ПРИНЦИПЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БИБЛИОТЕК

 

2.1. Эволюция взглядов на принципы деятельности библиотек в XX - начале XXI ст.

 

Разработка основополагающих принципов деятельности библиотек, как и других учреждений социальной сферы, с первых лет советской власти и на всем протяжении ее существования связывалась с марксистско-ленинской идеологией и классовой борьбой пролетариата. Начало разработки В.И Лениным принципа партийности библиотечного дела ряд специалистов датируют 1905 годом и связывают с его статьей «Партийная организация и партийная литература» [40, 62, 209, 434, 437], где указано, что «издательства и склады, магазины и читальни, библиотеки и разные торговли книгами -все это должно стать партийным, подотчетным» [200, с 101].

Учение В.И.Ленина явилось методологической основой для разработки его последователями принципа партийности в деятельности библиотек Идея партийности применительно к библиотекам получила развитие в работах Н. К. Крупской. Руководствуясь ленинским принципом партийности, она разработала учение о библиотечной работе, рассматривая ее в качестве воспитательного процесса, определяющего идеологический характер советской библиотеки как библиотеки нового, социалистического типа. Н.К. Крупская требовала от библиотечной работы «отчетливо идеологического содержания» [185, с. 283], пропаганды коммунистических идей.

Однако в первые годы советской власти далеко не все «работники культурного фронта» были сторонниками таких идей. В некоторой мере это объясняется тем, что большевики пока еще не полностью контролировали деятельность всех организаций. Во многих культурно-просветительных учреждениях работали эсеры, меньшевики, «другие антисоветские и несознательные элементы», которые открыто заявляли, что культурно-просветительная деятельность должна носить внеклассовый характер, и противодействовали «большевизации» библиотек.

Наиболее четко антипартийные (антибольшевистские) позиции библиотековедов старой школы в первые годы советской власти выражала Л. Б. Хавкина. Основываясь на опыте работы зарубежных, в первую очередь американских библиотек, она последовательно обосновывала необходимость бережного отношения к свободе личности, принципы беспартийности и беспристрастности в деятельности библиотек. Л. Б. Хавкина считала, что политика оказывает отрицательное влияние на деятельность библиотеки, придает ей «тенденциозный и односторонний характер, превращает ее в орудие партийной борьбы, которой публичная библиотека по самой своей сущности должна быть чужда» [425, с 104].

Непосредственный вклад в разработку принципа коммунистической партийности в библиотечном деле внесли К. И. Абрамов, Ф. Я. Лиховид, Ю. Н. Столяров, О. С. Чубарьян и др. Ссылки на труды классиков марксизма-ленинизма и решения КПСС стали обязательным атрибутом научной, научно-методической и педагогической деятельности, и без них ни одна работа просто не выходила в свет. Изучение и применение принципа партийности особо активизировались во второй половине 1970 - начале 1980-х годов. В этот период вышли самостоятельные издания, подытоживающие достижения советского библиотековедения в области изучения принципа коммунистической партийности и определяющие задачи и особенности его применения в деятельности библиотек в период развитого социализма [204, 209, 367].

Среди публикаций выделяется работа Ю. Н. Столярова, который, развивая положения принципа партийности, с позиций библиотековедения того времени продолжал обоснование его как основополагающего принципа библиотековедения и библиотечного дела. Раскрывая содержание принципа партийности, он отмечал, что « конкретным выражением принципа коммунистической партийности являются качественный и количественный отбор и широкая пропаганда наиболее ценных в идейном, научном и художественном отношении источников информации» [367, с 12]. Вместе с тем в работе Ю. Н. Столярова впервые была предпринята попытка обоснования сущности деятельности библиотек в целом, безотносительно к какому-либо принципу, в том числе принципу коммунистической партийности. Им был предпринят довольно смелый для того времени гражданский, но логичный с научной точки зрения шаг – попытка анализа принципа партийности, в результате чего Ю. Н. Столяров пришел к выводу, что необходимо вести речь « о двух, по крайней мере, партийностях, отличающихся друг от друга по существу, – о партийности коммунистической и партийности буржуазной» [367, с 8], чем фактически легализировал право на некоммунистическую деятельность библиотек.

Научный подход к изучению библиотеки позволил Ю. Н. Столярову прийти к совершенно крамольному для того времени заключению – о существовании бесклассовости в ряде аспектов библиотечной науки и практики. «Многие библиотековедческие положения, – писал он, – являясь объективно истинными, признаются всеми классами» [367, с 57]. Это позволило ему аргументированно выступить в защиту О. П. Коршунова, приступившего в то время к разработке проблемы общей теории библиографии исключительно с научных, а не партийных позиций [178]. В результате таких «вольностей» Ю. Н. Столяров подвергся критике по всем направлениям сторонниками незыблемости и всеобъемлемости принципа коммунистической партийности.

С учетом требований данного принципа осуществлялась и подготовка специалистов. Положения принципа коммунистической партийности составляли основной раздел учебного курса по библиотековедению и оставались по своей сути неизменными во всех изданиях, подготовленных О. С. Чубарьяном [434-436], а позже К. И. Абрамовым и Н. С. Карташовым [40].

Внедрению принципа партийности в теоретические исследования и практическую деятельность способствовало хорошее информационное и методическое их обеспечение. Первое издание книги «Что писал и говорил Ленин о библиотеках», подготовленное Н.К.Крупской, вышло в 1929 году [189], она переиздавалась пять раз. На ее основе в 1960 году ГБЛ был составлен сборник «Ленин о библиотечном деле». Дальнейшую работу, связанную с выявлением и собиранием ленинских документов, продолжала проблемная комиссия по изучению ленинского наследия по вопросам библиотечного дела и библиографии в ГБЛ. Результатом ее работы явилось издание в 1969 году сборника «Ленин и библиотечное дело» [201], который был переиздан в 1977 году [202]. На его основе в 1983 году выпущено сокращенное издание на английском языке [474]. В 1987 году, уже в период перестройки, вышло последнее, третье издание сборника «В.И.Ленин и библиотечное дело». Это было самое полное собрание ленинских документов по вопросам библиотечного дела, оно включало более 500 ленинских документов, 250 из которых публиковались впервые [203]. В сборник также были объединены работы Н.К.Крупской о библиотечном деле [184]. Систематически обновлялся и переиздавался справочник «Руководящие материалы по библиотечному делу» [318].

Широкомасштабное внедрение принципа коммунистической партийности в деятельность библиотек началось с библиотек Красной Армии и постепенно распространилось по всей стране. С учетом его требований принимались партийные и государственные решения в области библиотечного дела, разрабатывались теоретические положения, практические рекомендации, велась подготовка специалистов. Принцип коммунистической партийности был характерен для всех сторон деятельности библиотек Советского Союза, но наиболее ярко проявился в теории и практике формирования фондов библиотек, систематизации и каталогизации, а также в руководстве чтением при обслуживании всех категорий читателей.

Реализация принципа партийности в области формирования фондов требовала от библиотекарей с пристрастием относиться к идеологическому содержанию приобретаемых и хранимых ими изданий. В 1920-30-е годы в соответствии с требованиями принципа партийности основное внимание библиотекарей было сконцентрировано на отборе в фонды библиотек книг из общественных библиотек дореволюционного периода и конфискованных личных коллекций. Книги, соответствующие требованиям партийности, оставлялись в фондах общественных библиотек для их дальнейшего использования, а из не прошедших идеологический отбор часть передавалась в спецхраны, остальные же подлежали уничтожению.

Со временем функция первичного отбора отошла на второй план, так как дореволюционные издания были уже отсортированы, доступ к иностранным сведен практически к нулю, а контроль за идеологическим содержанием издаваемых в стране книг был возложен на органы партийной цензуры, которая еще на этапе редакторской работы устраняла неугодные издания. В этот период перед библиотеками встала новая задача – «чистка» фондов от идеологически вредных изданий, включенных ранее в их фонды (по ошибке или недомыслию политически недостаточно грамотного библиотекаря), а также от изданий «врагов народа», «вредителей» и всевозможных «уклонистов», число которых по мере продвижения к идеалам коммунизма все увеличивалось.

В первые годы советской власти ряд видных специалистов в области библиотечного дела выступили против применения принципа партийности в формировании фондов библиотек. Так, А.А. Покровский подчеркнул необходимость строгой беспартийности в подборе и рекомендации книг [293]. Он вместе с Б.О. Боровичем, Е.Н. Медынским и другими специалистами считал, что фонды библиотек должны включать литературу, отражающую любые точки зрения, и ни одна книга не может быть отвергнута только потому, что ее направление не нравится библиотекарю. Однако их сопротивление было сломлено, и сторонники принципа партийности одержали полную победу.

Вместе с тем если в области формирования фондов массовых библиотек все вынуждены были согласиться с тем, что их фонды необходимо комплектовать только литературой, написанной с коммунистических позиций, то с фондами научных библиотек дело обстояло сложнее. Время от времени появлялись обоснованные утверждения специалистов о праве научных и специальных библиотек иметь в своих фондах хотя бы незначительную часть литературы, написанной с «методологически неверных позиций», но ценных с научной точки зрения. Эту позицию в разное время отстаивали К.Р. Симон, В. Олишев, Ю.В. Григорьев и др. [324, с. 146; 282, с. 41; 83, с. 16-17].

Наряду с тщательной идеологической фильтрацией фонды библиотек систематически пополнялись многоэкземплярными переизданиями трудов классиков марксизма-ленинизма, деятелей Коммунистической партии и Советского правительства, решениями и резолюциями КПСС, разнообразной общественно-политической литературой. Это вело к постепенному увеличению доли общественно-политической литературы в фондах библиотек, однако даже библиотекари, вооруженные «самой прогрессивной» теорией обслуживания читателей, при всех их усилиях не смогли обеспечить ее эффективного использования. Несмотря на все «погрешности» советской библиотечной статистики, обращаемость фондов библиотек была крайне низкой, и доля малоиспользованной литературы все увеличивалась.

Таким образом, в период коммунистического правления в массовом масштабе были возобновлены средневековые традиции инквизиции по отношению к книжным собраниям. К этому времени относятся и впервые примененные в мировой библиотечной практике массовые «чистки» фондов библиотек, аресты неугодных книг и их «заключение» в спецхраны.

Для обеспечения применения принципа партийности в деятельности библиотек и проверки библиотечных фондов в отношении идеологической чистоты использовались также каталоги, картотеки и библиографические пособия. С первых лет советской власти принцип партийности лег в основу теории и практики классификации книг.

Специалисты старой школы не соглашались с революционными утверждениями о том, что каталоги советских библиотек должны иметь «определенное политическое лицо», а классификация должна носить политический характер. Известные теоретики Б.С. Бондарский, Н.В. Здобнов, Н.Н. Орлов, Н.В. Русинов и другие считали, что десятичная классификация является средством организации фондов и не должна отражать какую-либо идеологию. Однако их мнения расходились с содержанием партийных лозунгов, и перед библиотековедением была поставлена задача разработать новые таблицы классификации, базирующиеся на принципах марксизма-ленинизма. Но в связи «...с большими трудностями методологического, теоретического и практического характера» [50, с. 129] создать новую классификацию, отвечающую коммунистическим требованиям, в короткий срок не удалось. Поэтому Главполитпросвет РСФСР в 1921 году вынужден был принять решение о применении во всех библиотеках в обязательном порядке Брюссельской международной системы десятичной классификации (ДМК) [100]. ДМК получила название «таблицы Главполитпросвета» и с небольшими изменениями, сделанными с целью приближения к советской действительности, переиздавалась еще два раза - в 1927 и 1931 годах [98, 99].

Первая принципиальная переработка «Десятичной международной классификации» была сделана в 1930-е годы под руководством Л.Н. Троповского. Основные изменения, конечно, были внесены в отделы общественных наук. Л.Н. Троповский в ряду основных делений создал раздел «Марксизм-ленинизм» с рубриками для произведений К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина и литературы о них, а также изданий, освещающих деятельность Коммунистической партии, комсомола, исключив неприемлемые с коммунистической точки зрения разделы. В 1938 году вышло в свет первое издание таблиц Л.Н. Троповского [399], которые впоследствии были переизданы еще дважды – в 1939 и 1942 годах [398, 400], а в сокращенном варианте издавались в 1944 и 1946 годах [401, 402]. Таблицы Л.Н. Троповского применялись в библиотеках вплоть до середины 1950-х годов, т.е. выхода в свет новых таблиц классификации.

В послевоенные годы традиции Л.Н. Троповского в библиотечной классификации продолжил З.Н. Амбарцумян. Под его руководством в ГБЛ началась работа по дальнейшему совершенствованию таблиц классификации. К началу 1960-х годов в СССР сложилась система таблиц для библиотек разных типов [182, 380-382], которые впоследствии неоднократно переиздавались.

Но еще в 1950-е годы продолжались работы по созданию советской классификации для библиотек. Усилиями ведущих библиотечно-библиографических учреждений страны такая классификация была создана и получила название «Библиотечно-библиографическая классификация» (ББК), которую можно считать вершиной применения принципа коммунистической партийности в библиотечном деле. Публикация разных ее вариантов началась с 1960 года [41–46]. Принципиальное отличие ББК от всех предыдущих классификационных систем заключалось в том, что она базировалась на марксистско-ленинской классификации наук, ее основных методологических принципах. Составители ББК руководствовались положениями диалектического и исторического материализма, а также теорией классификации наук, разработанной Ф.Энгельсом в трудах «Анти-Дюринг» и «Диалектика природы». В ББК раздел «Марксизм-ленинизм» был вынесен на первое место в основном ряду и возглавлял всю классификацию. С точки зрения марксистско-ленинского учения о базисе и надстройке разработана и классификация общественных наук. В 1990-е годы в ББК начали вносить изменения, направленные на ее деидеологизацию.

Таким образом, используя специально разработанные системы классификации и тщательный отбор литературы, читателей библиографическими средствами ограждали даже от информации о литературе, идеологическая благонадежность которой вызывала сомнения.

Следующий этап идеологической фильтрации информации для пользователей библиотек осуществлялся при обслуживании пользователей. Основываясь на принципе партийности, советским библиотековедением была разработана теория руководства чтением. Одним из первых наиболее полное обоснование этой теории предложил в 1930-е годы А.Я. Виленкин. Он исходил из того, что открытое признание классовых целей библиотечной работы, ведущей роли в ней партии является «первым, основным, краеугольным камнем советской концепции руководства чтением» [65, с. 9]. Кроме А.Я. Виленкина, разработкой принципа партийности применительно к руководству чтением в 1930-1940-е годы занимались Б.В. Банк, И. И. Горовиц, Е. А. Горш, Р.Б. Гуревич, В. Н. Денисьев, Л.М. Потапова, А. В.Усов и др. Руководство чтением рассматривалось ими как «продуманная, обоснованная научной теорией марксизма-ленинизма методика политической работы по пропаганде книги среди отдельных групп читателей» [304].

Прогрессивные библиотековеды стремились сохранить в библиотеках страны демократические традиции обслуживания читателей, одной из которых был открытый доступ к книжным фондам. Однако такая форма организации библиотечного фонда и обслуживания пользователей подверглась резкой критике. По этой причине в середине 1930-х годов уже полностью отрицался открытый доступ, а сама его идея получила ярлык «прожектерской теории» и «левацкого опыта». К организации открытого доступа к фондам библиотеки вернулись снова только в конце 1950 - начале 1960-х годов, однако полностью в деятельность библиотек он так и не был внедрен.

В послевоенный период к изучению проблемы руководства чтением присоединились Т.Ф. Крюгер, З.Э. Лусс, Е.М. Нагловская, В.Ф. Сахаров, Е.И. Хасина, О.С. Чубарьян, а несколько позже Л. В. Беляков, А.Н. Ванеев, Н. Н. Житомирова и др. Библиотека рассматривалась ими как «...специальный аппарат, с помощью которого государство регулирует чтение масс, добиваясь сознательного и активного участия их в строительстве социализма» [62, с. 78]. Усилиями названных специалистов была сформулирована теория руководства чтением как одного из ведущих направлений советского библиотековедения. Разработанные положения легли в основу учебных курсов по работе с читателями [305–307] и руководству чтением [115, 116, 317]. Свидетельством признания данного подхода в библиотековедении является тот факт, что учебники по названным курсам выдержали три издания.

Предложенная теория руководства чтением не была принята всеми специалистами. Многие из них отрицали необходимость активного влияния на читателя, называли руководство чтением фиктивностью [287, с. 86]. Но, к сожалению, открытые выступления против руководства чтением были подавлены, хотя полного единодушия по данному вопросу среди библиотекарей никогда не было. Как отметил Ю.Н. Столяров, «...сколько по этому поводу чернил ни тратилось, жизнь брала свое» [356, с. 5]. Крах коммунистической идеологии и принципа партийности позволил библиотекарям отойти от теории руководства чтением. Первые шаги в этом направлении были сделаны М.Я. Дворкиной в начале 1990-х годов [89] и получили развитие в ее дальнейших работах [49, 90]. С начала 1990-х годов курс «Работа с читателями» был исключен из учебных планов ФБИС Белорусского государственного университета культуры (тогда еще ФББ МИК). В разработанном Л.А. Демешко, Н.В. Клименковой и С.А. Павловой с учетом демократических принципов деятельности библиотек новом курсе «Библиотечное обслуживание» теории руководства чтением уже места не нашлось [52, 53, 102].

Реализация принципа коммунистической партийности привела к тому, что власть по управлению библиотечным делом сосредоточилась в руках идеологических отделов КПСС соответствующих уровней. Деятельность библиотек регулировалась не столько правительством, сколько постановлениями партии, по которым и измерялись вехи развития библиотечного дела страны. Основными среди партийных решений в послевоенный период были широко известные постановления ЦК КПСС «О состоянии и мерах улучшения библиотечного дела в стране» (1959) [277] и «О повышении роли библиотек в коммунистическом воспитании трудящихся и научно-техническом прогрессе» (1974) [273].

Положение о библиотечном деле в СССР [296], наиболее значимый документ органов государственной власти, был принят только в 1984 году и то для того, чтобы легализировать ранее принятые партийные решения. Хотя в Положении нет отдельной статьи, посвященной принципам деятельности библиотек, в его основу «...легли ленинские идеи о партийности библиотечного дела...» [207, с 5], поэтому оно пропитано духом коммунистической партийности. Библиотека определяется в Положении как идеологическое учреждение, призванное «воспитывать граждан в духе норм и принципов развитого социализма» [296, с. 10], а в числе трех основных задач библиотек первой называется «пропаганда марксизма-ленинизма, политики и истории Коммунистической партии Советского Союза и Советского государства, преимуществ социалистического строя и советского образа жизни» [296, с. 10].

Таким образом, в советском библиотековедении утвердилось мнение, что «коммунистическая партийность как идейная и политическая направленность мировоззрения представляет собой осознанную деятельность библиотекаря путем соответствующего подбора фондов и их пропаганды среди читателей за утверждение классовых интересов трудящихся. Она основана на научном познании действительности, на самых высоких нравственных идеалах. Она обеспечивает советским библиотекам возможность выполнения почетной обязанности – нести в широчайшие массы народа великие идеи марксизма-ленинизма, содействовать развитию науки и техники, обслуживать книгой все участки коммунистического строительства.

Последовательное проведение этого принципа надежно гарантирует научный подход ко всем видам и формам работы библиотек с читателями и книжными фондами» [367, с. 11]. Общепризнанным в советском библиотековедении вплоть до конца 1980-х годов считалось, что «буржуазное библиотековедение ограничивало социальные задачи библиотек популяризацией знаний, предоставлением народу средств для отдыха и развлечений. Оно принижало общественные функции библиотек, рассматривая библиотеку как учреждение "надклассовое" и "беспартийное", якобы чуждое каким-либо политическим, религиозным и иным тенденциям» [40, с 7].

Социально-экономические преобразования, начавшиеся в обществе в середине 1980-х годов, ослабление позиций КПСС, демократизация всех сторон общественной жизни вызвали критическое переосмысление казавшихся незыблемыми на протяжении десятилетий идеологических оснований. Начался анализ результатов развития библиотечного дела страны за весь советский период, развернулись дискуссии о роли принципа коммунистической партийности в деятельности библиотек, переросшие в поиск ориентиров деятельности библиотек в новых социально-экономических условиях.

Проблемы, активно обсуждавшиеся всеми членами общества, к концу 1980-х годов нашли отражение на страницах профессиональной печати [74, 448]. Авторы публично подвергали сомнению ценность коммунистических догматов. В библиотеках, учебных заведениях, редакциях журналов прошли дискуссии, круглые столы, конференции, посвященные роли принципа партийности в деятельности библиотек. Их участники демонстрировали не единодушное одобрение, а широкий спектр взглядов – от требований сохранить коммунистическую идею в неприкосновенности до высказываний о запрете деятельности КПСС, деидеологизации деятельности библиотек.

На рубеже 1980-90-х годов мнения специалистов по отношению к принципу коммунистической партийности окончательно разошлись Выделились:

– представители ортодоксального крыла библиотековедения, отстаивающие принцип коммунистической партийности в его устоявшемся понимании и усматривающие в процессах демократизации величайшее зло;

– сторонники очищения коммунистической идеологии и принципа партийности от искажений, привнесенных бюрократами, и рассматривающие коммунистическую идею как воплощение самых прогрессивных взглядов и благих намерений;

– противники коммунистической идеологии и принципа коммунистической партийности, ратующие за демократические преобразования в обществе и библиотечном деле.

Наиболее яркими представителями ортодоксального крыла советского библиотековедения в первые годы перестройки выступили К.И. Абрамов, А. Н.Ванеев, Н. С. Карташов, В. В. Скворцов В вышедшем в 1988 году вузовском учебнике по библиотековедению они по-прежнему излагали материал, базируясь на теории марксизма-ленинизма, отстаивали ортодоксальную трактовку принципа партийности и громили реакционную сущность буржуазного библиотековедения [40].

Ю. Н. Столяров, А.В. Соколов представляли интересы слоев общества, свято веривших в коммунистические идеалы и непогрешимость марксистско-ленинской идеологии, чистота которых была осквернена партийными функционерами и разного рода приспособленцами. Они поддерживали критику недостатков деятельности КПСС и Советского государства, выступали за очищение коммунистической идеологии от искажений и дальнейшее использование «очищенного» принципа партийности в его ленинском понимании в библиотечном деле [337, 356, 368].

Однако наиболее многочисленной была группа противников принципа коммунистической партийности, выступающая за демократические преобразования в обществе в целом и библиотечном деле в частности. Они считали, что коммунистическая идеология мешает деятельности библиотек, а «... для обеспечения информационных потребностей в новые времена требуются новые руководящие принципы...» [39, с. 7].

В первой половине 1990-х годов профессиональная печать продолжила публикацию статей, авторы которых подвергали критике принцип коммунистической партийности. Понятие «партийность» рассматривалось в большинстве случаев как синоним коммунистической партийности и получило ярко выраженную негативную окраску. Специалисты вели активный поиск основной идеи деятельности библиотек. Поэтому неудивительно, что предлагались разные принципы, на которых должна базироваться деятельность библиотек новой эпохи.

Отдельными специалистами еще во время первых дискуссий на рубеже 1980-90-х годов высказывались предложения о переориентации библиотек на общечеловеческие ценности, идеи гуманизма, патриотизма, демократии, свободы, конституционные нормы. Наиболее обоснованные предложения, касающиеся принципов деятельности библиотек в постсоветский период, были высказаны Ю.Н. Столяровым и Г.П. Фонотовым. Несмотря на разность подходов, общим в позиции данных авторов является отстаивание идеологической составляющей в деятельности библиотек и желание вместо классовой идеи (коммунистической партийности) предложить библиотекам национально-государственную.

Вместе с тем отказ от принципа коммунистической партийности породил своеобразный вакуум: исследователи не смогли предложить новую, стройную, обоснованную систему принципов деятельности библиотек в изменившихся условиях. Высказываемые предложения (даже те из них, что получили закрепление в законодательных актах) имели в основном декларативный характер и не были подкреплены практическими рекомендациями Проблема принципов в ряде официальных, справочных и учебных изданий постепенно отошла на второй план, снизилось количество публикаций, посвященных этой проблеме. Так, авторы учебника по библиотековедению, изданного в 1997 году МГУК, ведущим вузом России в области библиотечного образования, просто отказались от определения принципов деятельности библиотек и ограничились изложением принципов организации и функционирования библиотечного дела [146].

Фундаментальные положения, на которых базируется деятельность библиотек, закреплены в международных и национальных законодательных и нормативно-правовых актах, регламентирующих деятельность библиотек, решениях и рекомендациях профессиональных объединений и ассоциации. ЮНЕСКО, одна из наиболее авторитетных международных организаций, «...обретение основных человеческих ценностей: свободы, процветания и развития общества и личности...» непосредственно связывает с деятельностью библиотек [216, с. 6]. По мнению ЮНЕСКО, только «...хорошо информированные граждане будут способны пользоваться своими демократическими правами и играть активную роль в обществе», а «конструктивное участие и развитие демократии зависят от достаточного уровня образования и от свободного и неограниченного доступа к знаниям, идеям, культуре и информации» [216, с. 6]. Особое внимание в Манифесте ЮНЕСКО, о котором идет речь, обращается на тот факт, что фонды и услуги библиотек не должны подвергаться идеологической, политической или религиозной цензуре в любой форме или зависеть от коммерческих факторов. Таким образом, на международном уровне библиотека рассматривается как основа развития главных ценностей личности, гарант развития и процветания общества. Дня выполнения своей миссии деятельность библиотеки не должна ограничиваться идеологическими, политическими, религиозными и экономическими факторами.

Подобный взгляд на основополагающие принципы деятельности библиотек неоднократно подтверждался мировой библиотечной общественностью Так, в декларации, принятой представителями публичных библиотек 31 европейской страны, отмечалось, что деятельность публичных библиотек должна быть направлена на «… развитие демократического и гражданского образа жизни. Публичные библиотеки имеют стратегическую возможность повысить качество жизни и реализовать демократические права граждан в информационном обществе, обеспечить свободный и равный доступ к достоверной информации» [140, с. 25].

Подходы к пониманию основных принципов деятельности библиотек, разработанные на международном уровне, получили свое развитие в законодательных актах отдельных стран. Так, в основе деятельности библиотек США лежат положения, закрепленные в конституции этой страны. На ее основе Американская библиотечная ассоциация в 1948 году приняла Закон о правах библиотек [477], в котором подтверждается приверженность библиотек страны принципам свободы и демократии.

Закон Королевства Дания «О публичных и других библиотеках» утверждает решающими критериями при приобретении материалов для публичных библиотек их качество, разносторонность и актуальность, «. а не содержащиеся в этих материалах, религиозные, моральные или политические воззрения» [275, с 83].

Декрет ландстинга Гренландии «О библиотечной системе» тоже предписывает библиотекам «при отборе материалов, подлежащих предоставлению в пользование, . исходить из принципов качества, полноты и актуальности фондов. Религиозные, моральные или политические взгляды не должны быть решающим фактором» [96, с. 93]. Акцент на предоставление пользователям «высококачественных, разнообразных и новейших материалов» [119, с 110] сделан и в законе, касающемся деятельности публичных библиотек Норвегии.

Советское государство, которое базировалось на коммунистической идеологии, всегда рассматривало библиотеку в первую очередь как идеологическое учреждение. Характеристика такого подхода дана нами выше. После краха коммунистической системы и распада СССР образовавшиеся независимые государства в своих законах стали ориентироваться на общепризнанные ценности.

В законе Российской Федерации «О библиотечном деле» [264], принятом в 1994 году, нет специальной статьи, посвященной принципам деятельности библиотек. Вместе с тем, исходя из положений Конституции РФ, закон провозглашает, что «в основе государственной политики в области библиотечного дела лежит принцип создания условий для всеобщей доступности информации и культурных ценностей .» [264, с. 47] В соответствии с законодательством РФ библиотеки обязаны обеспечивать реализацию конституционных прав граждан. Для достижения этой цели «не допускаются государственная или иная цензура, ограничивающая право пользователей на свободный доступ к библиотечным фондам, а также использование сведений о пользователях библиотек, читательских запросах. Библиотеки, находящиеся на полном или частичном бюджетном финансировании, должны в своей деятельности отражать сложившееся в обществе идеологическое и политическое многообразие» [264, с 45]. Таким образом, на государственном уровне провозглашен отказ от моноидеологии и в качестве основы деятельности библиотек названы признанные мировым сообществом ценности.

После признания независимости Беларуси в нашей стране тоже были продекларированы демократические принципы устройства общества, что не замедлило сказаться на деятельности библиотек и видении перспектив их устройства в будущем Авторы Концепции развития библиотечного дела в Республике Беларусь, утвержденной в 1992 году, заявили о недопустимости идеологического диктата со стороны государства и провозгласили, что «библиотеки в своей деятельности должны руководствоваться Конституцией ... и законодательством Республики Беларусь» [139, с 48]. В качестве принципов, которыми взамен партийности необходимо руководствоваться библиотекам Беларуси, предложены самостоятельность, гуманизм, демократизм, динамизм и эволюционное развитие.

Данный взгляд на развитие библиотек республики получил свое дальнейшее развитие в законе «О библиотечном деле в Республике Беларусь», принятом в 1995 году. Базируясь на статьях Конституции, где Беларусь провозглашается демократическим правовым государством, в котором «...человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью...» [174, с. 4] , закон в числе основных принципов деятельности библиотек называл «определение общечеловеческих ценностей в качестве приоритетных; содействие возрождению и развитию национальных культур, сохранение культурно-исторического наследия; распространение гуманистических идей и научных знаний; содействие свободному доступу к идеям разных направлений через библиотечные фонды; самостоятельность в определении форм и методов деятельности» [2, с. 28–29].

После внесения изменений и дополнений в закон Республики Беларусь «О библиотечном деле в Республике Беларусь» в 2002 году он утвержден в новой редакции. Из прежнего варианта закона был изъят принцип содействия свободному доступу к идеям разных направлений через библиотечные фонды, но в нем нашли отражение два новых принципа - общедоступности информации о содержании библиотечных фондов и координации деятельности по созданию и взаимоиспользованию информационных ресурсов с целью удовлетворения информационных, научных и других потребностей пользователей библиотек (6, с. 4). Данные поправки не имели существенного значения и по сути подтвердили преемственность подхода белорусских законодателей к пониманию принципов деятельности библиотек.

Вместе с тем необходимо отметить, что новый вариант закона не лишен ошибок, допущенных ранее. В нем, как и в законе 1995 года, перечень принципов деятельности библиотек дан произвольно, без четких методологических оснований. Если первые два принципа – определение общечеловеческих ценностей в качестве приоритетных и содействие возрождению и развитию культурных традиций и сохранению ценностей белорусской нации, других национальностей, которые проживают в стране, сохранности историко-культурного наследия (6, с. 4) – сформулированы на основе системы уровней ценностей (общечеловеческих и национальных), то остальные выделены по другим критериям. Их содержание к тому же пересекается. Например, третий принцип - распространение гуманистических идей, научных знаний и достижений мировой культуры - фактически раскрывает два предыдущих, так как в соответствии с основными положениями аксиологии названные направления являются составной частью общечеловеческих и национальных ценностей. Обоснованность включения в закон принципа общедоступности информации о содержании библиотечных фондов (закон 2002 года), как и принципа содействия свободному доступу к идеям разных направлений через библиотечные фонды (закон 1995 года), тоже вызывает сомнение, потому что общедоступность информации является одной из общечеловеческих и национальных ценностей, зафиксированных в международных актах и Конституции Республики Беларусь. Принципы самостоятельности в определении форм и методов деятельности и координации деятельности по созданию и взаимоиспользованию информационных ресурсов с целью удовлетворения информационных, научных и других потребностей пользователей библиотек выделены не по критерию ценностей, а раскрывают аксиоматичные положения библиотечного менеджмента. Если такой подход брать за основу, то тогда перечень принципов можно продолжить до бесконечности.

Отмеченные недостатки национального законодательства не отрицают общей положительной тенденции в определении принципов деятельности библиотек, а скорее, отражают поиск белорусским библиотековедением наиболее обоснованных и приемлемых вариантов определения принципов деятельности библиотек республики.

 

к оглавлению 

 

2.2. Ценностные детерминанты теории принципов деятельности библиотек

 

В современной науке термином «принцип» (лат. principium – начало, основа) обозначают «...основное исходное положение какой-либо теории, учения, науки, мировоззрения, политической организации» [59, с. 960; 408, с. 1040). Изучение и разработка принципов деятельности являются обязательными элементами любой науки, потому что без четкого определения исходных положений развитие какой бы то ни было теории и соответствующей ей сферы практической деятельности, в том числе библиотековедения и библиотечной деятельности, невозможно. Отсутствие однозначной трактовки принципов деятельности лишает библиотеки ориентиров как в области формирования информационных ресурсов, так и при организации обслуживания пользователей.

Определять принципы деятельности библиотеки необходимо с учетом ее сущности как социального института. Выше мы отмечали, что она заключается в сборе и распространении в пространстве и во времени документов с целью удовлетворения информационных потребностей пользователей. Для выполнения этой миссии библиотеке следует руководствоваться определенной системой ценностей, сформировавшейся в ее внешней среде.

Нам важно прежде всего философское понимание ценности Она рассматривается в философии как категория, указывающая «...на человеческое, социальное и культурное значение определенных явлений действительности, которые оцениваются в плане добра и зла, истины и неистины, красоты и безобразия, допустимого и запретного, справедливого и несправедливого и т. п.; способы и критерии, на основании которых оцениваются соответствующие явления (установки, оценки, запреты, цели или проекты)» [408, с. 1431] Несмотря на то, что суждения о различных видах ценности – о благе, добре, красоте, святости и иных – имеются и у классиков античной философии, и у теологов средневековья, и у мыслителей Ренессанса, и у философов нового времени, тем не менее обобщающего представления о ценности как таковой и соответственно о закономерности ее появления в различных конкретных формах, по мнению известного специалиста в области теории ценностей М С.Кагана, не было до середины XIX века [137, с 9]. Сейчас изучением философских проблем природы ценностей занимается аксиология (от гр. axios – ценный + ...логия), сформировавшаяся как самостоятельная философская наука лишь в конце XIX в/

Представители марксистско-ленинской философии считали аксиологию идеалистическим учением, поэтому научные публикации по аксиологии появились в СССР только в начале 1960-х годов. Первой работой, посвященной проблеме ценностей, была книга В.П. Тугаринова «О ценностях жизни и культуры» [403]. Даже в относительно «теплые» 1960-е и последующие годы публикация подобных книг была, скорее, исключением, чем правилом [63, 303]. Начиная с середины 1990-х годов стали появляться самостоятельные работы, посвященные истории зарождения и развития теории ценностей и ее критическому осмыслению [70, 137, 355]. Однако это вовсе не значит, что философами был однозначно определен перечень ценностей современного человека, а тем более человечества в целом.

Система ценностей формировалась на протяжении многих столетий под влиянием ряда религиозных, этических, нравственных, художественных, политических, классовых, национальных и других факторов. Так, средневековыми теологами признавалась лишь одна ценность – Бог. В религиозной философии, теологии и в религиозном сознании ценность связана с представлением о священном, сверхчувственном, божественном. У каждой религии свое вероисповедание, поэтому многие ценностные ориентации христиан, иудеев, мусульман не тождественны.

Единая теория ценностей не сложилась и в ХУП-ХУШ вв., ибо представления о красоте, добре, справедливости, социальном прогрессе оставались периферийными для того типа сознания, доминантой которого стало вместо религиозной веры познание природы и которое должно было поэтому опираться на силу разума, на вытеснявшее мистику научное мышление. Только в середине XVIII в. стала осознаваться рационалистически-сциентистская ориентация культуры и начались поиски альтернативного взгляда на человека, его духовный мир, его связи с другими людьми и природой. Романтизм противопоставил рационализму Просвещения эмоциональную активность духовной жизни человека и тем самым завершил переход от традиционной культуры с ее стабильными принципами, освященными авторитетом мифа и воспринимавшимися поэтому не как ценности, а как объективные законы бытия, к культуре личностно-креативной, динамичной и инновационной. Ценностное обеспечение этой культуры воспринималось уже не как раз и навсегда данное, божественное по своему происхождению, а как человеческое, формирующееся в культуре и потому изменчивое – и в историческом времени, и в географическом пространстве [137, с. 12-13].

Теория ценностей особо активно развивалась в XIXXX вв. и отражала специфику формировавшегося в то время индустриального общества и капиталистического способа производства. Во второй половине XX в. вновь началась переоценка сложившейся системы ценностей, стала формироваться новая гносеологическая парадигма, основанная на синтезировании классической и неклассической методологии. Синергетический стиль мышления, по утверждениям специалистов, является синтезом позитивных элементов детерминистской и вероятностной картин мира. В этот период на смену индустриальному обществу пришло постиндустриальное, постепенно трансформирующееся в информационное. Капиталистическое общество расширило свою социальную базу и становилось все более социально ориентированным. Крах социалистического строя вызвал необходимость переосмысления системы ценностей многих государств. В самом начале XXI в. на развитие теории ценностей значительное влияние оказало усиление ислама. Действия радикальных экстремистских течений, использующих терроризм в качестве инструмента достижения своих целей, заставили все человечество снова вернуться к переосмыслению многих ценностных ориентации.

К настоящему времени сформировалось много течений, по-своему трактующих природу ценностей. По мнению М. С. Кагана, «о пестроте и запутанности общей картины можно судить по разноречивости попыток историков философии разобраться в ней и классифицировать множество фигурирующих тут концепций...» [137, с 23]. Так, А. Эдель выделил три направления аксиологических исследований: идеалистическое, натуралистическое и прагматическое; три типа теории ценностей различает и Т. Любимова: теоретико-социологический, метафизический (или методологический), негативно-критический, А. Мессер описал четыре направления в аксиологии: феноменологическое, идеалистическое, идеалистически-реалистическое и реалистическое, М. Киссель выделил пять типов теории ценностей, натуралистический психологизм, трансцендентализм, персоналистический онтологизм, культурно-исторический релятивизм и социологизм; Л. Столович увидел в аксиологии XX века семь течений: психологическое, натуралистическое, социологическое, логико-семантическое и семиотическое, объективно-онтологическое и феноменологическое, экзистенциалистское и теологическое; В. Вейкмайстер выделил еще больше подходов к построению теории ценностей: утилитаристски-экономический, эмоционально-интуитивистский, метафизический, персоналистский, психолого-генетический, феноменологический, инструменталистскии, эстетический, гуманистический, релятивистский, эмпирико-познавательный, лингвистический и др.

Признавая справедливость всех этих концепций, М.С. Каган посчитал нужным «… различать две дифференцирующие все эти учения силы, действующие перекрестно, одна кроется в специальных интересах разных наук к феномену ценности, поэтому его трактовки социологами, психологами, культурологами, лингвистами, семиотиками, этологами, этиками, эстетиками, наконец "чистыми" философами не могли не быть различными; с другой же стороны, аксиологические учения различаются по лежавшим в их основе методологически-мировоззренческим позициям. И если различия первого ряда скорее дополняют одну теорию другими, то различия второго ряда вели к конфронтации теории ценности» [137, с. 24].

В аксиологии неоднозначно также трактуется вопрос о носителях ценностей. Традиционно выделяют ценности общества, народа, нации, класса, партии, коллектива, индивида [215, с 609]. Проведя системный анализ аксиосферы, М.С. Каган пришел к выводу, что субъектами ценностных отношений являются конкретный человек (индивид, личность), небольшая контактная группа людей, большая неконтактная социокультурная группа людей, «частичный субъект» и человечество в целом как «совокупный объект» [137, с. 88-89].

Поскольку библиотека как социальный институт в своей деятельности исходит из информационных потребностей отдельных индивидов, социальных групп (класса, партии, религиозной общины, коллектива предприятия и т.д.), государства и человечества в целом, то в качестве исходных для организации ее деятельности необходимо рассматривать следующие группы (уровни) ценностей: общечеловеческие, национальные, групповые и индивидуальные. Названные уровни ценностей являются неотъемлемыми атрибутами внешней среды, в которой функционирует библиотека, и оказывают непосредственное воздействие на функционирование всех институтов общества. Для осуществления своей деятельности библиотека должна соответствовать требованиям, выдвигаемым внешней средой, так как в противном случае она будет отторгнута средой и ликвидирована. Поэтому, исходя из иерархии основных групп ценностей и необходимости библиотек следовать им, можно сформулировать следующие принципы деятельности библиотек:

- принцип соответствия общечеловеческим ценностям,

- принцип соответствия национальным ценностям,

- принцип соответствия ценностям социальных групп,

- принцип соответствия ценностям индивидуума.

 

к оглавлению 

 

2.3. Основные характеристики принципов деятельности библиотек и их взаимосвязь

 

Использование общечеловеческих ценностей в качестве основы деятельности библиотек имеет богатую историю. Они лежали в основе взглядов ряда специалистов дореволюционной России на назначение библиотек. Так, Л.Б. Хавкина в работе «Книга и библиотека» писала, что библиотека «закладывает фундамент общечеловеческой культуры» [425, с. 104]. В советский период в основе деятельности библиотек лежал принцип коммунистической партийности, но многие специалисты рассматривали общечеловеческие ценности частью этого принципа. В постсоветский период за возвращение библиотек к общечеловеческим ценностям выступили М.Я. Дворкина, Л.А. Демешко, И.В. Лукашов, В.И. Харламов и др. [91, 97, 210, 392, 424]. Признание общечеловеческих ценностей в качестве основы деятельности библиотек зафиксировано в ряде международных документов, законодательных актов отдельных стран [96, 119, 216, 275], в том числе в законе Республики Беларусь «О библиотечном деле в Республике Беларусь» [2, 6].

Общечеловеческие ценности как наиболее высокий уровень ценностей философы все чаще стали выделять во второй половине XX в. Проблематику общечеловеческих ценностей большинство исследователей связывают с явлениями планетарного характера. Человечество давно стремилось выработать общие ценности в духовной сфере. Каждая религия, идеология, политическая партия, философские и художественные школы предлагали свою систему ценностей, которая претендовала на признание наиболее правильной и соответственно должна была распространяться на все человечество. Желание убедить других в своей правоте и «осчастливить» присоединением к единственно верной и правильной идее явилось основной причиной немыслимого по своей жестокости и масштабам истребления людей во благо «светлой идеи» – костров средневековой инквизиции и современных террористических актов религиозных фанатиков, фашистских крематориев и коммунистических концлагерей, многочисленных локальных и мировых войн, преследований не только профессиональных политиков, но и ученых, писателей, поэтов, художников, музыкантов.

Причина таких действий кроется в том, что влияние духовных ценностей амбивалентно: они и объединяют, и разъединяют людей, ибо, укрепляя единство какой-то части человечества, они тем самым разрушают его целостность, вплоть до провоцирования и оправдания военных конфликтов, физического и духовного насилия над носителями «неправильных идей». Эта особенность духовных ценностей является главным аргументом невозможности формирования системы общечеловеческих ценностей в целом.

Основную группу духовных ценностей образуют политические ценности, к которым относят духовные силы, объединяющие множество людей независимо от того, знакомы ли они, находятся ли в непосредственном контакте друг с другом, и противопоставляющие одно множество другим, имеющим иные политические идеалы и программы. К политическим ценностям относят патриотизм, гражданственность, национальное достоинство, сословную гордость, классовую солидарность, партийную дисциплину и др. История развития человечества - это история противостояния политических ценностей. Вместе с тем под угрозой самоуничтожения человечества в результате внутренних раздоров стали вызревать сознание необходимости выработки системы общечеловеческих политических ценностей и признание их приоритета над другими ценностями данной группы.

Сущность подхода к формированию системы таких ценностей заключается не в стремлении добиться превосходства какой-нибудь системы ценностей над всеми остальными, а в формировании общепринятых правил взаимоотношений между различными политическими силами, признании приоритета мирных средств над силовым давлением в решении политических конфликтов разного уровня. Это означает, что достижение целей отдельных партий должно идти не по пути вооруженных восстаний, революций и переворотов, а парламентскими средствами. Поэтому в данной сфере в качестве общечеловеческих ценностей выступают не ценности отдельных идеологических течений, а правила взаимодействия между ними, которые признаются всем человечеством и направлены на защиту интересов всех людей независимо от их партийной принадлежности и других признаков.

Миссия библиотек заключается в том, что они не должны выступать рупором одной, пусть даже правящей партии. Реализуя общепринятые демократические права и свободы граждан, библиотека обеспечивает им равный доступ к идеям разных направлений, предоставляет возможность самостоятельно познакомиться с разными идеологическими течениями, политическими платформами, взглядами представителей разных партий и объединений. Библиотека должна быть центром получения независимой политической и правовой информации, местом встреч с политическими деятелями, дискуссионным клубом, где каждый может высказать свою точку зрения по обсуждаемым проблемам. Но библиотека не имеет права превращаться в идеологическое орудие одной партии, инструмент политического давления на ее пользователей, средство формирования какой бы то ни было идеологии.

Религиозные ценности также могут быть групповыми по отношению к человечеству, как и ценности политические. Но если политическое и правовое сознание в большинстве случаев честно утверждает свою релевантность для какой-то части человечества, то всякая форма религиозного сознания претендует на то, что ее представление о ценностях единственно истинно и поэтому должно быть признано общечеловеческим. Между тем конкретное понимание Бога, всех его заветов, установлений, священнодействий, молитвы у представителей каждой конфессии свои, особые, однако это не является основанием для того, чтобы считать все другие концепции ложными и потому подлежащими искоренению. И на уровне чисто идеологическом не прекращающаяся на протяжении всей истории ожесточенная борьба за единственно правильную трактовку христианского вероучения, не говоря уже о непримиримой конфронтации христиан и иудеев, иудеев и мусульман, мусульман и индуистов, свидетельствует о безусловной неосновательности притязаний какой-либо религии быть духовной представительницей человечества.

Поэтому деятельность библиотек в данном случае должна заключаться не в пропаганде идей той либо иной религии (независимо от ее статуса и масштабов распространения) или развитии атеистической деятельности, а в предоставлении пользователям доступа к разным материалам религиозной и атеистической тематики, в первую очередь первоисточникам. Это позволит всем желающим познакомиться с разными религиозными течениями и самостоятельно сформировать свою позицию по определенному вопросу. Реализуя принцип общечеловеческих ценностей, библиотека должна содействовать формированию у пользователей терпимости к представителям другой веры, создавать условия для обсуждения религиозных проблем, формировать мысль о неприемлемости решения религиозных проблем силовыми методами.

Вместе с тем достижение единства человечества многие специалисты видят в первую очередь не на политической или религиозной, а на нравственной и этической основе. Поэтому такие ценности, как добро, благородство, справедливость, самоотверженность, бескорыстие, альтруизм, добродетель, отзывчивость, готовность помочь другому, даже пожертвовать собой ради него, должны являться ориентирами деятельности библиотеки не только в области формирования информационных ресурсов, но и в организации обслуживания разных категорий пользователей, во взаимодействии их со своими учредителями, партнерами и конкурентами.

Наряду с вышеназванными группами также сформирована система общечеловеческих художественных ценностей. Их носителями являются произведения искусства, т.е. творения человеческого гения. ЮНЕСКО предприняло попытку вычленения наиболее значимых на мировом уровне памятников в области культуры. В сформированные ЮНЕСКО перечни включены результаты творчества выдающихся мастеров, художественная ценность которых признается всем человечеством. Ответственность за их сохранение для потомков взяло на себя все международное сообщество, и их порча либо уничтожение рассматривается как преступление против всего человечества.

Хранение и распространение художественных ценностей -давняя и традиционная сфера библиотечной деятельности. Особое место в деятельности библиотек занимает работа с произведениями художественной литературы. В произведениях писателей и поэтов находят комплексное отражение в художественной форме не только художественные, но и этические, эстетические, политические, религиозные и другие ценности, творчески отражаются события прошлого и моделируются варианты развития будущего. Библиотека в данном случае выступает не только в роли транслятора ценностей, она является единственным институтом, обеспечивающим их хранение и передачу от поколения к поколению.

Если система духовных ценностей человечества в гуманитарной области только начинает складываться, то куда более признанными являются ценности, сформированные человечеством в области естествознания. Цивилизация от поколения к поколению обогащается все новыми знаниями в области математики, физики, химии, географии, биологии и других наук. По мнению А.Г. Здравомыслова, «знание, преодоление заблуждения являются высшей ценностью, движущей силой и результатом научной деятельности» [122, с. 172]. Наука является не просто производительной силой, она выполняет опережающую роль, создает условия для формирования и развития новых потребностей, в первую очередь информационных. Значимость научных ценностей особенно возрастает в информационном обществе, основой развития которого являются знания.

Реализация библиотеками данных положений заключается в формировании фонда документов, отражающих научные течения и школы в разных отраслях знаний. В зависимости от стоящих перед ними задач библиотеки могут отдавать предпочтение тем или иным видам документов, научным, учебным, научно-популярным, излагающим научные истины на том уровне, который в состоянии воспринять ее пользователи. В любой универсальной библиотеке в миниатюре должна быть представлена модель всех областей знаний, доступ к которым сейчас расширяется благодаря выходу в Интернет. Таким образом, библиотека способна помочь формированию у человека целостной картины мира. Чем больше возможностей у пользователя получить доступ к научным знаниям, адекватным его потребностям, тем выше потенциальные возможности общества в области науки, образования, технологий, что ведет в конечном итоге к росту жизненного уровня граждан.

Проблематика общечеловеческих ценностей не исчерпывается только системой духовных ценностей. Материальные ценности являются основой существования каждого индивида, общества и человечества в целом. С начала зарождения цивилизации материальные ценности являлись причиной столкновения интересов как отдельных личностей, так и определенных социальных групп. Расширение популяции гомо сапиенс как биологического вида и заселение им практически всей суши привели к столкновению интересов больших социокультурных групп - государств или объединений государств - в борьбе за территории и природные ресурсы. Вместе с тем развитие промышленного производства и средств собственного уничтожения содействовали осознанию необходимости объединения усилий для сохранения среды своего обитания - основной материальной ценности, планеты Земля, и сложившейся на ней экосистемы, которые принадлежат всему человечеству.

Путь человечества к формированию общей системы ценностей, к осознанию этой идеи был долог. Эволюция взглядов на систему ценностей, возросшие технологические возможности человечества по своему самоуничтожению, многомиллионные жертвы во время войн, особенно первой и второй мировых, охвативших практически все человечество, гибель многих людей от голода и болезней, наблюдающаяся рядом с роскошью, прогрессом в медицине, привели человечество к осознанию необходимости создания наднациональных международных организаций, отражающих интересы всего человечества. Важнейшая из таких организаций – Организация Объединенных Наций – была создана сразу же после окончания второй мировой войны (1945) и первоначально ее членами являлось 51 государство. Авторитет ООН в мире стремительно рос, и сейчас ее участниками стали практически все страны мира - 185 государств [376, с. 492]. Их представители стремятся найти оптимальный путь решения наиболее острых проблем человечества. Параллельно с ООН получили развитие и ее специализированные учреждения, в первую очередь Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), объединяющая в своих рядах сейчас 175 государств [59, с. 1422]. Основное внимание в своей деятельности они уделяют проблемам прав человека, поддержания и укрепления мира на планете, развития безопасности и сотрудничества между народами, урегулирования военных конфликтов, ликвидации неграмотности, борьбы с голодом, болезнями, безработицей, наркоманией, а также экологическим и другим проблемам, отражающим угрозу всему человечеству.

ООН принят ряд правовых актов, относящихся к гражданам всех государств. Важнейшим среди них является Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года [68]. Изложенные в ней положения получили развитие в международных пактах об экономических, социальных и культурных правах [228], о гражданских и политических правах [227], декларациях и конвенциях о ликвидации расовой дискриминации [93, 226], запрещении рабства [172] и геноцида [171], декларациях и конвенциях, защищающих права женщин и детей [92, 94, 169, 170] и др.

В названных документах ООН, ЮНЕСКО, а также других международных организаций перечислены те духовные и материальные ценности, которые международное сообщество признало общими для всего человечества. Их сохранение и развитие библиотека как социальный институт, занимающий ведущее место в процессе распространения информации, должна рассматривать в качестве приоритетного направления своей деятельности. Сконцентрированные в наиболее общих философских категориях добра и зла, истины и неистины, красоты и безобразия, допустимого и запрещенного, справедливого и несправедливого данные ценности образуют систему, отражают все многообразие предметной деятельности человека, его общественных отношений и включенных в их круг природных явлений.

Таким образом, принцип соответствия деятельности библиотек общечеловеческим ценностям означает, что основу формирования их информационных ресурсов и создаваемых баз данных должны составлять документы, отражающие человека, общество и природу с общепринятых позиций. Ориентация на общечеловеческие ценности, которые сформировались в процессе длительной эволюции цивилизации, позволит библиотеке обеспечить динамичное развитие общества на его конкретно-историческом этапе. Попытки подменить общечеловеческие ценности как в общественно-политическом плане, так и в библиотечной деятельности на ценности отдельной расы, нации, религии, класса ведут в конечном итоге к социальной катастрофе. Принцип соответствия деятельности библиотек общечеловеческим ценностям необходимо рассматривать в качестве приоритетного. Другие принципы базируются на его основных положениях и развивают их.

Принцип соответствия деятельности библиотек общечеловеческим ценностям неразрывно связан с принципом соответствия национальным ценностям. Как отметила М.Я. Дворкина, «библиотеки сохраняют не только культуру цивилизации, но и национальную культуру, национальный язык...» [91, с. 241]. Диалектическое единство между двумя названными принципами заключается в том, что система общечеловеческих ценностей, с одной стороны, базируется на национальных ценностях, которые в процессе исторического развития стали общепринятыми для большинства народов планеты. С другой стороны, система национальных ценностей формируется под влиянием общечеловеческих ценностей, правил и норм.

Несмотря на декларируемую в СССР заботу о каждой нации и народности, национальные ценности в качестве приоритетных советским библиотековедением не рассматривались. Наоборот, стремление сохранять и развивать национальные язык и культуру рассматривались как проявление национализма. Такая позиция в области библиотечного дела нашла отражение в ряде нормативно-правовых документов того времени и практической деятельности библиотек. Так, в Положении о библиотечном деле в СССР, утвержденном в 1984 году и являющемся основным документом, регламентирующим деятельность советских библиотек, нет даже упоминания о деятельности библиотек по сохранению и развитию культуры, языка наций и народностей, проживающих на территории СССР.

Проводимая национальная политика нашла отражение в издательской деятельности, составе фонда библиотек и характере чтения Так, в последние годы существования СССР, несмотря на перестроечные тенденции, 78% из общего потока издательской продукции составляли книги и брошюры, изданные на русском языке. Оставшиеся 22 % припадали на языки «более 100 наций и народностей». Например, на украинском языке были изданы всего 2008 печатных единиц, т.е 3%, на грузинском - 1170 (i,8%), эстонском - 1080 (i,6%), узбекском - 884 (i,3%) , латышском 883 единицы (i,3%). Доля литературы на других языках народов СССР, в том числе белорусском, исчислялась в десятых и сотых долях процента Наиболее были обеспечены изданиями на родном языке эстонцы На одну тысячу представителей данной национальности приходилось по i,06 печ. ед. Этот же показатель для украинцев, самого многочисленного народа СССР после русских, составлял 0,05 печ. ед. Для белорусов он был еще ниже [246].

Языковой состав документного потока находил непосредственное отражение в фондах библиотек. В библиотеках большинства республик литература на языке коренной национальности составляла не более i/5 объема фондов [105. с. 20] В 23,3% библиотек на долю одного читателя приходилось менее одной книги на родном языке, в 23,2% этот показатель находился в пределах i-4 книг, и лишь в 2,7% библиотек он достигал 11–12 книг, а в 4,8% библиотек превышал этот показатель [87, с. 55].

Нехватка изданий на родном языке отражалась в структуре книговыдач. Практически везде (кроме Беларуси, Молдавии и Киргизии) процент их выдач в полтора - два раза превышал процент наличия [333, с. 6], а издания на русском языке, наоборот, пользовались низким спросом. В Беларуси, в отличие от своих соседей, по данным всесоюзного исследования «Динамика чтения и читательского спроса в массовых библиотеках», только на языке коренной национальности читали всего 4% [105, с. 20]. Известный советский и российский библиотековед Н.Е. Добрынина дипломатично охарактеризовала это как « тревожный симптом забвения национальных корней» [105, с. 20].

Как кризисное в данном аспекте оценили состояние библиотечного дела республики авторы Концепции развития библиотечного дела в Республике Беларусь. В республике длительное время «... проводилась политика русификации, что привело к потере основной массой жителей родного языка, а значит, и слабому использованию фондов библиотек на белорусском языке. В результате деформации государственной национальной политики население этнических групп республики, кроме русских, практически было лишено возможности читать литературу народном языке» [139, с. 43].

После распада СССР и образования суверенных республик тема национальных ценностей, особенно культурных, стала активно обсуждаться специалистами. Именно на начало 1990-х годов приходится всплеск публикаций по проблеме «национальная культура и библиотека» [28, 87, 105, 106, 153, 300, 301, 407, 418]. Возрождение интереса к ценностям национальной культуры нашло отражение и в законодательстве. В большинстве бывших союзных республик, в том числе и Беларуси, были приняты законы о языке [118], культуре [4], охране историко-культурных ценностей [i]. Особенности деятельности библиотек в области национальных ценностей были зафиксированы в законах о библиотечном деле и других документах.

Взгляд на библиотеку как национальную духовную сокровищницу, сформулированный авторами Концепции развития библиотечного дела в Республике Беларусь [139, с 42], получил дальнейшее развитие в законе Республики Беларусь «О библиотечном деле в Республике Беларусь», принятом в 1995 году. Законом в числе основных принципов деятельности библиотек определены «содействие возрождению и развитию национальных культур, сохранение историко-культурного наследия» [2, с. 28]. В новой редакции закона, принятой в 2002 году, данный принцип получил дальнейшее развитие, в частности, он предусматривает важное положение – «содействие ... сохранению ценностей белорусской нации, других национальностей, которые проживают в стране...» [6, с. 4].

Такой взгляд на ценностные ориентиры в работе библиотек республики согласуется с международным подходом к их деятельности в области развития национальных культур, отраженным в Европейской культурной конвенции [110], Декларации принципов международного культурного сотрудничества [95] и других документах. Так, в Копенгагенской декларации (1999) подчеркнуто, что «публичные библиотеки являются культурными институтами с большой ответственностью за сохранность культурного наследия, литературы и письменности в соответствии с разделом о культуре Европейского соглашения», и их деятельность должна быть направлена на «...сохранение культуры и языкового разнообразия...» [140, с. 25]. Таким образом, в национальных и международных законодательных актах зафиксирована роль библиотеки как хранительницы национальных ценностей, в первую очередь в области культуры и языка.

Рассмотрение принципа соответствия национальным ценностям в деятельности библиотек требует уточнения содержания термина «национальный», которое имеет неоднозначную трактовку. В советском библиотековедении и других смежных науках это слово применялось в терминологических оборотах исключительно как характеризующее принадлежность объекта к определенной нации. В западноевропейской и американской терминологических системах слово «национальный» используют в более расширенном толковании, в соответствии с которым к национальным относят явления, связанные не только с определенной нацией, но и государством в целом. Базируясь на данном подходе, в качестве национальных ценностей, являющихся основой деятельности библиотек, необходимо рассматривать ценности всех наций и народностей, проживающих на территории определенного государства. Реализация данного принципа в деятельности библиотек должна осуществляться по нескольким направлениям.

Первое направление предполагает, что при равных для всех наций условиях приоритет должен быть отдан коренной, базовой, государственно-образующей нации, для которой территория данного государства является единственным местом на планете, где она сформировалась и развивается на протяжении веков. Это связано с тем, что географические, природно-климатические и иные факторы, характерные для территории проживания нации, являются основой и непременным условием формирования, развития и сохранения ее культуры и самобытности. Поэтому недопустимо вытеснение коренной нации, ее культуры и языка с исконных территорий, превращение ее культуры в «музейную» культуру или культуру жителей официальной или неофициальной резервации, культуру эмигрантов. Ведь несмотря на возможно более благоприятные политические, финансовые и другие факторы, нация в отрыве от своих исторических корней, в искусственно созданных условиях теряет свою самобытность и постепенно ассимилируются. В Беларуси приоритет должен быть отдан развитию белорусской нации, ее культуры и языка при одновременном недопущении ущемления интересов русских, украинцев, поляков, евреев и других народов, проживающих на данной территории.

Второе направление предусматривает создание условий для сохранения и развития языка и культуры других наций и народностей, которые, имея свои национально-территориальные образования, в силу миграционных процессов, вызванных военными действиями, изменениями границ государств, добровольных и насильственных переселений, интеграционными процессами, происходящими в современном мире (развитие транснациональных корпораций, глобализация экономики и образования, рост числа межнациональных браков и т.д.), проживают на территории другого государства. Они в соответствии с международными нормативно-правовыми актами имеют право на развитие своей культуры, доступ к ценностям своего народа.

Третье направление заключается в предоставлении гражданам возможности получить доступ к культурным ценностям других народов, что способствует формированию мировоззрения о многообразии мира, толерантного отношения к ценностям других народов, создает предпосылки для формирования общечеловеческих культурных ценностей.

Библиотека как один из институтов общества располагает большими возможностями по сохранению и развитию национальной культуры. К основным направлениям деятельности библиотек в данной области относятся:

– создание национальной системы библиотек, в том числе специализированных библиотек или их структурных подразделений, по удовлетворению информационных потребностей представителей определенной нации и предоставляющих информацию о ее достижениях в разных сферах деятельности;

- формирование национального библиотечного фонда, обеспечивающего знакомство и изучение гражданами республики национальных ценностей своего народа, а также ценностей других народов;

– обеспечение доступа к информационным ресурсам других стран и предоставление иностранным гражданам доступа к информационным ресурсам Беларуси.

В нашей республике создана разветвленная сеть библиотек, обеспечивающая доступ пользователей к культурным ценностям белорусов и других народов, проживающих на ее территории, а также народов зарубежных стран. Сеть библиотек республики сформирована по территориально-производственному признаку, что обеспечивает равный доступ всем жителям республики к библиотечным ресурсам. Вместе с тем система библиотек республики нуждается в совершенствовании.

Наряду с существующей системой публичных и специальных библиотек в 1990-е годы в республике начали создаваться специализированные библиотечно-информационные учреждения, структурные подразделения в библиотеках, направленные на знакомство жителей республики с достижениями народов других стран. Среди таких наиболее значимых организаций можно назвать информационный центр информационной службы при Посольстве США, библиотеку немецкого культурного центра Института им Гете, франко-белорусский зал информации в Минской ОБ, австрийскую библиотеку, функционирующую в структуре библиотеки МГЛУ, отделы японской, немецкой и украинской литератур при минских ЦБС и др. Число таких учреждений в республике постоянно увеличивается, что свидетельствует об интересе белорусского народа к культуре других народов мира.

Менеджерам высшего уровня и широким кругам библиотечной общественности необходимо стремиться к созданию благоприятных условий для функционирования в республике библиотек и информационных служб, предоставляющих жителям Беларуси разнообразную информацию о жизни других народов. Это будет способствовать развитию взаимопонимания между народами, формированию атмосферы доверия и взаимовыгодного сотрудничества.

Одним из направлений в деятельности библиотек является формирование национального фонда документов, отражающего как ценности коренной нации и всех наций, проживающих на территории страны, так и ценности народов других стран, и обеспечение гражданам республики доступа к накопленному информационному потенциалу Это объясняется тем, что в библиотечных фондах концентрируются документы, отражающие национальные достижения в области науки, техники, культуры и других сферах, а также документы, способствующие эффективному развитию разных видов деятельности, в том числе промышленного и сельскохозяйственного производства, медицины, образования и т.д. Это значит, что национальный библиотечный фонд необходимо рассматривать как национальную ценность и добиваться закрепления этого статуса в республиканском законодательстве. Более подробно данный вопрос рассматривается в пятой главе.

Информационные ресурсы библиотек являются основой для дальнейшего развития национальной культуры. Они позволяют отечественным и зарубежным пользователям знакомиться с культурным богатством того или иного народа, пропагандировать национальные ценности страны среди граждан других государств. Полученные знания дают возможность специалистам дальше развивать национальную культуру, содействовать внедрению национальных традиций и обрядов в повседневную жизнь и быт.

Будучи хранителями памяти человечества, библиотеки выступают механизмом защиты культуры. В соответствии с международными нормами «развитие собственной культуры является правом и долгом каждого народа» [95, с. 23]. У большинства библиотек имеются специальные программы по сохранению и развитию народной культуры, традиций, обрядов, изучению истории края. Содействие возрождению и развитию национальных культур библиотеки Беларуси осуществляют также через организацию различных мероприятий, посвященных известным землякам, общественным деятелям, писателям и поэтам, композиторам и музыкантам, художникам. Проведение обрядовых праздников, использование национальной символики во внешнем и внутреннем оформлении помещений свидетельствуют об активной роли библиотек в возрождении и развитии национальной культуры.

Следующим направлением деятельности библиотек в области сохранения и развития национальной культуры необходимо рассматривать обеспечение доступа пользователям библиотек к информационным ресурсам других стран, а также предоставление иностранным гражданам доступа к информационным ресурсам Беларуси. Ведь, как отмечается в Декларации принципов международного культурного сотрудничества, принятой ЮНЕСКО в 1966 году, «в их богатом многообразии, разнообразии и взаимном влиянии все культуры являются частью общего достояния человечества» [95, с. 23]. Достижение этой цели возможно как посредством снятия ограничений на традиционный книгообмен между библиотеками разных стран, так и при помощи создания благоприятных условий для обмена электронными документами, открытия библиотек зарубежных организаций на территории Беларуси и белорусских библиотек и информационных служб за рубежом.

Библиотеки всех стран мира с древних времен ориентируются на потребности общества, которым они были созданы и в рамках которого функционируют, руководствуясь при этом известным положением о том, что жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. История подтвердила, что библиотеки могут развиваться, гармонично взаимодействуя с обществом, учредившим и содержащим их. Несоответствие библиотек требованиям общества ведет к активному вмешательству государства в их деятельность, а в крайнем случае даже к ликвидации библиотек либо части их коллекций.

Реализация библиотекой в своей деятельности принципа соответствия национальным ценностям превращает ее в сокровищницу, хранящую достижения нации в разных областях жизни. Данные информационные ресурсы являются основой для сущее гвования и развития нации, а библиотека в этом случае выступает гарантом информационной безопасности общества. Рассматриваемый принцип требует от библиотек как предоставления информации, необходимой для сохранения и развития языка и культуры нации, ее традиций и обычаев, так и информации, обеспечивающей развитие научного, образовательного, культурного и промышленного потенциала страны, что в конечном итоге должно способствовать повышению уровня материального благосостояния и духовного развития всего общества, отдельных его членов, сохранению и приумножению главной ценности каждой нации - людей и ее генофонда.

Современное общество состоит из множества социальных групп, объединяющих его членов по разным признакам: возрасту, полу, вероисповеданию, идеологии, профессии, социальному статусу, месту жительства и т.д. В системе ценностей социальной группы наиболее ярко проявляются духовные и материальные ценности общества. Каждая социальная группа, базируясь на своей системе ценностей, преследует в обществе те или иные цели, которые лишь в определенной степени совпадают с целями других групп. Спектр общности интересов отдельных групп зависит от конкретно-исторической ситуации в обществе и может колебаться от полного неприятия идей другой общности до слияния с ними. Именно разность точек зрения и подходов к пониманию и решению одних и тех же проблем в соответствии с законом единства и борьбы противоположностей обеспечивает поступательное развитие общества, является его гарантом от скатывания на путь диктатуры или анархии.

Чем больше в обществе групп, имеющих близкие или сходные идеалы, тем продуктивнее работает общество на пути достижения своих целей и общего прогресса. Однако и отсутствие альтернативы может привести к стагнации в общественном развитии, самоуспокоению, диктатуре. Вместе с тем наличие в обществе антагонистических групп является основой для постоянных социальных конфликтов (политических, религиозных, классовых и др.), отвлекающих ресурсы общества. Противостояние антагонистических групп может принимать разные формы - от теоретических дискуссий до крайних проявлений в виде революций и гражданских войн, что ведет к разрушению сложившихся общественных структур, вносит дисгармонию в размеренную жизнь общества. Но «... борьба эта неизбежна до тех пор, пока человечество раздроблено на множество различных групп, каждая из которых имеет свои ценности и вынуждена доказывать их преимущество по сравнению с ценностями других групп, их право если не на господство над другими, то по крайней мере на сосуществование с ними в свободном и толерантном человеческом общежитии. Тут-то и кроется принципиальное различие между тоталитарной и демократической социальными системами: первая добивается полного вытеснения одной системой ценностей всех других, а вторая допускает мирное соседство разных мировоззрений, идеологический плюрализм» [137, с. 158].

Современное демократическое устройство общества и признанные на международном и национальном уровнях права и свободы позволяют гражданам придерживаться различных точек зрения и объединяться в организации для защиты и отстаивания своих интересов, пропаганды своей системы ценностей. В соответствии с Конституцией Республики Беларусь государство берет на себя ответственность регулировать «. .отношения между социальными общностями на основе принципов равенства перед законом, уважения их прав и интересов» [174, с. 7] и предоставляет своим гражданам право объединяться в разные сообщества (политические, религиозные, профессиональные, творческие и др.)

Пользуясь конституционным правом, представители разных слоев общества объединяются в политические партии, каждая из которых формирует свою систему ценностей и исходя из нее стремится привлечь в свои ряды как можно больше сторонников, претендуя на роль правящей. Система религиозных ценностей наиболее ярко выражена в деятельности религиозных объединений, каждое их которых пропагандирует свои взгляды посредством различных форм и методов, привлекает в свои ряды новых членов и достигает таким образом широкого распространения в обществе. Система профессиональных ценностей лежит в основе профессиональных союзов и объединений, предприятий и учреждений. Каждая из социальных групп общества вырабатывает свою систему средств, форм и методов реализации целей, которые могут носить как легальный, так и нелегальный характер. Одним из легальных средств формирования, выражения, распространения и пропаганды ценностей отдельных социальных групп является библиотека, которая всегда была как собирательницей и хранительницей ценностей всего общества, так и ареной столкновения взглядов представителей разных социальных групп.

Суть реализации принципа соответствия деятельности библиотек ценностям социальных групп заключается в формировании ими информационных ресурсов, раскрывающих ценности общественных объединений, и предоставлении доступа к ним как членов данных социальных групп, так и представителей других объединений. Наиболее ярко указанный принцип проявляется в деятельности библиотек, являющихся структурными подразделениями тех или иных организаций, предприятий и учреждений, или библиотек, учредителями которых, основным источником финансирования выступают определенные организации. Понятно, что библиотека, которая содержится за счет средств определенной организации, не может осуществлять деятельность, направленную против данной организации, противостоять достижению ее целей и системы ценностей. Поэтому, например, библиотека католического прихода никогда не будет предлагать своим читателям атеистическую литературу или материалы, пропагандирующие ислам или другую религию. Ее задачи вытекают из целей деятельности католической церкви, а это значит, что основу ее фондов составляют религиозные материалы, разъясняющие сущность католической веры, доказывающие правоту данного вероисповедания, излагающие католические традиции и обряды, распространяющие католические ценности художественными средствами. В противном случае деятельность такой библиотеки может быть приостановлена. Это же относится к деятельности партийных библиотек и библиотек иных общественных объединений. Такие библиотеки организуют свою деятельность в соответствии с партийными задачами, и если в их фондах есть литература, написанная с других идеологических позиций, то только потому, что членам данных организаций необходима информация о своих идеологических противниках.

Библиотеки удовлетворяют потребности не только политических, религиозных и других объединений, но и, как отмечает М.Я. Дворкина, «… сохраняют … корпоративную культуру социальных институтов и организаций» [91, с. 242]. Специальные библиотеки, большинство которых являются структурными подразделениями предприятий и учреждений, ориентированы в своей деятельности на ценности отдельных социальных групп. Однако если библиотеки партийных и религиозных организаций приоритетными в своей деятельности считают политические или религиозные ценности, то библиотеки промышленных предприятий преимущественно ориентируются на экономические ценности и научные достижения в той или иной области. Данные ценности лежат в основе работы библиотек по информационному обеспечению деятельности предприятий Высокий уровень информационного обслуживания создает базу для выпуска качественной и конкурентоспособной продукции, коммерческого успеха предприятия и повышения благосостояния членов его коллектива.

Кроме социальных групп, объединяющих членов общества по политическим, религиозным, производственным и иным признакам, в обществе существуют социальные группы, сформированные с учетом возраста и физического состояния граждан. Данные категории пользователей обслуживаются как общественными библиотеками, так и специально созданными учреждениями.

В деятельности библиотек каждого общества традиционно особое внимание уделяется детям и юношеству. Для формирования в них системы общественных ценностей, а также удовлетворения их потребностей в каждой стране в соответствии с национальными особенностями создаются специальные системы библиотек. В отдельных странах права данных групп пользователей даже закрепляются законодательно. Так, в законе Российской Федерации «О библиотечном деле» отмечается, что «пользователи библиотек детского и юношеского возраста имеют право на библиотечное обслуживание в общедоступных библиотеках, специализированных государственных детских и юношеских библиотеках, а также в библиотеках общеобразовательных учреждений в соответствии с их уставами» [264, с. 45].

Принцип соответствия деятельности библиотеки ценностям определенных социальных групп предполагает не только отражение ценностей тех или иных объединений в библиотечном фонде и предоставление необходимых документов пользователям, но и создание условий для получения ими необходимой информации. Данный аспект проблемы особо проявляется в организации библиотечного обслуживания лиц с ограниченными возможностями. Для решения этой задачи необходимы как создание специальных видов документов, так и особые подходы к архитектуре и планировке зданий, организации обслуживания. Например, для удовлетворения потребностей слепых и слабовидящих библиотека приобретает или самостоятельно создает специальные документы, содержание которых может быть доступно данной категории: произведения печати, напечатанные специальным жирным шрифтом, шрифтом Брайля, так называемые «говорящие книги» и т.д. Для лиц с ограниченными умственными способностями специализированными и публичными библиотеками формируется фонд изданий и других видов документов, по своей форме и содержанию доступных восприятию данной категории пользователей. Удовлетворение информационных потребностей лиц с ограниченными возможностями в передвижении требует от библиотек принятия таких архитектурно-планировочных решений, которые бы позволяли пользователям самостоятельно посещать библиотеку и пользоваться ее услугами. Для организации обслуживания лиц, физические возможности которых настолько ограничены, что они не могут по различным причинам самостоятельно посещать библиотеку, необходимо создавать особые условия: от доставки традиционных видов документов пользователям домой до обеспечения доступа к электронным ресурсам библиотек в режиме удаленного доступа.

Рассматривая реализацию библиотеками принципа соответствия ценностям социальных групп, необходимо обратить внимание на особенности деятельности библиотек, созданных определенной группой, и библиотек, учрежденных и финансируемых всем сообществом. Если в первом случае деятельность библиотек должна полностью соответствовать ценностям их учредителей и «работать» на достижение целей организации, то во втором случае нельзя допустить перекоса в ориентации на ценности какой бы то ни было группы, т.е., предоставляя материалы определенной политической партии или религии, библиотека обязана предоставить ее пользователям доступ и к материалам оппонентов.

В повседневной жизни постоянно происходит сталкивание интересов разных социальных групп. Отстаивая свои интересы, социальные группы предлагают, по их мнению, наиболее выверенные и оптимальные варианты развития общества. Именно в их многообразии и противоречивости заключается основа постоянного развития общества. Поэтому задача библиотек, принадлежащих всему обществу, заключается не в пропаганде идей одной социальной группы, пусть и кажущихся весьма привлекательными и правильными, а в предоставлении пользователям доступа к разным идеям.

Как считает Ю.Н. Столяров, библиотека по своей природе является «...таким социальным институтом, который идеально приспособлен для консолидации общества...», и поэтому она «...должна четко проводить линию на согласие, а не конфронтацию различных общественных групп» [356, с. 14]. Занимая активную позицию в жизни общества, библиотеки не могут отдавать в своей работе предпочтение каким бы то ни было идеям, кроме национальных и общечеловеческих. Извечному стремлению политических, религиозных и других организаций получить монополию или хотя бы преимущество в формировании фондов библиотек они должны противопоставить политику сбалансированных интересов.

Основу иерархии системы ценностей составляют ценности отдельного индивида, которые находятся в диалектической взаимосвязи с ценностями других уровней. Эта неразрывная взаимосвязь базируется на том, что, с одной стороны, многообразие ценностей отдельных индивидов является основой для формирования системы ценностей социальных групп, наций и всего человечества. С другой стороны, система общечеловеческих и национальных ценностей, а также система ценностей отдельных социальных групп оказывают непосредственное воздействие на личность, влияют на формирование ее ценностных ориентации. Данное взаимодействие и является основой формирования и развития ценностей каждого уровня, которые в конечном итоге представляют собой не просто арифметическую сумму или копию предыдущего уровня, а являются результатом сложных взаимопроникающих процессов. В результате этого, как отмечает Б.С. Трибулев, «свойства человеческого рода как совокупности людей ... не во всем совпадают с тем, что является содержанием каждого человека, и тем общим, что всегда есть у него с другими людьми» [397, с. 22].

Система ценностей отдельного индивида включает разные виды материальных и духовных ценностей. По мнению М.А. Макаревича, в систему ценностей индивида могут входить смысложизненные ценности (представления о добре и зле, благе, счастье); универсальные ценности, прежде всего витальные (жизнь, здоровье, личная безопасность, благосостояние, семья, родственники, образование); демократические (свобода слова, совести, партий, национальный суверенитет, гарантии социального равенства и справедливости и др.); общественного признания, межличностного общения, личного развития; партикулярные: традиционные, религиозные, урбанистические; коллективистские ценности [215, с. 609]. Каждый индивид формирует свою систему ценностей, выстраивает их в определенной иерархии, формирует систему предпочтений и приоритетов.

Система ценностей индивида находит отражение в различных видах его деятельности, которая, в свою очередь, является предпосылкой возникновения информационных потребностей личности. На удовлетворение их, а следовательно, на формирование и развитие системы ценностей направлена деятельность разных библиотек. Наиболее полно систему индивидуальных ценностей отражают личные библиотеки. Так как ценности субъекта находятся в неразрывной связи с его потребностями, то в личных библиотеках сконцентрированы документы, направленные на содействие удовлетворению его потребностей, возникающих в повседневной жизни, в процессе производственной деятельности, образования и самообразования и т.д. Содержание фондов личной библиотеки отражает потребность индивида в изучении тех или иных политических, религиозных, этических, художественных, экологических и других духовных и материальных ценностей. Роль личных библиотек в удовлетворении информационных потребностей индивида подробнее рассматривается в четвертой главе.

Решающую роль в формировании системы ценностей индивида и распространении его взглядов на аксиологические основы жизнедеятельности играют общественные библиотеки. Специальные библиотеки содержат информацию, касающуюся не только узкоспециальных интересов отдельного человека, но и материалы, необходимые для организации профессиональной деятельности других членов коллектива. Фонды публичных библиотек содержат документы, раскрывающие ценности представителей различных социальных групп, а также национальные и общечеловеческие ценности. Предлагаемое библиотеками разнообразие мыслей и идей в разных направлениях деятельности создает основу для всестороннего развития личности, формирования и трансформации ее системы ценностей, изменения иерархии в личностной системе ценностных ориентации. В библиотеках человек черпает идеи для своего дальнейшего развития и совершенствования. По мнению специалистов, «предоставляя сохраненное культурное богатство, библиотеки интеллектуально обогащают и общество, и каждого его члена» [89, с. 242].

Именно благодаря библиотеке как элементу системы документно-информационных коммуникаций, ценностные ориентации отдельного индивида становятся доступными для изучения и оценки другими членами общества. Изложенные в виде научных идей, философских трактатов, художественных произведений ценности отдельного индивида посредством библиотек становятся доступными всему сообществу. Впоследствии одни из них признаются всем обществом или какой-то его частью, включаются в школьные и вузовские учебники, используются в качестве материала для дальнейших научных изысканий, обогащают практику повседневной жизни, другие же отрицаются и отправляются в небытие. Таким образом, благодаря библиотекам ценности отдельной личности становятся всеобщим достоянием.

Общество в своем развитии все более усложняется. Этим во многом вызваны энергетические и экологические проблемы, социальные конфликты. Возникающие конфликты представляют угрозу как для всего человечества, так и отдельной личности, и поэтому общество ищет механизмы, посредством которых можно было бы смягчить конфликты и предотвратить угрозу разрушения социума. Среди таких механизмов - библиотеки, которые могут содействовать ориентации человека на толерантность, отсутствие вражды, войн, стабильность, гуманизацию отношений, компромисс, сотрудничество, диалог, гармонизацию интересов. М.Я. Дворкина считает, что «предоставление пользователям публикаций авторов, имеющих разные научные и идеологические установки, содействует формированию неконфликтности, терпимости к разным точкам зрения» [91. с. 243].

Ориентируясь на ценности индивида, библиотеки тем самым подчеркивают принцип равенства всех пользователей. Особенно в этом отношении важна деятельность публичных библиотек, сохраняющих и передающих культурное наследие всем, независимо от возраста, социального статуса, расы, национальности, вероисповедания, места жительства, пола, языка и других дифференцирующих признаков. Таким образом, библиотеки способствуют не разделению, а консолидации общества, предоставляют пользователям стартовый минимум информации, чтобы они могли ориентироваться в обществе, адаптироваться к нему. Тем самым библиотеки смягчают социальные конфликты, способствуют всестороннему развитию пользователей.

Современное общество, предлагая индивиду широкий спектр демократических прав и свобод, одновременно вводит ряд запретов на его действия. В области материальной сферы общество предлагает индивиду определенные льготы и привилегии, оплачивает ряд его расходов в области образования, охраны здоровья, культуры. В качестве компенсации оно претендует на часть доходов и материальных ценностей гражданина. Задача библиотеки заключается в предоставлении индивиду информации о спектре ценностей и многообразных формах их проявления в реальной жизни, информировании о его возможностях, правах и свободах, обязанностях и ограничениях, которые существуют в обществе. Человек волен черпать из предоставляемого библиотекой массива необходимую ему информацию и формировать личную систему ценностей, искать подтверждение ее истинности или несостоятельности. Библиотека же не должна непосредственно вмешиваться в процесс формирования ценностной системы индивида, ее основная задача - предоставление ему полной и достоверной информации и содействие в соответствии с его просьбой в выборе необходимой информации в документном потоке. Роль библиотек в формировании системы ценностей проявляется и в том, что, обеспечивая предоставление проверенных временем публикаций, библиотеки делают их доступными многим, тем самым содействуя сближению потенциала отдельных личностей и их взаимопониманию.

Библиотечной практикой накоплен богатый арсенал форм и методов индивидуальной работы с пользователями и Удовлетворения их потребностей. Будучи специфическим социальным институтом, библиотека должна ориентироваться на ценности каждого ее реального и потенциального пользователя, быть транслятором этих ценностей для других индивидов, социальных групп и человечества в целом.

Эволюция библиотеки как социального института свидетельствует о том, что изначально в своем развитии она вынуждена была исходить преимущественно из ценностных ориентации отдельных личностей, которые в силу социального статуса и материального положения могли позволить себе создание личной библиотеки. С развитием цивилизации сфера деятельности библиотек начала расширяться. С переходом на обслуживание определенных групп общества (духовенства, знати и др.) библиотека сместила свои ориентиры от ценностей отдельной личности к ценностям господствующей социальной группы. Формирование наций, определение круга национальных интересов расширили ценностные ориентации библиотек. Они стали выполнять функции центров просвещения, науки и культуры для широких кругов общества. Одновременно существование нескольких параллельных систем иерархии общественных ценностей все более превращало библиотеки в арену столкновения разных идей и учений. Они становились непосредственными участниками идеологических баталий, виновниками распространения неугодных идей, страдали как объект материальной культуры за «духовные грехи» своих создателей и попечителей. В XX в. были сделаны первые реальные шаги для превращения человечества в единый субъект. Человечество начало осознавать, что единственно реальным выходом для него «является поиск путей и способов органически-диалогического соединения ценностей и прав личности с ценностями и правами человечества, ценности, присущие разным проявлениям "особенного" - национальным и региональным, половозрастным и образовательно-профессиональным, могут быть в XXI веке всего лишь посредствующими звеньями на пути от личности к человечеству и от него к личности» [137, с. 140].

Поэтому современной библиотеке необходимо ориентироваться на сложившуюся в обществе в настоящий момент систему ценностей, состоящую из множества уровней и видов. При этом библиотека должна соблюдать приоритет ценностей более высокого уровня, отдавая, таким образом, предпочтение общечеловеческим ценностям перед ценностями других уровней, предпочтение национальным – перед ценностями отдельных социальных групп и т.д. Наряду с этим на каждом уровне библиотека должна предоставить пользователям доступ ко всем видам ценностей, а не только к одному из них.

Названные принципы должны составлять основу деятельности каждой библиотеки. Вместе с тем это вовсе не означает, что все библиотеки смогут их реализовать в равной степени. В зависимости от статуса для каждой библиотеки один из названных принципов необходимо рассматривать в качестве базового и руководствоваться им в деятельности. Так, для личной библиотеки конкретного человека - это принцип соответствия ценностям индивида, для библиотеки коммунистической партии - принцип соответствия ценностям социальной группы, для национальной библиотеки – принцип соответствия национальным ценностям.

Указанные принципы необходимо рассматривать как взаимодополняющие, а не противостоящие друг другу. Так, реализация принципа соответствия ценностям социальной группы не должна противоречить принципу соответствия общечеловеческим ценностям. Это выполнимо всеми библиотеками, в том числе конкретной библиотекой определенной конфессии – библиотекой православной церкви, мусульманской мечети, католического костела и т.д. Выполняя свою миссию, т.е. активно пропагандируя определенные религиозные идеи, данные библиотеки не должны призывать своих посетителей к борьбе с представителями другой веры и атеистами способами, запрещенными мировым сообществом. Как отмечает М.С Каган, «...противопоставление ценностей одной части человечества другой (или другим) - общая закономерность всей истории; это значит, что острая идеологическая борьба... не "изобретение"... но очередное проявление пронизывающего всю историю человечества раскола ценностных ориентации, ведущего к конфронтации разных его частей. Но если в прошлом, а часто еще в наши дни, идеологические споры разрешались физическим уничтожением носителей других ценностей, то сейчас становится все более очевидным, что не насилие, а диалог является единственно эффективным способом разрешения духовных противоречий» [137, с. 194]. Такой подход позволяет каждой библиотеке обеспечить учет интересов индивида при одновременном соблюдении ценностей, выработанных всем человеческим сообществом.

Вместе с тем было бы наивно полагать, что библиотеки экстремистских организаций либо стран с тоталитарным режимом будут придерживаться в своей деятельности общечеловеческих демократических ценностей и свобод. Зная об этих ценностях, они могут стремиться к их реализации в своей деятельности, но ровно настолько, насколько позволяют им конкретные условия. В основе же своей они вынуждены выполнять задачи, которые ставит перед ними учредитель, и исповедовать его систему ценностей. И если учредители нарушают закон и общечеловеческие или национальные нормы, то и библиотека как элемент данной системы выступит нарушителем соответствующих принципов деятельности. Это вовсе не значит, что библиотека должна пассивно смириться со своей ролью и стать инструментом в руках диктаторов или террористов. Исходя из приоритетности ценностей более высокого уровня, библиотека в данном случае должна руководствоваться принципами соответствия ее деятельности общечеловеческим и национальным ценностям. Реализуя данные принципы, библиотека будет стремиться приобрести документы, отражающие ценности не только правящей группы, но и национальные, и общечеловеческие ценности, и по возможности обеспечивать доступ к ним пользователей. Работа библиотеки в данном направлении будет способствовать изменению ценностных ориентации членов общества, смене режима, а накопленный информационный потенциал позволит с наступлением благоприятных условий быстрее усвоить членам общества недоступный ранее пласт ценностей.

Реализуя названные принципы в своей деятельности, библиотека всегда будет находиться перед вечным противоречием – предоставить пользователю полный доступ к любой информации, в том числе и к философским трактатам расистов и нацистов и практическим пособиям по изготовлению взрывных устройств, соблюдая тем самым его права и свободы, или ограничить доступ пользователя к определенному кругу источников, изучение которых может привести к созданию реальной или потенциальной угрозы другим индивидам, определенным социальным группам или обществу в целом. В первом случае, предоставив пользователям неограниченный доступ к информации, библиотека рискует превратиться в информационный центр анархии и терроризма, во втором -стремясь оградить своих пользователей от «плохой» информации, у нее есть все шансы стать еще одним органом цензуры и содействовать установлению тоталитарного режима. Решение данного вопроса заключается в самой сущности информации, неотъемлемым атрибутом которой является селективность. Как мы отмечали в первой главе, отбор информации осуществляется даже природой уже на первых этапах формирования и восприятия информационных сообщений. Индивид самостоятельно принимает решения, какая часть из имеющейся у него информации подлежит распространению и в каких пределах. Особенности распространения информации, которая является собственностью той или иной социальной группы, определяются членами данной группы. По их решению доступ к ней может быть или резко ограничен, как это, например, происходит с коммерческой информацией, или, наоборот, расширен, как бывает с рекламной информацией. Поэтому, если учредителем библиотеки выступают индивид, определенная социальная группа, то они и вправе определять условия доступа к принадлежащим им информационным ресурсам – устанавливать порядок доступа в библиотеку разных категорий пользователей, правила пользования ее фондом, условия и сроки выдачи документов.

Общественные библиотеки реализуют право пользователей на доступ к информации, формируя свои информационные ресурсы на основе правила «что не запрещено законом, то разрешено», признавая тем самым за государством право определять, что есть добро и что есть зло, исходя из сложившихся в обществе приоритетов ценностей. Стремление библиотеки самостоятельно сузить либо расширить юридически определенный круг источников в данном случае необходимо рассматривать как нарушение законодательных норм и принципов ее деятельности.

Формирование принципов деятельности библиотеки, базирующихся на иерархической системе ценностей, в основе которой лежат ценности отдельного человека, трансформирующиеся в ценности всего человечества, должно обеспечить успешное функционирование библиотеки как социального института и решение ряда практических задач отдельных библиотек-учреждений. Предложенная система принципов деятельности библиотек позволит:

- проинформировать мировое сообщество о надвигающейся на человечество экологической или иной катастрофе, неизбежной при соответствующей политической организации общества, идеологической и военной конфронтации на почве национальных, религиозных, экономических интересов и возможностей ее преодоления;

- обеспечить информационными средствами доказуемость неприемлемости силового разрешения любых социальных конфликтов, грозящих гибелью человечества на современном уровне развития военной техники, технологий промышленного и генного производства;

– предложить сообществу информацию о развитии в обществе такой системы ценностей, которая являлась бы соединением общечеловеческих, национальных, групповых и индивидуальных ценностей;

– информационно обеспечить происходящий в любой стране переход от тоталитарной системы к созданию истинно демократического государства, способного соединить права свободной и суверенной личности с системными интересами общества в целом, которое не должно быть разрушено абсолютизировавшими свои права отдельными личностями или социальными группами;

– содействовать формированию новой иерархической системы ценностей, соответствующих современным требованиям и вызовам будущего;

– стать теоретической основой развития библиотечной деятельности современного государства, где общечеловеческие интересы и свобода доступа к информации должны сочетаться с интересами отдельных социальных групп и каждого индивидуума по информационной защите их интересов;

- разработать соответствующую современным требованиям теорию и методику формирования фондов, каталогизации, библиографирования документов и обслуживания пользователей, направленные на удовлетворение их информационных потребностей.

Современная библиотека как социальный институт направлена на удовлетворение потребностей как отдельного индивида, так и всего человечества, поэтому в своей деятельности она должна исходить из ценностных ориентации отдельных индивидов, системы ценностей определенных социальных групп, общества и ценностей человечества в целом. Базируясь на принципах соответствия своей деятельности ценностям определенного уровня, библиотека при этом должна соблюдать приоритет ценностей более высокого уровня. Кроме того, в каждом из названных уровней библиотека должна стремиться предоставить доступ не к одному из видов ценностей (политических, религиозных, художественных и др.), а отразить их комплексно во взаимосвязи и взаимодействии. Таким образом, обеспечив соответствие деятельности Ценностям по вертикали (уровни ценностей) и по горизонтали (виды ценностей), библиотека сможет добиться гармоничного и целостного отражения мира в своих информационных ресурсах и содействовать формированию и развитию системы ценностей личности, отвечающей современному уровню развития цивилизации.

Во время монополии Коммунистической партии на власть основным принципом деятельности библиотек Советского Союза являлся принцип коммунистической партийности.Этот принцип изложен в многочисленных научных публикациях и нашел отражение в справочных и учебных изданиях того времени.

Социально-экономические преобразования, начавшиеся в обществе в середине 1980-х годов, ослабление позиций КПСС, демократизация всех сторон общественной жизни вызвали критическое переосмысление казавшихся незыблемыми на протяжении десятилетий идеологических оснований. На рубеже 1980-90-х годов по отношению к принципу коммунистической партийности среди библиотековедов можно было выделить

– представителей ортодоксального крыла библиотековедения, отстаивающих принцип коммунистической партийности в его устоявшемся понимании и усматривающих в процессах демократизации величайшее зло;

– сторонников очищения коммунистической идеологии и принципа партийности от искажений, привнесенных бюрократами, и рассматривающих коммунистическую идею как воплощение самых прогрессивных взглядов и благих намерений;

– противников коммунистической идеологии и принципа коммунистической партийности, ратующих за демократические преобразования в обществе и библиотечном деле.

С учетом положений Конституции, в которой Республика Беларусь провозглашается демократическим государством, в законе "О библиотечном деле в Республике Беларусь" закреплены следующие основные принципы деятельности библиотек: провозглашение общечеловеческих ценностей в качестве приоритетных, содействие возрождению, развитию культурных традиций и сохранению ценностей белорусской нации, других национальностей, проживающих в стране, сохранности историко-культурного наследия, распространение гуманистических идей, научных знаний и достижений мировой культуры, общедоступность информации о содержании библиотечных фондов, координация деятельности по созданию и взаимоиспользованию информационных ресурсов с целью удовлетворения информационных, культурных, научных и других потребностей пользователей

На международном уровне библиотека рассматривается как основа развития основных ценностей личности, гарант развития и процветания общества Для выполнения ею своей миссии деятельность библиотеки не должна ограничиваться идеологическими, политическими, религиозными и экономическими факторами.

Исходя из иерархии основных групп ценностей и необходимости библиотек соответствовать им, можно сформулировать следующие принципы деятельности библиотек принцип соответствия общечеловеческим ценностям, принцип соответствия национальным ценностям, принцип соответствия ценностям социальных групп, принцип соответствия ценностям индивидуума.

Основу системы общечеловеческих ценностей составляют те духовные и материальные ценности, которые международное сообщество признало в качестве общих для всего человечества Их сохранение и развитие библиотека как социальный институт, занимающий ведущее место в процессе распространения информации, должна рассматривать в качестве приоритетного направления своей деятельности Реализация библиотекой принципа соответствия общечеловеческим Ценностям заключается в предоставлении пользователю информации о перечне и содержании данных ценностей и создании условий для их формирования и дальнейшего развития.

В качестве национальных ценностей, являющихся основой деятельности библиотек, необходимо рассматривать ценности всех наций и народностей, проживающих на территории определенного государства Библиотека располагает большим арсеналом средств, направленных на сохранение и развитие национальной культуры. Реализация в деятельности библиотеки принципа соответствия национальным ценностям превращает ее в сокровищницу, хранящую достижения нации в различных областях деятельности. Данные информационные ресурсы выступают основой для существования и развития нации, а библиотека – гарантом информационной безопасности общества.

Каждая из социальных групп общества вырабатывает определенную систему ценностей, а также формы и методы достижения своих целей Библиотека является одним из легальных средств формирования, выражения, распространения и пропаганды ценностей социальной группы. Суть реализации принципа соответствия деятельности библиотек ценностям социальных групп заключается в формировании ими информационных ресурсов, раскрывающих систему ценностей разных общественных объединений, и предоставлении доступа к ним как членов данных социальных групп, так и представителей других объединений.

Система ценностей отдельного индивида включает различные виды материальных и духовных ценностей. Каждый индивид формирует свою систему ценностей, выстраивает их в определенной иерархии, формирует систему предпочтений и приоритетов.

Библиотеке в своей деятельности необходимо исходить из сложившейся в обществе системы ценностей, состоящей из множества уровней и видов. При этом библиотека должна отдавать приоритет ценностям более высокого уровня. Уровни ценностей и соответствующие им принципы деятельности библиотек необходимо рассматривать как взаимодополняющие, а не противостоящие друг другу. Обеспечив в своей деятельности соответствие ценностям по вертикали (уровни ценностей) и по горизонтали (виды ценностей), библиотека сможет добиться гармоничного и целостного отражения мира в своих информационных ресурсах и будет содействовать формированию и развитию системы ценностей личности, отвечающей современному уровню развития. цивилизации.

 

к оглавлению 

 

 

Глава 3

СОЦИАЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ БИБЛИОТЕК

 

3.1. Развитие взглядов на социальные функции библиотек

 

Социальные функции библиотеки являются одной из фундаментальных проблем библиотековедения.

Библиотековедами и библиотекарями-практиками социальные функции библиотек нередко обозначались и продолжают иногда обозначаться при помощи таких понятий, как «общественная роль библиотеки», «социальная роль библиотеки», «социальная миссия библиотеки», «цель библиотеки», «задачи библиотеки». В их изучении накоплен богатый опыт. Изучению данной проблемы посвящали свои работы известные специалисты, на страницах профессиональной печати находили отражение многочисленные дискуссии. Каждый раз библиотековедами предлагался, как им казалось, окончательный перечень функций библиотеки. Однако новый виток исторического развития подтверждал несостоятельность высказанных предположений, и все начиналось сначала. Мнения ученых по вопросу о социальных функциях библиотеки варьировались от четкой постановки проблемы и выделения одной или нескольких функций до отождествления разных функций, формирования их открытых перечней.

Длительное время в качестве главной функции библиотеки рассматривалось хранение книг и иных документов. Впоследствии данная точка зрения претерпела глубокие изменения, и сейчас функции библиотеки не сводятся только к книгохранению. Как отмечает Ю.Н.Столяров, «на смену столь убедительной, на первый взгляд, мемориальной функции эпохи Просвещения в XIX веке выдвинулась функция учебная, образовательная, просветительская» [374, с. 28]. Это представление развивалось в библиотековедении в течение всего XX в.

Вопрос о социальном предназначении библиотек (теоретически еще не оформленный в проблему социальных функций) затрагивался на рубеже Х1Х-ХХ вв. во многих работах ведущих библиотековедов того времени: Б.В. Банка, И.Я. Виленкина, П.И. Гукова, В.А. Невского, А.А. Покровского и др. Однако уже с первых лет советской власти в большинстве исследований в основе изучения библиотеки как социального института лежал аспект, характеризующий ее историческую изменчивость, а не сущность. Такой подход имел социально-экономическое и историко-культурное обоснование. Как отмечал А.Н. Ванеев, уже в первые годы социалистического строительства во главу угла ставилась «социальная обусловленность содержания работы библиотек общественно-экономической формацией» [62, с. 23]. Формирование библиотечной науки Советского государства проходило в условиях жесточайшей идеологической борьбы. Основной задачей библиотековедов того времени «...был показ принципиального отличия советских библиотек от библиотек капиталистических стран и от дореволюционных русских библиотек» [416, с. 16]. Тем самым наметилось изучение производных социальных функций библиотек. Эти функции находились как бы на поверхности, сливались с целями, задачами, направлениями работы, которые диктовало библиотеке общество.

Разработка теоретических основ библиотечного дела с первых лет советской власти строилась на марксистко-ленинской методологии, рассматривавшей библиотеку как идеологическое учреждение, оказывающее путем пропаганды книги активное влияние на коммунистическое воспитание трудящихся. Развитие положений о классовой сущности библиотеки, принципиальном отличии социалистической библиотеки от буржуазной привело к дальнейшему углублению и расширению понимания библиотеки как политико-просветительного учреждения. Н.К. Крупской была поставлена задача «превратить библиотеку, даже самую маленькую, в идеологический центр, помогающий делу строительства социализма» [186, с, 669], что послужило обоснованием агитационно-пропагандистской функции библиотек, специфики и требований к ее реализации.

С позиций принципа партийности рассматривалась и культурно-образовательная функция библиотек. Особое значение для ее обоснования имели указания НК. Крупской о том, что культурно-образовательная работа библиотеки должна быть неразрывно связана с задачами коммунистического воспитания. «Сейчас нет только вопросов культурных, которые могли бы не быть связанными с вопросами политики ... -пишет Н.К. Крупская. – Сейчас немыслим разрыв между политической и культурной работой...» [187, с. 309].

В связи с индустриализацией страны перед библиотеками была поставлена задача организации информационного обслуживания социалистической промышленности, «ведения технической информации в ее библиотечных формах» [426, с. 147]. Значительное внимание разработке информационной функции библиотеки уделили в то время А. Н. Барабанов, М.П. Гастфер, Ф.И. Каратыгин, Н.И. Карклина, И.А. Мохов, Л.Б. Хавкина, О.С. Чубарьян и др. Однако ее выполнение неразрывно связывалось с соблюдением принципа коммунистической партийности, а постановка информационно-библиографической работы рассматривалась как важнейший показатель политической активности библиотеки.

Вместе с тем Н.К. Крупская считала неправильным, что информационная работа ведется только «для высшего технического персонала» [188, с. 368-370], она ставила задачу обеспечения информацией других категорий читателей. Развивая данный подход, Н.И.Карклина высказала мнение о том, что вся библиотечная сеть страны, начиная от крупных научных библиотек и заканчивая сельскими, должна вести информационную работу [143]. Данные утверждения положили начало обсуждению информационной функции библиотек, которое продолжается и по настоящее время, стали отправной точкой многолетней дискуссии о месте и роли специальных и массовых библиотек в информационном обслуживании.

Тенденции, проявившиеся в понимании библиотековедами социальных функций библиотек в первые годы советской власти, позволили А.Н. Ванееву сделать вывод о том, что в 1920–30-е годы в советском библиотековедении на основе ленинского принципа партийности были определены и обоснованы важнейшие социальные функции советской библиотеки: агитационно-пропагандистская, культурно-образовательная, информационная, охарактеризованы их взаимосвязь и взаимообусловленность [62, с. 31, 77].

В 1940-50-е годы значительный вклад в разработку проблемы социальных функций библиотек внесли Ю.В. Григорьев, Д.Д. Иванов, Ф.И. Каратыгин, ИА. Мохов, И.М. Симановский, И.М. Фрумин, О.С. Чубарьян и др. В этот период агитационно-пропагандистская функция постепенно трансформировалась в идейно-воспитательную, и вся работа в библиотеке стала рассматриваться как единый воспитательный процесс. Дальнейшее развитие и конкретизацию в послевоенный период получила образовательная функция, основное содержание которой заключалось в руководстве самообразовательным чтением трудящихся. Значительный вклад был внесен также в разработку функции содействия производству, прежде всего в определение места и роли библиотек разных типов в ее реализации. Активно разрабатывался вопрос о месте библиотеки в обслуживании науки [62, с. 109].

В 1960-70-е годы в библиотековедении продолжалось теоретическое обоснование места библиотек в жизни общества, ее социальных функций. Начиная с 1960-х годов О.С. Чубарьян, в отличие от библиотековедов 1920–40-х годов, стал характеризовать библиотеку как культурно-просветительное [434], а затем как культурно-просветительное и научно-вспомогательное учреждение [435].

Новый этап в понимании сущности библиотеки и ее социальных функций связан с принятием в мае 1974 года постановления ЦК КПСС «О повышении роли библиотек в коммунистическом воспитании трудящихся и научно-техническом прогрессе», в котором было закреплено устоявшееся к тому времени представление о библиотеке как идеологическом учреждении. Наряду с этим ей придавался статус научно-информационного учреждения [273]. Это решение было воспринято специалистами как требование коренной перестройки деятельности всех библиотек, расширения и углубления их функций и повышения роли как идеологических и информационных центров [322]. В 1976 году О.С. Чубарьян в вузовском учебнике дал определение библиотеки в соответствии с постановлением ЦК КПСС [436, с. 42].

В этот период к изучению социальных функций библиотек присоединились К.И. Абрамов, Л.М. Инькова, А.И. Пашин и др. В развитии учения о социальных функциях библиотек исследователи по-прежнему исходили из классового характера библиотечного дела, его обусловленности социальной и экономической жизнью общества. Библиотека изучалась с точки зрения влияния конкретных социальных задач на принципы ее работы. Ученые стремились установить меру зависимости библиотечной деятельности от социальных процессов и, наоборот, возможности воздействия библиотеки на состояние общества.

Более глубокому изучению представлений о роли и функциях библиотеки послужила дискуссия об объекте и предмете библиотековедения, развернувшаяся на страницах профессиональной печати в середине 1970-х годов. В рамках этой дискуссии И.М. Фрумин, рассматривая библиотеку как идеологическое учреждение, дифференцировал ее функции на социальные и технологические [420, с. 65]. Под социальными функциями И.М. Фрумин понимал «...удовлетворение требований общества, ради которых сформирована система» [420, с. 65], он делил их на два типа: общие и специфические (табл. 3 i). К общим И.М.Фрумин относил функции, выполнение которых предусматривало «...обязанности, характерные для всех ... идеологических учреждений...»: воспитательную, образовательную и организационную, а к специфическим, т.е. «...присущим только библиотекам... создание единого общегосударственного книжного фонда общественного пользования; организацию его циркуляции; целенаправленное руководство чтением» [420, с. 65].

Таблица 3.1

Эволюция взглядов библиотековедов на функции библиотек

 

Годы

Авторы

Функции

1

2

3

1977

И.М. Фрумин [420]

i. Социальные

i.i. Общие:

воспитательная

образовательная

организационная

i.2. Специфические:

создание единого общегосударственного книжного фонда общественного пользования организация циркуляции фонда целенаправленное руководство чтением

2. Технологические

1980

Л.А. Шилов [445]

Воспитательная

Образовательная

Информационного обеспечения науки и производства

1982

Ю.Н. Столяров [371]

i. Имманентная (коммуникативная )

2. Сущностные:

кумулятивная

утилитарная

3. Другие:

воспитательная

информационная

прагматическая

культурно-просветительная и т.п.

 

1982

В.Р. Фирсов [415]

i. Основная (социализирующая)

2. Подчиненные:

познавательная

ценностно-ориентационная

коммуникативная

1984

А.В. Соколов [339]

i. Сущностные:

ценностно-ориентационная

коммуникативно-познавательная

кумулятивно-поисковая

2. Прикладные:

идеологическая

обеспечения научно-технического прогресса культурно-просветительная

социализирующая

1984

Э.К. Беспалова [36]

Общая (сущность)

Внешние (цели)

Внутренние

1985

В.Р. Фирсов[416]

i. Сущностные:

познавательная

 ценностно-ориентационная

коммуникативная

2 Прикладные:

образовательная

культурно-просветительная

информационная

в помощь НТП и др.

1986

Ж.С. Яцкунас [453]

Организация общественного пользования определенным образом сформированных фондов документов

1989

А.Н. Хропач [428]

Образовательная

Воспитательная

Производственно-вспомогательная

1990

В.В. Скворцов [329]

Информационная

1992

Е Т.Селиверстова

i. Главные (сущностные):

 

[320]

кумулятивная

 

 

мемориальная

 

 

информационно-коммуникативная

 

 

2. Основные (типообразующие):

 

 

в помощь учебе

 

 

в помощь профессионально-производственной

 

 

и научной работе

 

 

в помощь самообразовательной, досуговой,

 

 

рекреационной деятельности

 

 

3. Производные:

 

 

просветительная

 

 

воспитательная

 

 

рекреационная

 

 

гедонистическая

 

 

4. Дополнительные:

 

 

методическая

 

 

исследовательская

1993

Н. Васильченко

i. Главные (основные):

 

[64]

общеобразовательная

 

 

воспитательная

 

 

информационная

 

 

2. Определяемые интересами и запросами

 

 

читателей:

 

 

досуговая

 

 

3. Технологические:

 

 

методическая и др.

1993

И К. Джерелиев

Мемориальная

 

ская [101]

Коммуникативная

1993

Р.С. Мотуль-ский

i. Сущностные:

 

[219]

кумулятивная

 

 

мемориальная

 

 

коммуникативная

 

 

2. Прикладные

1993

Н.И. Тюлина [405]

i. Основополагающая (информационная )

 

 

2. Остальные:

 

 

образовательная

 

 

воспитательная

 

 

досуговая

1994

Н.В. Жадько

[113]

Просветительская

 

 

Мемориальная

1995

М.С. Слободя-ник [330]

i. Главная (сохранения научного познания)

2. Основные:

документная память

информационно-документная

коммуникативная

когнитивная

3. Вспомогательные

1996

М.И. Акилина

[18]

i. Внутренние:

мемориальная

организация использования документа в форме "проката"

анализ информации

оценка информации

2. Внешние:

кумулирующая

обеспечения доступа к информации ориентирующая

ценностная

1996

Н.В. Жадько [112]

Информационная

Мемориальная

1996

В.И. Терешин [390]

Информационная

Культурная

Образовательная

1998

Ю Н. Столяров |373]

Документно-коммуникационная

 

 

 

Возрастание интереса к социальным функциям и разработка подходов к более углубленному их изучению привели к расширению перечня традиционно называемых функций библиотек, изучению функций библиотек отдельных типов. Так, в исследовании, посвященном типологическим особенностям национальных библиотек, проводимом в конце 1970-х годов, перечислялись более десяти функций библиотек данного типа, в числе их назывались и связанные с собиранием и хранением произведений печати как памятников отечественной культуры, осуществлением методического руководства, научно-исследовательской деятельностью и др. [285]. В публикациях, раскрывающих функции научных универсальных библиотек республиканского и областного уровней, называются функции координации и кооперирования деятельности, методического руководства и научно-исследовательской работы [424]. Применительно к массовым библиотекам выделяют политико-воспитательную, образовательную, информационную, а также функцию оказания помощи науке и производству. Иногда к ним добавляют коммуникативную и некоторые другие [445, с. 4].

Анализ развития представлений о социальных функциях библиотек, рост числа авторов, занятых изучением данной проблемы, увеличение перечня функций библиотек позволили А.Н. Ванееву в 1980-м году поставить вопрос о необходимости формирования «учения о социальных функциях советской библиотеки» [62, с. 144]. В формировании такого учения в последующие десятилетия посредством высказывания своих позиций на страницах профессиональной печати, подготовки учебных и справочных изданий, разделов для нормативно-правовых актов приняли участие ведущие библиотековеды.

На рубеже 1970–80-х годов социальные функции библиотек становятся одним из предметов рассмотрения в монографических исследованиях. К.И. Абрамов [8], Л.М. Инькова [134], В.В. Серов [323] характеризуют воспитательную и образовательную функции советских библиотек, а также функцию помощи профессиональному чтению, научно-техническому прогрессу. А.И. Пашин наряду с политико-воспитательной, образовательной и информационной функциями выделил также коммуникативную и гедонистическую [292, с. 84].

В указанные годы особого внимания заслуживает концепция Ю. Н. Столярова, который изучал библиотеку с позиций структурно-функционального подхода [357]. Рассматривая библиотеку как систему, состоящую из четырех элементов – документ, абонент, библиотекарь и материально-техническая база, ученый пришел к выводу, что «взаимодействие элементов между собой и внешней средой порождает сущностные функции библиотеки-кумулятивную (накопления и хранения документов) и утилитарную (использования документов) На их основе возникают и развиваются другие функции – воспитательная, информационная, прагматическая, культурно-просветительная, определяемые социально-экономическими, политическими и культурными задачами, решаемыми обществом в данных конкретно-исторических условиях» [371, с. 7]. Основное социальное предназначение библиотеки, по Ю.Н. Столярову, «...состоит в обеспечении пространственно-временного акта коммуникации, опосредованной документом. Отсюда имманентная социальная функция библиотеки – коммуникативная» [371, с. 22].

Изучение библиотеки с подлинно научных, а не идеологических позиций позволило Ю.Н. Столярову выдвинуть на первый план не идеологическую либо производные от нее функции, а кумулятивную как функцию, отражающую сущность библиотеки независимо от политического строя, в котором она функционирует. Выдвинутые Ю.Н. Столяровым идеи послужили началом деидеологизации учения о социальных функциях библиотеки, в частности, и библиотековедения в целом. Несмотря на то, что еще до конца 1980-х годов идеологическая функция рассматривалась в качестве доминирующей в деятельности советских библиотек, позиция Ю.Н. Столярова нашла понимание, поддержку и дальнейшее развитие, в том числе и в ряде работ доперестроечного периода о социальных функциях библиотек.

Разнобой по поводу определения социальных функций библиотек отразился и на содержании официальных документов. Так, в стандарте 7.26-80 «Библиотечное дело. Основные термины и определения» библиотека определялась как идеологическое, культурно-просветительное и информационное учреждение [81]. Авторы энциклопедического словаря «Книговедение», вышедшего спустя два года после публикации названного стандарта, оставаясь на близких к нему позициях, все же охарактеризовали библиотеку уже как «...учреждение культуры, выполняющее идейно-воспитательную, образовательную, информационную, культурно-просветительную и другие задачи» [164, с. 56]. В Положении о библиотечном деле в СССР, принятом в 1984 году и имевшем статус закона, библиотека определялась все же как идеологическое, культурно-просветительное и научно-информационное учреждение, выполняющее при этом только около 20 социальных функций [296, с. 9].

Столь нечеткое понимание функций библиотеки, с одной стороны, и усложнение ее задач по формированию нового, всесторонне развитого человека, по обеспечению интенсификации научно-технического прогресса, перераспределению возрастающих информационных потоков, с другой, стимулировали новую волну активности в изучении социальных функций библиотеки. Особенно интенсивно представления о социальных функциях начали развиваться с середины 1980-х годов, чему в немалой степени способствовала дискуссия, развернувшаяся на страницах журнала «Научные и технические библиотеки СССР» и перешедшая впоследствии на страницы других изданий. В дискуссии приняли участие Э.К. Беспалова, Г.М. Рослик, А.В. Соколов, В.Р. Фирсов, И. М. Фрумин, А.Н. Хропач, А.Я. Черняк, Ж.С. Яцкунас и др. По подсчетам В.Р. Фирсова, уже к 1985 году существовало более двадцати новых определений функций библиотек, среди них назывались коммуникативная, кумулятивная, гедонистическая, эстетическая, библиотерапевтическая и другие, причем у большинства авторов ряд перечисленных функций оставался открытым [416, с. 16].

К середине 1980-х годов в изучении социальных функций библиотек оформляется культурологический подход, базирующийся на традиционных представлениях о библиотеке как культурно-просветительном центре. Его суть сводится к отождествлению функций библиотеки и культуры. Данный подход активно разрабатывается В.Р.Фирсовым [414-416] и его последователем Н.В. Жадько [112-113).

Обобщая развитие взглядов на социальные функции библиотек в 1970–80-е годы, необходимо констатировать, что официальное признание и наибольшее распространение получили идеологическая, культурно-просветительная и научно-информационная функции. Вместе с тем в этот же период началось изучение Ю.Н. Столяровым и А.В. Соколовым социальных функций с научных, а не идеологических позиций, что позволило им сформировать принципиально новый перечень социальных функций библиотек. Несмотря на идеологическое давление, библиотеки в советский период активно работали с целью удовлетворения потребностей своих читателей, формирования их мировоззренческих позиций, повышения общеобразовательного и культурного уровней, чем в конечном итоге содействовали демократическим переменам в обществе.

Новый этап в изучении социальных функций библиотек связан с радикальными социально-политическими преобразованиями общественной жизни как в СССР, так и в других странах социалистического содружества. Отказ от коммунистической идеологии, переход к демократическим формам управления обществом и рыночной экономике создали почву для отказа библиотек от главной в советский период идеологической функции. Это сыграло ключевую роль в библиотековедении. ученые получили возможность высказывать свои взгляды, не боясь быть обвиненными в отсутствии марксистско-ленинского подхода, отпала необходимость, пусть даже формально, ссылаться в исследованиях на позицию КПСС как истину в последней инстанции.

В начале 1990-х годов в профессиональной печати публикуется ряд дискуссионных статей, посвященных трансформации библиотек в новое общество, переосмыслению их сущности, разрабатываются концепции развития библиотечного дела, где декларируются новые подходы к пониманию роли библиотек в общественной жизни, их социальных функций. В изучение социальных функций библиотек в постсоветкий период активно включились И.К. Джерелиевская, Н.В. Жадько, Р.С. Мотульский, 148 Е.Т. Селиверстова, В.В. Скворцов, М.С. Слободяник, Ю.Н. Столяров, Н.И. Тюлина и др. В этот период по отношению к социальным функциям в библиотековедении формируются три подхода: культурологический, информационный и коммуникационный.

После распада СССР во вновь образованных суверенных республиках начался активный законотворческий процесс, в том числе и в области библиотечного дела. В разрабатываемых документах, характеризующих социально-политические реалии, находят отражение и социальные функции библиотек. Естественно, что определения, данные в национальных законах, используются в дальнейшем в других нормативно-правовых актах, словарях, справочниках, находят как сторонников, так и противников [374, 390].

В первом документе, декларирующем новые ориентиры в развитии библиотек Беларуси, Концепции развития библиотечного дела в Республике Беларусь в качестве основных выделены три функции- информационная, эстетическая, рекреационная. Кроме них, согласно Концепции библиотека выполняет ряд производных функций: социализирующую, просветительную, образовательную и др. [139. с. 50] Вместе с тем учитывая неоднозначность трактовки функций библиотек специалистами, белорусские законодатели. определив библиотеку как «. .институт общества, осуществляющий сбор, хранение и передачу материализированной информации...» [2, с. 28], отказались от включения перечня функций библиотек в закон Республики Беларусь «О библиотечном деле в Республике Беларусь».

В законе Российской Федерации «О библиотечном деле», принятом в 1994 году, библиотека определена как информационное, культурное и образовательное учреждение [264]. При рассмотрении изменений и дополнений, вносимых в федеральный закон «О библиотечном деле», было предложено определить библиотеку как «...учреждение, выполняющее информационные, культурные, образовательные, досуговые функции ..» [264, с. 6].

В 1990-е годы активизируется также изучение функций библиотек разных типов. Авторы исследований по данной проблеме используют в качестве методологической базы как предложенные специалистами ранее перечни социальных функций библиотек, так и формируют самостоятельные подходы к рассмотрению этого вопроса.

В конце XX – начале XXI в. библиотековеды в отличие от предыдущих периодов занялись активным поиском единственной сущностной, онтологической функции библиотеки. В.В. Скворцовым, Н.И. Тюлиной, М.И. Акилиной и некоторыми другими в качестве таковой называется информационная, Ю.Н. Столяровым – документно-коммуникационная.

Анализ сущностных функций библиотеки при использовании культурологического, информационного и коммуникационного подходов дал возможность выявить ведущие направления ее деятельности как социального института.

 

к оглавлению 

 

3.2. Определение содержания понятия «функция библиотеки»

 

Понятие «функция» является одним из основных в терминологическом аппарате любой науки. С его помощью определяют значение, роль объектов действительности, выполняемые обязанности, цели и назначение отдельных процессов и элементов действующих систем. В содержании рассматриваемого понятия специалисты видят то общее, что присуще родственным социальным системам, и те особенности, которые позволяют дифференцировать их.

Термин «функция» (лат. functio - исполнение, осуществление) довольно многозначен. В современных справочных и энциклопедических изданиях, как правило, указываются три его значения:

i. Деятельность, обязанность, работа; внешнее проявление свойств каких-либо объектов в данной системе отношений (например, функция органов чувств, функция денег).

2. Роль, которую выполняет определенный социальный институт или процесс по отношению к целому (например, функции государства, семьи в обществе).

3. Соответствие между переменными величинами, в силу которого каждому значению одной величины х (независимого переменного, аргумента) соответствует определенное значение другой величины у (зависимого переменного, функции) [59, с. 1300; 263, с. 783; 408, с. 1403].

В разных областях знаний применяется, как правило, одно или все названные значения. Так, в социологии принято говорить, с одной стороны, о функции какого-либо социального института (например, семьи) в обществе, а с другой - о некотором социальном явлении как функции другого явления (например, о преступности как функции экономического положения). В математике понятие «функция» надлежащим образом формализовано и является одним из центральных. Здесь функция используется в смысле вида связи между объектами, когда изменение одного из них влечет изменение другого. Философами термин «функция» употребляется в двух значениях: как «отношение двух (группы) объектов, в котором изменению одного из них сопутствует изменение другого» [413, с. 751], и как «внешнее проявление свойств какого-либо объекта в данной системе отношений» [411, с. 401]. Особую роль понятие «функция» играет в рамках системного подхода, где оно выступает в тесной связи с понятием структуры. Примером такого понимания функций в библиотековедении может служить структурно-функциональный анализ библиотеки как системы, проведенный Ю.Н. Столяровым [357].

Несмотря на ключевое положение понятия «функция» в аппарате науки, в современном библиотековедении нет общепринятого его понимания, по-разному определяется и состав функций библиотек. Как правило, в функции видят средство приспособления библиотеки к существующим социальным условиям и в связи этим выделяют разные группы функций: главные, основные, общие, сущностные, имманентные, онтологические, генетические, исходные, системообразующие, внешние, специфические, типообразующие, исторические, производные, прикладные, дополнительные, вспомогательные, частные, технологические и др.

В соответствии с системным подходом каждая система является подсистемой (элементом) системы более высокого уровня (метасистемы) и в то же время выступает в качестве метасистемы по отношению к элементам, которые ее образуют. Поэтому библиотека как один из элементов общества выполняет в нем определенные функции, которые для нее являются внешними. Одновременно она является системой, состоящей из нескольких элементов, со своими функциями, которые по отношению к библиотеке выступают в качестве внутренних

Как свидетельствует анализ эволюции взглядов библиотековедов на функции библиотек, основное внимание исследователи уделяли изучению внешних функций. Именно поэтому в библиотековедении понятие «функция» употребляется чаще всего в социологическом смысле, т.е. как роль, которую выполняет определенный социальный институт по отношению к системе более высокого уровня. В.В Скворцов считает, что «.. независимо от того, в какой лексической форме понятие "функция" обозначается в библиотековедческой литературе, существо рассматриваемой проблемы должно сводиться к тому, чтобы четко определить: что именно библиотека делает для общества, какие обязанности возлагает на нее общество, какие задачи библиотека помогает решать обществу» [146, с. 4].

Библиотека всегда существовала и существует не сама по себе, она является элементом общества со свойственным ему кругом обязанностей. Внешние функции библиотеки – это ее реакция на потребности общества, обусловленные способом взаимодействия с внешней средой. Как искусственно созданная система библиотека через внешние функции реализует свое социальное назначение, поэтому их чаще всего называют социальными.

Специалисты в области библиотечно-библиографической деятельности не всегда соглашались с общепринятым определением понятия «социальная функция» и предлагали свои варианты. Так, А.В. Соколов, основываясь на определении понятия «функция», формулируемом как «роль, которую определенный социальный институт (или частный социальный процесс) выполняет относительно потребности общественной системы более высокого уровня организации или интересов составляющих ее классов, социальных групп и индивидов» [413, с. 751], предложил внести в него некоторые уточнения. По его мнению, в этом определении недостаточно точно раскрыты общественное назначение и цель, которые присущи любому социальному институту, неясна также взаимосвязь между социальными функциями и практической деятельностью [339, с 22–23]. В результате анализа определений, используемых философами, социологами и другими специалистами, А.В. Соколов пришел к выводу, что «...социальная функция есть конкретизация общественного назначения социальной системы, служащая для целенаправленной организации практической деятельности в рамках данной системы» [339, с. 23].

В.В. Скворцов понимает социальные функции как «...обобщенный перечень обязанностей библиотеки перед обществом, которые диктуются им, необходимы ему, прямо или косвенно воздействуют на него и соответствуют сущности библиотеки как социального института» [146, с. 4].

По нашему мнению, в соответствии с системным подходом, для характеристики социальных функций библиотек наиболее приемлемо одно из общепринятых сейчас определений функции. С учетом сказанного социальные функции библиотеки можно определить как роль, которую она выполняет как социальный институт по отношению к обществу.

Социальные функции библиотек большинство исследователей делят на несколько групп. Первым попытку классификации социальных функций в 1977 году предпринял И.М. Фрумин, назвав общие и специфические [420]. Вслед за ним Ю.Н. Столяров выделил имманентные, сущностные и другие [371], В.Р. Фирсов – основные и подчиненные [415], А.В.Соколов – сущностные и прикладные [339] и т.д. Е.Т. Селиверстова выделила даже четыре группы социальных функций: главные, типообразующие, производные и дополнительные [320].

При изучении деятельности любого социального института, в том числе и библиотеки, правомерно выделение двух взаимосвязанных аспектов, характеризующих его сущность и изменчивость. В соответствии с первым аспектом каждый социальный институт обладает внутренней неизменной сущностью, которая позволяет ему выполнять четко определенную роль в обществе независимо от исторического периода, социально-демографической структуры общества и конкретных текущих задач, стоящих перед ним. С учетом сказанного сущность библиотеки проявляется в сборе и хранении социально значимых документов с целью удовлетворения информационных потребностей пользователей. Это являлось и является основной целью деятельности библиотек независимо от того, в какой стране они находятся, какие группы пользователей обслуживают и какие задачи ставят перед ними учредители. Данная цель присуща библиотекам дохристианской и современной эпох, библиотекам разных стран и организаций, т.е. выполняемая библиотеками роль в разные исторические периоды и в разных странах была и останется неизменной. Это позволяет говорить о социальных функциях, отражающих сущность библиотеки, и называть их сущностными.

Следовательно, сущностные социальные функции библиотек - это функции, обусловленные сущностью библиотеки как социального института. Указанные функции библиотека стала выполнять с момента своего возникновения. Отмечая это, А.В. Соколов подчеркивает, что данные функции первичны, исходны и необходимы [339, с. 24]. Изменение сущностных социальных функций привело бы к преобразованию библиотеки в другой общественный институт, поэтому они стабильны, неизменны и ограничены по составу.

Второй аспект характеризуется изменчивостью, так как в процессе развития общество постоянно трансформируется: меняются идеология, мораль, религия, политическая и социальная структура, уточняется ценностная система общества и его отдельных социальных групп. Все это вносит коррективы в деятельность библиотек, выдвигает перед ними новые задачи, которые, в свою очередь, требуют внесения изменений во внутреннюю организацию их работы, уточнения особенностей взаимодействия с внешней средой. Выполнение общественной роли, связанной с изменениями во внешней среде, осуществляется библиотеками посредством производных социальных функций. Эти функции связаны со стремлением общества использовать сущностные возможности библиотек для решения текущих задач. Часть производных функций появилась одновременно с сущностными, часть возникла в процессе исторического развития. В связи с их производностью от сущностных производные функции считаются вторичными. Изменение текущих общественных потребностей определяет динамичность, многообразие и нестабильность производных функций [339, с. 24]. Эти их свойства позволяют библиотеке путем преобразований адекватно реагировать на трансформацию социальной обстановки, решать задачи, стоящие перед конкретной библиотекой в определенный период.

Рассматриваемые нами две группы социальных функций библиотек называются специалистами по-разному Термина «сущностные» придерживаются И.К. Джерелиевская [101], Е.Т. Селиверстова [320], А.В. Соколов [339], Ю Н. Столяров [371], В Р. Фирсов [416]. Параллельно с ним или для обозначения определенных функций данной группы Э.К. Беспалова [36], как и И.М. Фрумин, использует название «общие» [420], Ю.Н. Столяров эти же функции называет имманентными и онтологическими [371-374), М.С. Слободяник и В.Р. Фирсов – основными [330, 415], Е.Т. Селиверстова и М.С. Слободяник – главными [320, 330], И.К. Джерелиевская и Н.В. Жадько – родовыми [101, 113]. Прикладными вторую группу функций называют А.В. Соколов и В.Р. Фирсов [339, 416] (ранее В.Р. Фирсов называл их подчиненными) [415], И.М. Фрумин - специфическими [420], Е.Т. Селиверстова – основными и типообразующими [320], М.С. Слободяник -вспомогательными [330].

Кроме внешних (социальных), библиотека также выполняет внутренние функции, которые являются средством реализации социального предназначения библиотек. Ю.Н. Столяров определил состав внутренних элементов библиотеки [357], для каждого из которых характерна своя функция, выступающая в качестве внутренней для библиотеки. Элементы библиотеки-системы как научной абстракции материализуются в виде организационно-функциональной структуры конкретной библиотеки, где каждое подразделение имеет свои функции, выполнение которых обеспечивает достижение целей библиотекой в целом. На основе общей сущности и особенностей конкретной библиотеки формируется также технология библиотечной деятельности, являющаяся механизмом реализации внутренних функций библиотеки. Структура и технология библиотеки обеспечивают выполнение определенных задач, соответствующих требованиям общества и особенностям библиотеки. Тем самым создается структура внутренних функций, реализующих сущность библиотеки и позволяющих ей выполнять свою роль в общественной метасистеме.

Впервые внутренние функции в качестве отдельной группы наряду с социальными выделил в конце 1970-х годов И.М. Фрумин, назвав их технологическими. М.И. Акилина и Э.К. Беспалова называют их внутренними [18, 36]. Э.К. Беспалова также предлагает называть их «функция-действие» [36, с. 31]. Так как внутренние функции реализуются посредством создания определенной функциональной структуры библиотеки и технологии, то мы предлагаем назвать их технологическими. Именно в такой формулировке название внутренних функций получило наибольшее распространение среди специалистов.

В этом случае целесообразно определять данную функцию как деятельность, обязанность, работу, внешнее проявление свойств каких-либо объектов в данной системе отношений [408, с. 1403]. Поэтому под технологическими функциями мы предлагаем понимать проявление свойств отдельных элементов библиотеки в процессе их взаимодействия в рамках сложившихся внутри системы отношений. Данный подход соответствует пониманию функций отдельных элементов в других естественных и искусственных системах' функция органов чувств в организме, функция денег в обществе, функция двигателя в автомобиле и т.д.

Основной отличительной характеристикой социальных и технологических функций является сфера их распространения. •Социальные - это внешние, выходящие за пределы библиотеки функции Они формируются под влиянием потребностей общества, непосредственно воздействуют на него и отдельных его членов Технологические – это внутренние функции, не выходящие за пределы библиотеки. Они являются средством осуществления библиотекой своих социальных функций, формируются под их влиянием и обеспечивают осуществление деятельности библиотеки в соответствии с действующими стандартами. Технологические функции выступают в качестве вторичных по отношению к социальным и служат для их реализации.

 

к оглавлению 

 

3.3. Сущностные социальные функции библиотек

 

Выше мы указали, что к сущностным следует относить функции, которые определяют сущность библиотеки как особого социального института, указывают на то, ради чего она создана и существует, что отличает ее от других учреждений или объединяет с родственными.

Библиотековеды не пришли к единому мнению о составе сущностных социальных функций библиотек. В советский период в качестве таковых в официальных документах, как правило, назывались идеологическая, культурно-просветительная и научно-информационная функции [273, 296]. И.М. Фрумин в 1977 году выделил воспитательную, образовательную и организационную функции [420]. Три года спустя Л.А.Шилов тоже выделил три сущностные функции в деятельности библиотек, вместо организационной назвал функцию информационного обеспечения науки и производства [445], а А.Н. Хропач, оставаясь на тех же позициях, назвал ее уже в 1989 году производственно-вспомогательной [428]. Ю.Н. Столяров в 1982 году в качестве сущностных назвал кумулятивную и утилитарную [371]. А.В. Соколов вслед за В.Р. Фирсовым, выделившим познавательную, ценностно-ориентационную и коммуникативную [415], называет в 1984 году ценностно-ориентационную, коммуникативно-познавательную и кумулятивно-поисковую функции [339]. Е.Т. Селиверстова, продолжая работу в данном направлении, в 1991 году выделяет кумулятивную, мемориальную и информационно-коммуникативную [320], И.К. Джерелиевская в составе сущностных социальных функций видит только две – мемориальную и коммуникативную [101], а Н.В. Жадько в 1996 году коммуникативную среди них заменяет информационной функцией [112].

В подходе к формированию перечня сущностных социальных функций библиотек наблюдаются две тенденции: одни авторы (И.М. Фрумин, Л.А. Шилов, А.К. Хропач и др.) называют в качестве сущностных воспитательную, образовательную и производственную функции, другие (Ю.Н. Столяров, А.В. Соколов, В.Р. Фирсов, Е.Т. Селиверстова, И.К. Джерелиевская, Н.В. Жадько) – кумулятивную, мемориальную и коммуникативную.

В последнее время библиотековеды занялись активным поиском единственной функции, определяющей сущность библиотеки как социального института. Главный методологический принцип данного подхода заключается в утверждении, что всем общественным институтам, сферам человеческой деятельности, продуктам культуры, в том числе и библиотекам, свойственна строгая и однозначная специфическая функция. Начало этому подходу положил Ю.Н.Столяров, выделив наряду с сущностными (кумулятивной и утилитарной) в качестве имманентной коммуникативную функцию. Свою позицию он обосновывает тем, что «...основное социальное предназначение библиотеки ... состоит в обеспечении пространственно-временного акта коммуникации...» [371, с 22].

В то же время В.Р. Фирсов, рассматривая социальные функции библиотек и выделяя их из функций культуры, приходит к выводу, что основная функция библиотек «социализирующая, обусловленная преобразующим свойством фонда... Все остальные функции остаются ей подчиненными и ее конкретизирующими» [415, с. 28]. Главенствующую роль социализирующей функции в деятельности библиотек подчеркивает также Ю.П. Мелентьева [229–231].

Э.К. Беспалова, утверждая, что «сущность системы в определенном смысле тождественна ее общей функции», признает необходимость «...брать за основу структуры функций общественной системы одну, общую функцию, которая выражает сущность системы», поэтому, по ее мнению, «библиотечная система выполняет библиотечную функцию... И это не тавтология, ибо ... [она. – Р.М.] определяется как сущность системы...» [36, с. 32].

Несколько позже, во время дискуссии о социальных функциях библиотек, Ж.С. Яцкунас тоже предпринял попытку выделить одну, сущностную функцию библиотеки. Он не разделяет позицию тех авторов, которые считают, что библиотека выполняет целый ряд социальных функций, и ставит задачу определения единственной специфической функции библиотеки, «такой функции, которую реализует только библиотека и ничто кроме библиотеки» [453, с. 19). Этой функцией, по мнению Ж.С. Яцкунаса, является организация общественного пользования определенным образом сформированных фондов документов. В осуществлении именно этой функции, считает автор, заключается «важнейшая, ничем не заменимая роль библиотеки, обеспечивающая ее статус самостоятельного учреждения культуры» [453, с. 20].

В начале 1990-х годов в качестве единственной сущностной социальной функции выдвигается информационная. Сторонники этой точки зрения утверждают, что «единство большинства нынешних концепций социальной роли библиотеки заключается в том, что явно или неявно, в большей или меньшей степени внимание акцентируется на выполнении библиотекой информационной функции...» |146, с. 6] и что, «...несмотря на внутреннюю противоречивость информационного подхода к анализу перспектив библиотечного развития, именно он стал доминирующим» [112, с. 59]. Пересмотр отношения к информационной функции сторонники информационного подхода связывают с поиском «места и роли библиотеки в информационной сфере» [113, с. 5], перспективами интеграции «...библиотеки с другими информационными учреждениями в информационной инфраструктуре общества» [113, с. 4], «переходом от сдержанной конфронтации между библиотечным сообществом и информационной сферой к признанию важности информатизации библиотек» [112, с. 59], творческим осмыслением опыта зарубежных коллег, которое «...могло бы помочь нам исподволь подготовиться к превращению в информационное общество с наименьшими экономическими издержками» [405, с. 4].

Принято считать, что проблема информационной функции библиотек возникла в мировом библиотековедении в середине 1960-х годов и порождена появлением новых видов документов, стремительным развитием реферативных, аналитических и фактографических журналов, большими возможности в обслуживании пользователей. Однако данная проблема имеет более глубокие корни. Дискуссия об информационной функции библиотек возникла в советском библиотековедении еще в 1930-е годы и продолжалась более 40 лет. Ее началом послужила мысль Н.И.Карклиной о том, что вся библиотечная сеть страны, начиная от крупных научных библиотек и заканчивая сельскими, должна вести информационную работу [143]. Как в свое время отметил В.Р. Фирсов, «последний рецидив сомнений в ее правомерности для массовых библиотек прозвучал в дискуссионной статье В.И. Терепшна в 1973 году. 40 лет дискуссий по, казалось бы, давно решенному вопросуi» [416, с. 16]. Однако В.Р.Фирсов ошибался: считать вопрос информационной функции решенным не соглашались специалисты ни в то время, ни сейчас.

В 1970–80-е годы информационная функция рассматривалась библиотековедами в общем контексте социального назначения библиотеки наряду с идеологической и культурно-просветительной. Прошедшая на страницах библиотечной печати дискуссия о функциях библиотек показала, что информационную функцию в качестве одной из сущностных готовы признать Л.А. Шилов [445], В.Р. Фирсов [416], М.Д. Афанасьев [26-27], Е.Т. Селиверстова [320].

В 1990 году информационная функция была признана В.В. Скворцовым единственной сущностной функцией библиотеки [329, с. 12), поскольку «сущность субстанции, с которой оперирует библиотека, составляет не документ, не публикация, а информация» (328, с. 263). Такой же точки зрения придерживается и Н.И. Тюлина, по глубокому убеждению которой информационная функция «...изначально присуща библиотеке как социальному институту...», она «...выходит из общего перечня библиотечных функций, по какому бы критерию он ни строился» (405, с. 4).

Н.В. Жадько рассматривает информационную функцию (1996) наряду с мемориальной в числе сущностных характеристик библиотеки-социального института, обеспечивающего социальную коммуникацию. И поскольку под коммуникацией она понимает как процесс передачи информации, так и социальный диалог в рамках различных культурных традиций, то фактически ставится знак равенства между коммуникативной и информационной функциями [112]. В то же время М.С. Слободяник выделяет информационно-документную функцию как одну из основных функций научной библиотеки [330].

М.И. Акилина во время развернувшейся во второй половине 1990-х годов на страницах профессиональной печати дискуссии о библиотечной философии говорит о главной функции библиотеки будущего, она «...определяется только одним критерием - ее общественным назначением, которое останется неизменным независимо от меняющихся технологий и условий совершенствования библиотеки», и «...состоит в том, чтобы быть информационной памятью человечества» [18, с. 96]. В последующих своих работах М.И.Акилина возводит ее в «...одно из фундаментальных понятий библиотековедения» [13, с. 30].

Несмотря на широкое распространение взглядов на информационную функцию как главную и единственную, ее содержание трактуется по-разному: информирование пользователя об имеющихся в библиотеке или за ее пределами документах; деятельность по аналитико-синтетической переработке информации; предоставление пользователям концептографической и фактографической информации. Существует и более широкое ее понимание, когда к ней относят процессы, связанные с движением информации в библиотеке, представляя их все как единую информационную функцию.

Наряду с информационным широкое распространение в последние время получил также коммуникационный подход. Его основоположником является Ю.Н.Столяров, который в начале 1980-х годов, основываясь на том, что «социальное предназначение библиотеки ... состоит в обеспечении пространственно-временного акта коммуникации...», пришел к выводу, что «имманентная социальная функция библиотеки -коммуникативная» [371, с. 22]. В дальнейшем данную функцию наряду с другими сущностными социальными функциями называли В.Р. Фирсов [415-416). А.В. Соколов [339], Е.Т. Селиверстова [320], И.К. Джерелиевская [101], М.С. Слободяник [330], Н.В. Жадько [113].

Развивая свое понимание функций библиотеки, Ю.Н. Столяров выступил с резкой критикой сторонников информационной функции. По его мнению, «сейчас информационная функция библиотеки всячески превозносится, но, как и прежде, всего лишь на уровне декларации» [373, с. 41]. Последовательное развитие своей позиции привело Ю.Н. Столярова к выводу, что «библиотека – это документно-коммуникационная система», а «ее сущностная функция – документно-коммуникационная» [373, с. 42; 374, с. 30].

Учитывая изложенные позиции ученых и исходя из предложенного нами определения «социальная функция библиотеки», следует, что сущностные социальные функции обусловлены общественным назначением библиотеки. Следовательно, сущностными должны быть функции, обеспечивающие сбор, хранение документов и удовлетворение потребностей пользователей, т.е. коммуникационная, кумулятивная и мемориальная.

На роль таких функций не может претендовать ни библиотечная, называемая Э.К. Беспаловой, ни информационная, отстаиваемая В.В. Скворцовым и другими, ни культурная, закрепленная в законе РФ «О библиотечном деле» и поддержанная В.И. Терешиным и другими, так как названные функции тавтологичны и не раскрывают сущности библиотеки. Даже если признать обоснованными доводы Э.К. Беспаловой о существовании библиотечной функции, то все равно необходим дальнейший поиск функций, раскрывающих ее сущность и особенности.

Основная цель деятельности библиотек – удовлетворение информационных потребностей пользователей – реализуется библиотекой посредством осуществления коммуникации между документом и пользователем, поэтому назовем данную функцию коммуникационной. Выполняя ее, библиотека выступает в качестве организатора места и времени встречи произведенных в разное время, разными авторами и рассредоточенных в разных точках пространства документов с пользователями, находящимися в конкретном пространственно-временном континууме. Основной формой реализации данной функции является непосредственное предоставление пользователю во временное пользование как в библиотеке, так и за ее пределами необходимых ему документов.

Коммуникационная функция обеспечивает доступ к документам и оперативное их получение всеми заинтересованными в них пользователями.

Выполнение библиотекой коммуникационной функции связано также и с предоставлением пользователям сведений о документом массиве В соответствии с запросом пользователя они могут быть ограничены определенными рамками" местом и временем производства документов, авторской принадлежностью, тематикой, целевым назначением, местом хранения и другими параметрами. Данная деятельность осуществляется посредством использования разнообразных видов документов, созданных как в библиотеке, так и за ее пределами: каталогов, картотек, библиографических указателей, существующих как на бумажных, так и электронных носителях. Полученная таким образом информация используется в дальнейшем в качестве вспомогательной для продолжения поиска необходимых документов и в качестве основной для проведения библиографической экспертизы.

В соответствии с коммуникационной функцией библиотека предоставляет пользователю не только сам документ или сведения о нем, но и непосредственно необходимую ему информацию. Осуществление данного вида деятельности связано с более высоким уровнем сервиса библиотечных услуг. В данном случае библиотека берет на себя обязанность предоставить пользователю не документы, содержащие необходимую ему информацию, как это бывает в большинстве случаев, а, изучив и проанализировав их содержание, предоставляет пользователю конечный результат интересующие его сведения. Данная работа может быть выполнена в традиционном режиме, когда пользователь в устной или письменной форме получает соответствующую справку, или в электронном, когда поиск в информационном массиве осуществляется при помощи определенных технических и программных средств и пользователь получает необходимые ему сведения, часто даже не посещая библиотеки и не встречаясь с библиотекарем.

Если пользователь получает необходимую ему информацию, находясь у персонального компьютера, далеко за пределами библиотеки, то у него создается впечатление, что пользуется он не библиотекой, а услугами компьютерной сети, работает не с документом, а с информацией и сотрудники библиотеки не оказывали ему никакой услуги. Суть деятельности библиотекаря в данном случае сводится не к поиску библиографического описания в каталоге библиотеки или книги на полке в книгохранилище и даже не к извлечению определенных сведений из документа, а к созданию и обеспечению работы в заданном технологическом режиме системы технических и программных средств, формированию и упорядочению электронных информационных ресурсов Независимо от того, в каком технологическом режиме выполняется процесс, все равно речь идет о коммуникации между пользователем и документом, только сотрудник библиотеки наряду с традиционными для него посредническими функциями по формированию информационного массива и создания к нему поискового механизма берет на себя еще дополнительные обязанности по поиску и предоставлению пользователю необходимых ему сведений.

Библиотека выполняет также коммуникационную функцию, когда организует процесс коммуникации непосредственно между пользователями, минуя процесс создания документов. В этом случае часть пользователей, являющихся носителями социально значимой информации, одновременно выступают и в качестве авторов (реальных или потенциальных) документов. Данный вид коммуникации осуществляется во время проведения разнообразных мероприятий (встреч, дискуссий, круглых столов, конференций и иных) с участием ученых, писателей, поэтов, политиков и других обладателей интересующей пользователей библиотеки информации. Названные мероприятия, как правило, сочетают в себе устное общение с применением в большей или меньшей степени различных видов документов. Они характерны для библиотек разных типов и видов, однако формы их проведения разнообразны и специфичны. Так, в публичных библиотеках эти мероприятия больше связаны со знакомством с художественными литературными произведениями и другими видами искусства, встречами с писателями, режиссерами, композиторами, обсуждением актуальных социальных вопросов с политиками, экономистами, юристами, организацией свободного времени пользователей. В специальных, например научно-технических, библиотеках такие мероприятия характеризуются узкоспециальной направленностью, и они чаще всего проходят в виде презентаций, встреч, круглых столов и дискуссий с участием ученых и специалистов определенного профиля, носителями научных и технологических идей. Благодаря этому направлению деятельности библиотекам удается значительно сократить путь, минуя документный этап, доступа пользователей к новым идеям.

Таким образом, коммуникационную функцию библиотека осуществляет посредством предоставления пользователю документа, сведений о нем, информации, содержащейся в документе, организации устного общения между пользователями и реальными или потенциальными авторами документов и носителями социально значимой информации. Критерием эффективности выполнения библиотекой коммуникационной функции следует считать организацию наиболее полного и оперативного доступа пользователей к необходимым им документам. Идеальный вариант выполнения данной функции – это мгновенное предоставление пользователю исчерпывающего перечня всех необходимых ему документов.

Для обеспечения коммуникации между пользователями и необходимыми им документами данные документы необходимо для начала собрать, что является содержанием кумулятивной функции. Благодаря выполнению этой функции, библиотека собирает в одном месте разные по форме и содержанию документы, созданные в разное время и в разных точках пространства разными авторами. Для реализации этой функции определяющее значение имеют информация о готовящихся к выпуску и получивших распространение документах, а также отсутствие различных барьеров, прежде всего политических, для свободного приобретения документов, наличие у библиотеки требуемых ресурсов для пополнения фонда. Идеальным вариантом выполнения кумулятивной функции необходимо считать собрание в одном месте всех произведенных человечеством документов.

Однако для выполнения своей миссии библиотеке мало собрать документы в одной точке пространства, необходимо также обеспечить их распространение во времени, что достигается посредством выполнения мемориальной функции. Ее суть заключается в сохранении совокупности собранных документов с целью их передачи последующим поколениям. Основная трудность в выполнении данной функции связана с природными и социальными потрясениями: землетрясениями, наводнениями, революциями, войнами, пожарами, в результате которых уничтожается ряд документов, что иногда даже ведет к разрыву преемственности между эпохами и поколениями.

Выполнение мемориальной функции позволяет считать библиотеку памятью человечества. Идеальное выполнение данной функции связано с «запоминанием» всего, что создано человечеством, т.е. вечным хранением всех собранных в библиотеке документов.

Коммуникационная, кумулятивная и мемориальная функции находятся в диалектической взаимосвязи (рис. 3.i). Если кумулятивная и коммуникационная функции обеспечивают перемещение документов в пространстве, т.е концентрацию их в одной точке пространства и затем рассредоточение среди различных категорий пользователей, то мемориальная обеспечивает их перемещение во времени, от настоящего к будущему.

 

 

Рис 3 i Взаимосвязь сущностных социальных функций библиотеки

 

Все три названные функции возникли одновременно с возникновением библиотеки, и без выполнения какой бы то ни было одной из них она не может существовать как социальный институт. Вместе с тем одновременное выполнение сущностных функций ведет к возникновению объективных противоречий в деятельности библиотек. Эти противоречия ярко проявляются, например, между кумулятивной и мемориальной функциями. Как уже отмечалось, суть кумулятивной функции заключается в сборе в одной точке пространства различных видов документов, т.е. чем больше документов собрано в библиотеке, тем успешнее она выполняет свою кумулятивную функцию. Идеальным вариантом выполнения кумулятивной функции можно считать собрание в одной библиотеке всех документов, созданных человечеством. Суть мемориальной функции сводится к обеспечению сохранности всех собранных документов как можно дольше, желательно вечно. Ее выполнить тем проще, чем меньше в библиотеке документов. Постоянное увеличение объемов фондов библиотек в результате выполнения ими кумулятивной функции ведет к дефициту площади фондохранилищ.

Пожар в БАН СССР, многочисленные аварии, предупреждения пожарных и санитарных служб и даже временные закрытия ГБЛ СССР - яркий пример неразрешенных противоречий между кумулятивной и мемориальной функциями. Они присущи и библиотекам Беларуси во главе с Национальной библиотекой. Кризисная ситуация, возникшая в деятельности НББ в последние десятилетия, прямо связана с неразрешенными противоречиями между кумулятивной и мемориальной функциями. Снять эти противоречия можно путем сокращения объема фонда или увеличения площади фондохранилищ. Сокращение физического объема фонда достигается посредством сокращения количества документов, находящихся в фонде библиотеки, или уменьшения объема самих документов.

Традиционный, опробованный веками способ снятия рассматриваемых противоречий – увеличение объема фондохранилищ за счет строительства и аренды новых зданий и помещений. Вместе с тем это экстенсивный способ решения проблемы, так как увеличивающийся объем документов требует все новых и новых помещений, для приобретения и эксплуатации которых нужны большие финансовые расходы. Однако это не означает, что следует отказаться от строительства новых зданий. Библиотеки необходимо строить, но вместе с тем надо помнить, что только этим путем решить проблему противоречия между кумулятивной и мемориальной функциями невозможно.

Более эффективным и перспективным способом решения данной проблемы является сокращение объема самих документов. Сокращение количества документов достигается за счет определения оптимальной полноты комплектования фонда библиотеки, четкого фиксирования тем и видов документов, подлежащих приобретению, их числа, а также сроков хранения. Значительное снижение объема фонда достигается также при помощи координации и кооперации в области формирования фонда с другими библиотеками региона или отрасли. Достижение абсолютной полноты фонда, т.е. идеальное выполнение библиотекой как социальным институтом кумулятивной функции, возможно только посредством скоординированных действий библиотек всего мира, когда каждая библиотека, собирая свою, строго определенную часть документов, таким образом формирует целое информационный ресурс всемирной библиотеки.

С целью сокращения физического объема фондов библиотеки также всегда стремились минимизировать объем документов. Этому служат как создание новых видов тонких и вместе с тем прочных видов бумаги, так и уменьшение шрифта. Лучшим примером в данном направлении могут быть книги-малютки. Во второй половине XX в. указанное направление получило активное развитие благодаря созданию новых, компактных видов документов, сначала микрофильмов и микрофиш, а несколько позже электронных документов. Библиотеки стремятся как приобретать эти документы взамен или параллельно с бумажными, так и переводить документы с традиционных на новые, более компактные носители. Например, фонд РНТБ, включающий в основном патенты, стандарты, описания изобретений и другие материалы, на 80% состоит из микроформ. Несмотря на финансовые трудности, количество электронных носителей информации в фондах крупнейших библиотек Беларуси за последнее десятилетие резко возросло, и объем содержащейся в них информации в отдельных случаях (например, БелСХБ) уже превышает данный показатель для бумажных носителей. На снятие этого противоречия направлена и реализация программ типа «Память мира».

Не менее сложны противоречия между мемориальной и коммуникационной функциями. Высокая степень сохранности документов обеспечивается не только необходимыми условиями хранения (соответствующий температурный, влажностный, световой режимы и др.), но и степенью использования документов. Для идеального выполнения мемориальной функции использование фонда, т.е. выдачу документов пользователям, следовало бы вообще прекратить. Ведь в процессе использования документы подвергаются дополнительным нагрузкам, нарушается режим их хранения. Кроме того, в процессе использования документ может быть поврежден или даже утерян, что сводит мемориальную функцию к нулю. Древние были правы, когда считали, что «хранение можно надежно обеспечить, если максимально затруднить доступ к книгам» (цит. по. 73, с. 21). В соответствии с коммуникационной функцией, наоборот, важно добиться наиболее частого использования документов.

С целью устранения данного противоречия крупные библиотеки, в первую очередь национальные, формируют страховые фонды, которые не подлежат активному использованию. Одним из широко распространенных способов снятия данного противоречия в публичных библиотеках является приобретение большого количества экземпляров документов, пользующихся повышенным спросом. В ряде библиотек, особенно специальных, активно применяется копирование документов для выдачи копий, а не оригиналов документов. Важным шагом на пути решения названной проблемы является приобретение современных электронных документов, так как они компактны в хранении, легко архивируются для создания страховых копий и активность их использования практически не влияет на долговременность хранения. Для обеспечения сохранности фондов и одновременно организации обслуживания пользователей фонд библиотеки также распределяется по структурным подразделениям с разными условиями организации его хранения и использования. Разрабатываются и правила пользования библиотеками, регламентирующие условия и сроки выдачи документов, ответственность пользователей за их сохранность.

Не лишено противоречий взаимодействие между коммуникационной и кумулятивной функциями. Как уже отмечалось, суть кумулятивной функции заключается в концентрации документов в одной точке пространства, и их повторное рассредоточение, т.е. выдача пользователям, крайне нежелательно, так как в это время документ может понадобиться другим пользователям. Согласно коммуникационной функции документы должны быть максимально территориально приближены к пользователям, которые вправе иметь необходимое им количество документов. Снятие данного противоречия осуществляется посредством создания разветвленной сети библиотек разного профиля, организации как непосредственного, так и опосредованного доступа пользователей к информационным ресурсам, формулирования требований к условиям использования документов.

Для устранения рассматриваемого противоречия создаются большие коллекции различных видов по форме и содержанию документов, собранных в одной точке пространства, к которым обращаются пользователи независимо от места их нахождения в момент возникновения информационной потребности. Такими коллекциями, как правило, располагают крупные национальные и паранациональные библиотеки, региональные библиотеки, библиотеки ведущих университетов страны. Их услугами могут пользоваться все жители как непосредственно, так и опосредованно. К услугам библиотек обычно прибегают пользователи, территориально наиболее приближенные к месту их нахождения. Остальные же пользуются услугами библиотек на расстоянии при помощи МБА, издаваемых библиотекой библиографических пособий, в том числе печатных каталогов, библиографических указателей, списков новых поступлений, реферативных, обзорных и иных изданий, раскрывающих как фонд библиотеки, так и информационный поток по определенному параметру.

Возможности устранения противоречия между коммуникационной и кумулятивной функциями посредством организации обслуживания пользователей, находящихся за пределами библиотеки, значительно возросли с применением в деятельности библиотек компьютерных технологий. Наличие в библиотеке электронных баз данных различного профиля, в том числе полнотекстовых, и доступ к информационным ресурсам других библиотек и учреждений позволяют одинаково эффективно обслуживать пользователей независимо от степени их удаленности от библиотеки. Пользователи, находящиеся в одном населенном пункте с библиотекой, все чаще отказываются от непосредственного посещения ее, прибегая к услугам компьютерных сетей, не говоря уже о пользователях, удаленных за сотни и тысячи километров от интересующих их собраний носителей информации.

Кроме этого, для снятия противоречия между коммуникационной и кумулятивной функциями библиотеки стремятся как можно более приблизить коллекции документов к месту жительства, работы и отдыха пользователей. В данном случае фонды библиотек формируются в соответствии с информационными потребностями потенциальных пользователей-жителей определенного населенного пункта или его части, сотрудников предприятия или организации, преподавателей и учащихся определенных учебных заведений и т.д. В фонды таких библиотек включают по несколько экземпляров одного названия документа, что позволяет пользоваться одним и тем же документом одновременно многими пользователям. Также библиотеки приобретают современные электронные документы, которыми при наличии определенных технических средств одновременно могут пользоваться несколько посетителей. Тем самым создаются благоприятные условия для коммуникации между пользователем и документом.

С целью ликвидации противоречий между кумулятивной и мемориальной функциями в каждом государстве формируется сеть библиотек, соответствующая потребностям и возможностям общества. В Беларуси сейчас продолжается процесс реорганизации и создания оптимальной единой сети библиотек, соответствующей современным экономическим возможностям нашей республики и информационным потребностям пользователей. В рамках данного процесса идут как сокращение количества библиотек, перераспределение информационных ресурсов в рамках регионов и отраслей, так и создание новых библиотек, как правило, в новых микрорайонах крупных городов и на вновь создаваемых предприятиях и в организациях.

Итак, подводя итог сказанному, отметим, что сущностные функции библиотек: коммуникационная, кумулятивная, мемориальная – не могут быть подвержены трансформации, они стабильны, даже смена общественно-экономической формации не может повлиять на них. Оставаясь неизменными, они лишь углубляют свое содержание, совершенствуются под влиянием происходящих в обществе изменений.

Сущностные функции присущи библиотекам всех типов и видов, однако реализуются по-разному, что проявляется в полноте комплектования фонда, сроках хранения документов, круге пользователей и условиях их обслуживания. Так, национальные библиотеки стремятся с наибольшей полнотой формировать фонд национальных документов и обеспечивать как можно дольше их хранение. Непосредственному же обслуживанию пользователей в режиме выдачи документов во временное пользование ими уделяется значительно меньше внимания, чем созданию национальной библиографии, баз и банков данных, обслуживанию пользователей в удаленном режиме. Небольшие публичные библиотеки, наоборот, в своей деятельности основное внимание уделяют непосредственному обслуживанию пользователей. Библиотеки учебных заведений многих стран, формируя свои фонды, стремятся приобрести не широкий спектр разнообразных документов, а наоборот, ограничиваются узким кругом учебных изданий, но приобретают их в большом количестве. После потери актуальности для целей учебного процесса данные пособия исключаются из фонда и заменяются другими.

Организация работы библиотек с учетом их специфики и особенностей сущностных функций, а также способов снятия объективно возникающих между ними противоречий позволяет достигнуть равновесия в выполнении библиотекой своих функций, избежать возникновения конфликтных ситуаций. Понимание объективной природы противоречий, возникающих между сущностными функциями библиотек, и владение способами минимизации их отрицательных последствий будут способствовать созданию сбалансированной системы, учитывающей особенности выполнения библиотеками всех функций, формированию оптимальной единой сети библиотек республики.

 

к оглавлению 

 

3.4. Производные социальные функции библиотек

 

Как было отмечено в разделе 3.2, сущностные функции конкретизируются в большом количестве производных, обусловленных конкретными социально-политическими и экономическими условиями, текущими задачами, которые ставятся обществом перед библиотеками. Перечень производных социальных функций библиотек точно не определен. Наиболее часто в числе их специалисты называют следующие: в помощь образованию, самообразованию, воспитанию, развитию науки и производства, воспитательную, гедонистическую, идеологическую, культурно-просветительную, компенсаторную, лечебную, научно-производственную, образовательную, педагогическую, познавательную, просветительную, рекреационную, учебную.

Исходя из основных направлений деятельности современных библиотек в процессе реализации сущностных функций, по нашему мнению, можно выделить такие основные производные социальные функции: содействия образованию и воспитанию, информационного обеспечения научно-производственной деятельности, культурную. Каждая из названных функций может выступать в качестве доминирующей по сравнению с остальными в конкретной библиотеке.

Наиболее изученной среди производных функций библиотек является группа функций, которые условно можно назвать педагогическими. Среди них наиболее часто называют образовательную, воспитательную, учебную, педагогическую, просветительную, в помощь образованию и самообразованию и др. Данные функции формировались на протяжении многих веков. В начале своего существования библиотеки часто создавались и развивались в органическом единстве с учебными заведениями. Как отмечает Ю.Н. Столяров, «в древнем Ираке, Иране (XI в.) существовали так называемые "присоединенные библиотеки" (присоединенные – к школам (медресе), мечетям, мавзолеям, больницам), где хранение книг сочеталось с преподаванием, обучением» [357, с 51]. В эпоху раннего средневековья библиотеки действовали в основном при монастырях и соборах, собирали богословскую литературу и среди других категорий обслуживали также и учащихся духовных школ. В эпоху Возрождения (ХУ-ХУI вв.) монастырские школы постепенно вытесняются светскими. Рост их числа, а также расширение программы преподавания способствовали усилению образовательной функции библиотек. В ХУII–ХУIII вв. получают развитие университетские библиотеки, которые становятся очагами культуры. В XIX в. значительно расширилось полиграфическое производство книг, что способствовало активному развитию учебных заведений разных типов и созданию при них библиотек, основной задачей которых было содействие обучению.

С первых лет советской власти библиотеки стали рассматриваться как внешкольные учреждения и были переданы в ведение Народного комиссариата просвещения. Основными задачами библиотек того периода являлись ликвидация неграмотности и внешкольное воспитание трудящихся. Участвуя в кампании по ликвидации неграмотности, библиотеки выступали не только в качестве пассивных участников данного процесса, комплектуя фонды соответствующими изданиями и распространяя их среди обучающихся, но и организовывали кружки по ликвидации неграмотности, за счет своих ресурсов обеспечивали весь процесс обучения. С ликвидацией неграмотности в стране образовательная функция библиотек постепенно начала сводиться к обеспечению учебного процесса в школах и других учебных заведениях необходимыми учебными материалами. В данном качестве она и закрепилась за библиотеками всех учебных заведений. Для реализации этой функции они формируют многоэкземплярные фонды учебных изданий, а также других материалов, необходимых для осуществления учебного процесса.

В качестве непосредственных организаторов этого процесса библиотеки выступают сейчас очень редко. Преимущественно это проявляется в деятельности разных кружков по изучению иностранного языка, кройки и шитья и т.п.

Направление деятельности библиотек, связанное с самообразованием, получило дальнейшее развитие в массовых библиотеках и заключается сейчас в предоставлении публичными библиотеками пользователям документов, содействующих дальнейшему развитию их общеобразовательных и профессиональных знаний. Данное проявление образовательной функции библиотек во многом соприкасается с деятельностью публичных библиотек по организации досуга, которая направлена на содействие развитию индивидуальных склонностей пользователей, не связанных с их профессией: изучение иностранных языков, техническое моделирование и конструирование, кулинария, кройка и шитье, садоводство, огородничество и т.д.

Воспитательная функция библиотек с первых лет советской власти, в первую очередь, реализовывалась через воспитание трудящихся в духе приверженности марксистско-ленинским идеям, и в этом она была близка идеологической функции. Данное требование оставалось практически без изменений до конца 1980-х годов/ Наряду с идеологическим воспитанием взрослых реализация воспитательной функции была связана с воспитанием разных категорий учащихся в процессе учебы. Именно в этом смысле данная функция присуща библиотекам современных учебных заведений и публичным библиотекам, участвующим посредством координации своей деятельности с учебными заведениями в учебно-воспитательном процессе. Воспитательная функция реализуется за счет формирования фонда необходимых документов и предоставления их в распоряжение учащихся и преподавателей, путем проведения различных массовых мероприятий, направленных на учебно-воспитательные цели.

Изучению функций библиотек данной группы посвятили свои работы ряд специалистов. Так, А.Я. Айзенберг относит образовательную и воспитательную функции наряду с производственно-вспомогательной к основным социальным функциям библиотеки. Смысл образовательной функции он видит в том, что «библиотеки, содействуя различным видам образования читателей, способствуют повышению их культурного уровня, духовному обогащению человека, воспитанию научного мировоззрения, укреплению познавательного интереса» [12, с. 43]. А.Н. Хропач считает, что воспитательная функция заключается в комплексном воспитательном воздействии на абонентов [428, с. 5].

Н.Е. Добрынина к числу основных функций относит просветительскую, «...сутью которой является распространение знаний». Объектом просветительской деятельности библиотеки, считает Н.Е.Добрынина, являются «...самые различные категории читателей, а в центре - личность с ее свободными, причем ничем не ограниченными интересами» [107, с. 14]. По ее мнению, нельзя ставить знак равенства между просветительской и воспитательной функциями, « ..потому что вторая подразумевает формирование личности определенного типа, внушение ей тех или иных идей, привитие необходимых, с точки зрения воспитателя, качеств» и связана с «...дискредитировавшим себя в нашей стране понятием "руководство чтением"» [107, с. 15].

Изучая взаимодействие библиотековедения с педагогикой, В.И. Терешин неоднократно высказывался за необходимость формирования библиотечной педагогики как научной и практической дисциплины [385, с. 50; 393, с. 7]. По его мнению, библиотека является педагогической системой, и поэтому педагогическая функция - одна из основополагающих для библиотек. «Библиотека, ведущая читателей в мир информации (а информация всегда выступает как знание), к высотам культуры, к социализации личности и т.п., выполняет педагогическую функцию, охватывающую практически всю ее деятельность» [393, с. 8]. Понимание педагогической функции библиотек как «ведения» детей и взрослых сформировалось в советском библиотековедении в теорию руководства чтением. В положениях данной теории читателям отводилась роль учеников, а библиотекарь выступал в качестве ведущего. Построенная на жестких принципах менторской педагогики данная теория значительно ограничивала возможности читателей в свободном выборе необходимой им литературы.

Суть деятельности современной библиотеки, за редким исключением, заключается не в непосредственном осуществлении процесса образования и воспитания, а в содействии ему в качестве вспомогательной структуры. Поэтому данную функцию, по нашему мнению, более целесообразно назвать функцией содействия образованию и воспитанию. Она присуща библиотекам разных типов и видов, однако реализуется ими с учетом собственных целей и задач.

Следующей, наиболее часто называемой специалистами, является функция содействия развитию науки и производства. В специальной литературе ее еще называют и так: научно-информационная, научно-производственная, производственная, информационного обеспечения науки и производства, обеспечения научно-технического прогресса, в помощь научно-техническому прогрессу, в помощь профессионально-производственной и научной работе, производственно-вспомогательная.

Задача содействия развитию науки и отдельных отраслей производства была поставлена перед советскими библиотеками еще в период индустриализации и распространялась на библиотеки всех типов. Смысл данного направления деятельности библиотек заключается в информационном обеспечении научных исследований, а также различных видов деятельности по производству промышленных товаров, сельскохозяйственной продукции, различных видов услуг с использованием документов, содержащих необходимую для успешного осуществления этих видов деятельности информацию. Библиотеки непосредственно не осуществляют производство каких бы то ни было товаров или услуг (кроме собственно библиотечных), поэтому данную функцию целесообразно назвать функцией информационного обеспечения научно-производственной деятельности. Библиотеки реализуют ее, формируя фонды документов, соответствующие целям и задачам того или иного вида деятельности, и предоставляя их в распоряжение определенных категорий читателей. Данная функция характерна для всех специальных научно-технических библиотек, фонды которых обычно очень узкоспециализированные, с учетом потребности сферы деятельности предприятия и организации, структурными подразделениями которых они являются. Вузовскими библиотеками данная функция выполняется посредством содействия развитию науки, самообразованию и повышению квалификации отдельных категорий пользователей.

Для публичных библиотек она характерна в меньшей степени и реализуется ими наряду с другими функциями. Библиотеками этого типа в настоящее время названная функция осуществляется за счет содействия развитию мелкого и среднего бизнеса, деятельности небольших предприятий и организаций, для которых нецелесообразно содержание собственной библиотеки.

Нередко, в том числе и в официальных документах, библиотеку называют учреждением культуры и среди основных ее функций выделяют культурную, культурно-просветительную, досуговую, рекреационную и др. В последнее время под культурной функцией библиотеки принято понимать «...совокупность видов ее работ, направленных на свободное духовное развитие читателей, приобщение к ценностям отечественной и мировой культуры, создание условий для культурной (репродуктивной и продуктивной) деятельности» [146, с. 9].

Являясь частью общечеловеческой культуры, библиотека в то же время представляет собой один из важнейших факторов ее развития, распространения, обновления и приращивания культурного достояния. Поэтому В.В.Скворцов сравнивает библиотеку с улицей с двухсторонним движением: «... в одном направлении усилиями библиотекарей поступает к читателям информация об имеющихся достижениях культуры, а в другом – движется информация о вновь созданных ее ценностях» [146, с. 9]. Однако необходимо заметить, что это движение основано на выполнении библиотекой сущностных функций, обеспечивающих сбор, хранение и распространение документов, содержащих информацию о достижениях культуры разных народов.

В данном контексте культура понимается в узком смысле как отрасль деятельности по созданию и использованию определенных ценностей. Реализация библиотекой данной функции осуществляется по двум направлениям. Первое из них заключается в обеспечении развития культуры необходимыми документами и характерно для публичных и отдельных видов специальных библиотек. Библиотеки учебных заведений, научно-исследовательских и производственных учреждений сферы культуры, а также собственно учреждений культуры (театров, филармоний, музеев и др) осуществляют деятельность по обслуживанию специалистов в области культуры. Полученная информация является основой для осуществления ими своей профессиональной деятельности, направленной на создание новых культурных ценностей, а также на подготовку специалистов, проведение научных исследований, производство материально-технических средств культуры. Публичные же библиотеки, обслуживая широкие круги пользователей, предоставляют им материалы о достижениях в различных направлениях культуры, особенно в области художественной литературы разных стран и народов, чем содействуют образованию и самообразованию различных категорий пользователей, самодеятельному творчеству, расширению кругозора, формированию у них определенной системы культурных ценностей.

Вместе с тем публичные библиотеки как учреждения сферы культуры осуществляют разные виды деятельности по организации свободного времени и досуга жителей своих населенных пунктов. Одним из наиболее распространенных видов такой деятельности является предоставление пользователям разных видов литературы, в первую очередь художественной, для чтения в свободное время. Библиотеки также организуют кружки художественной самодеятельности, проводят разные по форме и содержанию массовые мероприятия. Данное направление деятельности библиотек часто связывают с рекреационной функцией, реализация которой способствует восстановлению сил человека, израсходованных в процессе трудовой деятельности.

Как уже отмечалось, в советский период основной в деятельности библиотек выступала идеологическая функция. Ее реализации подчинялась вся деятельность библиотек, которая направлялась в первую очередь на пропаганду «...марксизма-ленинизма, политики и истории Коммунистической партии Советского Союза и Советского государства, преимуществ социалистического строя и советского образа жизни; содействие идейно-политическому воспитанию советских граждан, формирование у них ... марксистско-ленинского мировоззрения, идейной убежденности...» [296, с. 10].

После ликвидации КПСС как единственной правящей партии и с началом формирования в республиках бывшего Советского Союза, в том числе и в Беларуси, многопартийной системы и строительства демократического правового государства, в котором все партии, не запрещенные законом, имеют равные права на пропаганду своих взглядов, произошел отказ библиотек от выполнения идеологической функции. Это сыграло положительную роль и содействовало демократизации библиотечного дела страны.

Вместе с тем нельзя не согласиться с доводами сторонников идеологической функции о том, что она была присуща библиотекам всех эпох [421, с. 10]. Библиотеки являются частью общества и через поток документов отражают свою эпоху. Сотрудники библиотек как члены общества тоже занимают определенные идеологические позиции Однако, выполняя свои сущностные функции, библиотека не может отдавать предпочтение той или иной идеологии, даже если она признана самой правильной в определенный отрезок времени, и на этом основании пропагандировать документы, содержащие одни идеологические взгляды, и запрещать доступ к другим, ограничивать права читателей, не разделяющих господствующую точку зрения. Библиотекарь не вправе использовать свое служебное положение для формирования фонда и организации обслуживания пользователей в соответствии с личными идеологическими пристрастиями. Поэтому современные библиотеки работу в данном направлении должны строить в соответствии с конституционными нормами и обслуживать пользователей документами, которые отражают разные партийные и мировоззренческие позиции. Для партийных библиотек идеологическая функция по-прежнему остается главной среди производных: они обязаны пропагандировать идеологию той партии, которая выступает их учредителем и финансирует их деятельность.

Наряду с указанными функциями специалистами называются и другие производные функции библиотек. Так, Ю.П. Мелентьева [229-231], а также В.Р. Фирсов [414, 416], Н.В. Жадько [112-113] отстаивают социализирующую функцию. В последнее время в деятельности отдельных публичных библиотек начали применяться методы библиотерапии, что позволило В.А. Акуличу [21], В.С. Крейденко [183], А.И. Миллер [233-235], Г.М. Рослик [314], А.И. Смолику [51, 331], А.Е. Шапошникову [440] и другим авторам говорить о библиотерапевтической функции. А.И. Смолик, рассматривая развитие культуры в посткатастрофном социуме, обосновал компенсаторную функцию библиотек [332].

Библиотекой в зависимости от ее типа и вида, как правило, реализуется одновременно несколько производных функций, однако одна из них выступает в качестве доминирующей. Так, библиотекам учебных заведений в значительно большей степени, чем библиотекам других типов, присуща функция содействия образованию и воспитанию. Научно-технические библиотеки промышленных предприятий и научных учреждений реализуют в своей деятельности функцию информационного обеспечения науки и производства. Для публичных библиотек более характерна культурная функция.

Производные функции трансформируются в соответствии с текущими задачами. Их реализация базируется на основе, созданной в процессе выполнения библиотекой сущностных функций. На базе ранее сформированных фондов они при необходимости могут включиться в решение определенных общественных проблем.

Библиотековедами и библиотекарями-практиками социальные функции библиотек нередко обозначались и продолжают в отдельных случаях обозначаться при помощи таких понятий, как «общественная роль библиотеки», «социальная роль библиотеки», «социальная миссия библиотеки», «цель библиотеки», «задачи библиотеки».

В советском библиотековедении функции библиотеки традиционно изучались с точки зрения влияния конкретных социальных задач на принципы ее существования. Ученые стремились установить меру зависимости библиотечной деятельности от социальных процессов и, наоборот, возможности воздействия библиотеки на состояние общества. В 1970-80-е годы официальное признание и наибольшее распространение получили идеологическая, культурно-просветительная и научно-информационная функции. Вместе с тем в этот же период началось изучение Ю.Н. Столяровым и А.В. Соколовым социальных функций, в первую очередь с научных, а не идеологических позиций, что позволило им сформулировать принципиально новый перечень социальных функций библиотек. На современном этапе библиотековеды занялись активным поиском единственной сущностной, онтологической функции библиотеки, в качестве которой называется то информационная (В.В. Скворцовым, Н.И.Тюлиной, М.И.Акилиной), то документно-коммуникационная (Ю.Н. Столяровым).

С точки зрения системного подхода в деятельности библиотек можно выделить две группы функций: социальные и технологические. Социальные функции - это роль, которую библиотека выполняет по отношению к обществу. Социальные Функции библиотек дифференцируются на сущностные и производные. Сущностные социальные функции - это Функции, обусловленные сущностью библиотеки как социального института, которая заключается в распространении в пространстве и во времени социально значимых документов с целью удовлетворения информационных потребностей общества. Производные социальные функции – это функции, отражающие стремление общества использовать сущностные возможности библиотек для решения текущих задач. Технологические функции связаны с проявлением свойств отдельных элементов библиотек в процессе их взаимодействия в рамках сложившихся внутри системы отношений.

Исходя из общественного назначения библиотеки как социального института, ее сущностными функциями являются коммуникационная, кумулятивная и мемориальная. Сущностные социальные функции возникли одновременно с возникновением библиотеки, и без выполнения какой бы то ни было одной из них она не может существовать как социальный институт. Вместе с тем одновременное выполнение сущностных функций ведет к возникновению объективных противоречий в деятельности библиотек.

Исходя из основных направлений деятельности современных библиотек в процессе реализации сущностных функций можно выделить следующие основные производные социальные функции: содействия образованию и воспитанию, информационного обеспечения научно-производственной деятельности и культурную. Библиотекой в зависимости от ее типа и вида, как правило, реализуется одновременно несколько производных функций, но одна из них выступает в качестве доминирующей.

Значимость правильного определения перечня и содержания функций библиотек в информационном обществе поможет установить основное содержание, направления, формы и методы деятельности библиотек, освободить их от несвойственных им функций, разграничить их деятельность с другими родственными учреждениями, что в конечном итоге повысит эффективность и качество работы библиотек.

 

к оглавлению 

 

Глава 4

КЛАССИФИКАЦИЯ И ТИПОЛОГИЗАЦИЯ БИБЛИОТЕК

 

4.1. Классификация и типологизация библиотек: основные подходы и сущность

 

В любой науке проблема классификации и типологизации относится к одной из ведущих, так как позволяет упорядочить и систематизировать предметы и явления, составляющие объект и предмет ее исследования. В библиотековедении вопросы классификации и типологизаци библиотек активно обсуждались в течение всего XX в., их обсуждение продолжается и по сей день. И тем не менее, как верно заметил Ю.Н. Столяров, один из последних участников дискуссии, «...позитивных сдвигов в этом направлении наблюдается гораздо меньше, чем можно было бы ожидать, учитывая важность темы и авторитет разработчиков» [366, с. 61].

Самые ранние попытки классификации библиотек связаны с реализацией одной из прагматических функций управления–учета. С возникновением необходимости разделения общей совокупности библиотек на определенные группы для обработки полученных сведений статистики пытались группировать библиотеки по разным признакам, прежде всего по их принадлежности учредителям и месту нахождения.

Первым среди специалистов Российской империи такую попытку в 1864 году предпринял Г. Геннади при составлении указателя библиотек России. Осознавая важность сведений о деятельности библиотек для определения «...степени нашего образования и умственных потребностей...», он в 1864 году представил свой «...опыт собрания воедино и указания главнейших сведений о наших библиотеках, извлеченных из разных печатных источников» [76, с. 2]. К сожалению, его худшие предсказания о «бедности нашей гласности» в плане достоверности и полноты предоставления широким кругам необходимых статистических сведений сбылись: к проблеме группировки библиотек специалисты обратились только в начале XX в.

В первых государственных изданиях, содержащих статистические сведения о библиотеках, «Города России в 1904 году» [79] и «Города России в 1910 году» [80] библиотеки и читальни делились на библиотеки, читальни и библиотеки-читальни, а все сведения в изданиях были сгруппированы по городам, губерниям и географическим районам.

Особенно активно вопросы организации сбора и группировки сведений о библиотеках обсуждались на Первом Всероссийском съезде по библиотечному делу (1911) и Первом Общеземском съезде по статистике народного образования (1913). Однако, как свидетельствуют доклады М.П. Андреева [24], А.А. Дидрихсона [103], И.Л. Дриженко [108], С.С. Жилкина [114], участников названных съездов больше беспокоили проблемы технологии и организации сбора сведений. Вопрос статистической группировки, а соответственно и классификации библиотек оказался для участников съездов не по силам. В п. 107 постановления Первого Общеземского съезда по статистике народного образования они вынуждены были констатировать: «Ввиду ... сложности и малой разработанности вопроса о классификации всех типов библиотек съезд оставляет этот вопрос открытым» [297, с. 30]. Основным признаком классификации библиотек по-прежнему оставался географический.

Характеризуя состояние классификации и типологизации библиотек в дореволюционный период, И.М. Фрумин отмечал, что «этот вопрос в той или иной мере затрагивали все авторы, касающиеся общих проблем библиотековедения», однако во всей его полноте он не был поставлен. То, что попутно имелось в работах, по его мнению, «...отражает лишь недостаточно высокое состояние библиотечного дела в то время. Это, скорее, констатация фактов, нежели их группировка для целей выявления общего и различного в многочисленных видах библиотек» [423, с. 60].

После окончания череды войн и революций В.А. Штейн в начале 1920-х годов снова обратил внимание на необходимость разработки классификации библиотек [449, с. 23], но ее варианта не представил. В 1924 году П. Отле и Л. Воутерс предложили классифицировать библиотеки по четырем признакам: назначению (научные и ненаучные), характеру книжных собраний (общие и специальные), диапазону деятельности (общинные и муниципальные), категориям читателей (для мужчин, женщин, детей, слепых, больных, заключенных и пр.). Далее они формируют перечень видов библиотек, созданный по взаимопересекающимся признакам, который включает большие национальные, общественные, научных учреждений, административных органов, научных ассоциаций и ученых обществ, международных ассоциаций [288, с. 56-57].

Из работ этого периода особый интерес вызывает детальная классификация библиотек, разработанная В.И. Чарнолуским и С.М. Ратиным. Все библиотеки страны поделены ими на общие и специальные, национальные, церковные и монастырские, книжные собрания отдельных лиц, общественные библиотеки, которые в свою очередь еще подразделяются на виды и группы [429, с. 62-65].

Наиболее удачной, продуманной и подробной классификацией библиотек того времени специалисты склонны считать классификацию, предназначенную для группировки статистических данных Всесоюзной переписи библиотек 1934 года [423, с. 67]. Разработчики предложили разделить все библиотеки страны на четыре группы: массовые; детские; профессионально-технических училищ; научные и специальные. Эти группы в свою очередь дифференцировались на 15 видов и 24 подвида [69]. Данная классификация, составленная статистиками (а не библиотековедами), отражала количественно наиболее распространенные и обладающие очевидными идентификационными признаками группы библиотек. Однако, как отмечает А.Н. Ванеев, «...эти 189 предложения ... носили в большей мере эмпирический характер, не содержали теоретического обоснования» [62, с. 81].

Первые попытки научно обоснованной классификации библиотек были предприняты библиотековедами М.А. Потаповым, А.И. Литинским и И.М.Фруминым в конце 1930-х годов. М.А.Потапов, возражая против принятого деления библиотек на массовые и научные, предложил разделить их на универсальные и специальные, положив в основу классификации состав книжных фондов [298, с. 46-49].

А.И. Литинский подверг критике такой подход. По его мнению, «отнесение библиотек к тому или иному типу должно делаться на основе учета ряда признаков...» [208, с. 105], важнейшими среди которых он считал состав читателей и их запросы, состав фонда по тематике и языку, порядок приобретения литературы, масштаб деятельности, ведомственную принадлежность, административно-правовое положение, характер выдачи книг. В связи с этим он предложил поделить библиотеки на три основных типа: универсальные и специализированные, массовые, детские. Универсальные и специализированные, а также массовые библиотеки он делит на ряд групп и подгрупп [208, с. 102].

И.М. Фрумин первый среди библиотековедов посвятил вопросу классификации самостоятельную статью, в которой не только проанализировал существующие на то время подходы к решению данной проблемы, но и выдвинул ряд принципиально важных методологических положений. Рассматривая проблему классификации библиотек с позиций управления и статистики, он считал необходимым изучать библиотеки, группировать их по признакам сходства и различия статистически, основываясь на четкой исходной позиции и строгих принципах деления, предусматривающих важнейшие признаки объектов классификации. В качестве наиболее существенного признака классификации И.М.Фрумин выдвинул назначение библиотек, в соответствии с которым выделил два их типа: массовые, научные и специальные [423, с. 71]. Предложенные И.М.Фруминым методология классификации библиотек, основной классификационный признак и выделенные им типы библиотек легли в основу изучения проблемы типологизации и получили дальнейшее развитие в советском библиотековедении.

Через 17 лет после выступления И.М. Фрумина О.С. Чубарьян в 1956 году выдвинул в качестве основного признака классификации читательское назначение библиотеки. В соответствии с данным критерием он дифференцировал все библиотеки, как и И.М. Фрумин, на два типа: массовые, научные и специальные [438, с. 16-17]. Свою позицию О.С. Чубарьян закрепил в трех изданиях учебника по библиотековедению [434-436], что обеспечило широкое распространение данной точки зрения вплоть до середины 1980-х годов. Вместе с тем, сознавая, что для многоаспектной характеристики всего многообразия библиотек одного признака недостаточно, он предлагал дополнить его вторичными признаками, отражающими профиль работы, ведомственную принадлежность библиотек и др.

Ю.В. Григорьев, в отличие от И.М. Фрумина, О.С. Чубарьяна, в 1968 году выделил научные библиотеки в самостоятельные наряду с массовыми и специальными [83]. Невзирая на мнения столь авторитетных ученых того времени, авторы третьего издании Большой советской энциклопедии (1970), пользуясь теми же терминами, несколько видоизменили классификацию, в которой вслед за И.М. Фруминым и О.С. Чубарьяном тоже выделили две группы библиотек, но назвали их научными специальными и массовыми [58, с. 300].

Большое значение для разработки научно обоснованной классификации и типологизации библиотек имела дискуссия, развернувшаяся на страницах сборника «Научные и технические библиотеки СССР» в конце 1970–начале 1980-х годов. В процессе обсуждения Т.Ф. Каратыгина [142], С.М. Дубаускас [109], Н.К. Коссаковская [179], М.К. Вяльяотс [71], И.М. Фрумин [422], А.Я. Черняк [432], С.В. Петрова [294], А.В. Соколов [338] предложили свои схемы классификации и типологизации библиотек (табл. 4.i).

 

Таблица 4.1

 

Эволюция взглядов библиотековедов на классификацию и типологизацию библиотек

 

Годы

Авторы

Признаки классификации

Библиотеки

1

2

3

4

1978

Т.Ф. Каратыгина [142]

Назначение

i. Массовые

2. Научные:

универсальные

специальные:

технические сельскохозяйственные медицинские

 другие

1978

С.М. Дубау-скас [109]

Читательское назначение Характер работы

Общие

Специальные

Научные

Производственные Общеобразовательные Учебные и др

 

 

Тематика фондов

Универсальные

Отраслевые

1979

Н.К. Коссаков-ская [179]

Широта охвата читательских категорий

i. Массовые:

универсальные

2. Специальные универсальные

отраслевые

узкоотраслевые специализированные по видам изданий

1979

М.К. Вяльяотс [71]

Классификация по 12-ти признакам

1979

Л. 3. Амлин-ский [23]

Структура фондов, состав читателей и

i. Универсальные

всесоюзные

 

 

формы и методы

республиканские

 

 

работы с ними

областные

 

 

 

(республиканские АССР)

 

 

 

городские

 

 

 

городские ЦБС

 

 

 

районные ЦБС

 

 

 

2. Специальные:

 

 

 

всесоюзные

 

 

 

отраслевые

 

 

 

республиканские

 

 

 

низовые

 

 

 

3. Вузовские

 

 

 

научные

 

 

 

учебные

 

 

 

4. Средних специальных

 

 

 

учебных заведений:

 

 

 

техникумов

 

 

 

ПТУ

 

 

 

5. Детские, юношеские и

 

 

 

школьные:

 

 

 

республиканские

 

 

 

областные

 

 

 

городские

 

 

 

городские ЦБС

 

 

 

районные ЦБС

 

 

 

школьные

 

 

Размер фондов

Крупнейшие

Крупные

Средние

Небольшие

 

 

 

Малые

 

 

Тип книгохранилищ

Вертикальные Горизонтальные

Смешанные

1980

А.Я. Черняк

[432]

Социальное назначение

i. Массовые

2 Специальные

 

 

 

научные:

 

 

 

технические

 

 

 

медицинские

 

 

 

естественно-

 

 

 

научные

 

 

 

сельскохозяйственные

 

 

 

гуманитарные и др.

учебные:

 

 

 

технические

 

 

 

медицинские

 

 

 

естественно-

 

 

 

научные

 

 

 

сельскохозяйственные

 

 

 

гуманитарные универсальные и др

 

 

 

производственные:

 

 

 

технические

 

 

 

медицинские сельскохозяйственные

1980

С.В. Петрова [294]

Социальное назначение

i . Массовые

2. Специальные:

 

 

 

по общественным наукам

 

 

 

по гуманитарным наукам

 

 

 

по естественным и

 

 

 

точным наукам

 

 

 

технические

 

 

 

сельскохозяйственные

 

 

 

медицинские

 

 

 

Классификация на третьем

 

 

 

уровне по 9-ти признакам

1981

А.В. Соколов [338]

Типы библиотечной деятельности

Универсальные научные Массовые

 

 

 

Центральные специальные

 

 

 

Специализированные

 

 

 

хранилища

 

 

 

Местные специальные

 

 

 

Учебных заведений

 

 

 

Детские

1983

И П. Осипова

[284]

Общественные информационные потребности

i. Универсальные: общегосударственные республиканские и

 

 

 

региональные

 

 

 

ведомственные

 

 

 

2 Отраслевые

1985

Н.С. Карташов [148]

Социальное назначение

i. Универсальные:

массовые

 

 

 

научные

 

 

 

2. Специальные:

 

 

 

производственные

 

 

 

научные

 

 

 

учебные и др.

1989

А.Н. Хропач [428]

Содержательный принцип библиотечной сети

Универсальные Межотраслевые

Отраслевые

 

 

Характер использования библиотек

Публичные Специализированные Специальные

 

 

Региональное положение

Всесоюзные

Республиканские

Областные

Краевые

Городские

Районные

Сельские

 

 

Ведомственное подчинение

Министерства культуры Других отраслевых министерств и ведомств Общественных организаций Колхозно-кооперативных организаций и предприятий

1989

М.К. Акилина [14]

Группы признаков:

документ, потребитель, информационные потребности

Универсальные Специализированные

 

 

Фасетная классификация по семи категориям признаков и 26-ти признакам деления

1990

Р.С. Мотуль-ский [244]

Социальное назначение

Публичные

Специальные

Личные

1991

Е.Т. Селиверстова [321]

Общее и особенное в читательских потребностях

Степень усложненности потребностей

i. Универсальные:

публичные 2. Специализированные: учебные

специальные

Научные

Массовые

1993

Т.А. Белобра-това [33]

Общественное назначение и состав фондов

 

 

 

 

 

Фасетная классификация по 50-ти признакам

Национальные

Публичные Специализированные хранилища

Детские

Учебные

Специальные

Личные я по 50-ти признакам

1994

А.В. Гришин, А.М. Ушакова [86]

Мотивация обращения в библиотеку

 

i. Публичные:

научные

массовые

2. Специальные:

научные

производственные

учебные

1995

Б.А. Симонов [325]

Характер информационных потребностей

Универсальные

Специальные

1996

Ю.Н. Столяров

[З66]

Происхождение

Общественные

Личные

 

Особое внимание следует обратить на классификацию и типологизацию библиотек, предлагаемую в этот период в официальных, справочных и учебных изданиях, так как они отражают наиболее устоявшиеся точки зрения. В Положении о библиотечном деле в СССР, утвержденном в 1984 году, в зависимости от контингента читателей, состава фондов, направления деятельности выделены два типа библиотек: универсальные и специальные. Кроме того, в Положении в целях наиболее полного удовлетворения духовных и профессиональных потребностей граждан и нужды народного хозяйства в необходимой информации библиотеки делятся на массовые, научные, научно-технические, библиотеки для слепых и библиотеки других видов, а в зависимости от значения и функций, выполняемых по отношению к другим библиотекам, они дифференцируются на всесоюзные, республиканские, краевые, областные, окружные, центральные районные, центральные городские и зональные. В Положении также приведена классификация в зависимости от ведомственной принадлежности. В соответствии с этим критерием выделены библиотеки системы Министерства культуры СССР, библиотеки Академии наук СССР и академий наук союзных республик, библиотеки системы Министерства высшего и среднего специального образования СССР, Министерства просвещения СССР, Государственного комитета СССР по профессионально-техническому образованию, Министерства здравоохранения СССР, Министерства сельского хозяйства СССР, других министерств, государственных комитетов, ведомств, а также библиотеки государственных предприятий, учреждений, организаций, профессиональных союзов, колхозов, иных кооперативных и других общественных организаций [296, с. 12-13].

Специалисты отмечали, что в Положении такой типологический ряд, как массовые библиотеки, в том числе для детей и юношества, научные, научно-технические, технические библиотеки, библиотеки для слепых и библиотеки других видов, не имеют единого логического основания. Одни библиотеки сгруппированы по возрастному признаку, другие – по характеру запросов, третьи – по тематике фондов, четвертые – по физическим возможностям читателей [14, с. 4].

В «Справочнике библиотекаря», изданном через год после утверждения Положения, признано, что «в советском библиотековедении нет единой научно обоснованной типологии библиотек», и предложен вариант решения данной проблемы. Основываясь на одном из важнейших классификационных признаков - назначении библиотек, авторы данного издания делят библиотеки на универсальные, специальные и учебные [342].

Еще через год, в 1986 году, авторы терминологического словаря «Библиотечное дело», исходя из того, что в Положении нашли отражение многие ранее дискуссионные понятия, выделяют в соответствии с характером общественных потребностей две основные группы библиотек - универсальные и специальные [47], хотя названные группы, как мы уже отмечали, выделены в Положении в соответствии с совершенно другим признаком. Причем из 39 определяемых в словаре типов и видов библиотек только менее трети подведены под более общие для них понятия, т.е. универсальные и специальные библиотеки.

Следуя законодательным и терминологическим нормам, изложенным в Положении и указанном терминологическом словаре, авторы учебника по библиотековедению, изданного в 1988 году, также выделили два типа библиотек универсальные и специальные, но уже в соответствии с социальным назначением [40, с. 76-77]. Таким образом, в учебной литературе на этот раз закрепилась точка зрения Н.С. Карташова вместо распространенной ранее позиции О.С. Чубарьяна.

В соответствии с порядком учреждения и формами собственности закон Российской Федерации «О библиотечном деле» (1995) выделяет следующие основные виды библиотек: государственные библиотеки, учрежденные органами государственной власти (федеральные, субъектов Российской Федерации, министерств и иных федеральных органов исполнительной власти); муниципальные библиотеки, учрежденные органами местного самоуправления; библиотеки научных, научно-исследовательских и образовательных учреждений; библиотеки предприятий, учреждений, организаций; библиотеки общественных организаций; частные библиотеки; библиотеки, учрежденные иностранными юридическими и физическими лицами, а также международными организациями [264, с. 43-44]. Несмотря на то, что в основу классификации разработчиками закона одновременно положены два критерия, в предложенной классификации, кроме того, нарушен важнейший логический принцип непересекаемости делений.

«Терминологический словарь по библиотечному делу и смежным отраслям знаний», изданный в 1995 году, приводит более 60 терминов, обозначающих типы библиотек и их разновидности, которые далеко не всегда подведены под более общие понятия [394]. В изданном через два года терминологическом словаре «Библиотечное дело» применен другой подход и выделены два основных типа библиотек: универсальные и специальные [48, с. 121].

В Беларуси к проблеме классификации и типологизации библиотек специалисты непосредственно обратились в начале 1990-х годов, в первую очередь в связи с необходимостью построения национальной системы законодательных актов в области библиотечного дела. В Концепции развития библиотечного дела в Республике Беларусь, разработанной в 1992 году наиболее авторитетными специалистами республики, в качестве основного критерия классификации рассматривалось социальное назначение библиотек. В соответствии с данным критерием библиотеки делились на публичные и специальные. К первому типу авторами Концепции отнесены национальная, областные, районные, городские и сельские библиотеки; ко второму – научные, учебные, производственные [139, с. 50]. В зависимости от формы собственности библиотеки также делились на основанные на государственной, коллективной и индивидуальной (частной) собственности.

В законе Республики Беларусь «О библиотечном деле» (1995) специально классификация библиотек не приводилась, однако в качестве основных элементов системы библиотек республики называются публичные и специальные библиотеки [2, с. 36]. В новой редакции данного закона, принятой в 2002 году, приведена классификация библиотек по четырем признакам: форме собственности, значению, содержанию фондов и назначению. В соответствии с первым признаком в законе выделены государственные и частные библиотеки. По значению законодатели предлагают различать национальную, республиканские, областные, городские, районные, поселков городского типа и сельские библиотеки. Универсальные и отраслевые библиотеки согласно закону предложено выделять в зависимости от содержания их фондов, а публичные и специальные - по назначению [6, с. 7].

Авторы «Тлумачальнага слоунiка бiблiятэчных i бiблiяграфiчных тэрмiтау», изданного в 2000 году БГУ культуры [214], отмечая, что библиотеки делятся на типы и виды, вместе с тем не называют их, что делает классификацию библиотек невозможной.

Особенно необходимость обоснованной классификации библиотек, построенной по принципу непересекаемости делений, возникла в связи с разработкой в Беларуси стандарта по библиотечной статистике и общенациональной формы статистической отчетности для библиотек. В СТБ «Библиотечная статистика» по различным признакам выделены 22 группы библиотек [345, с. i-4].

Проблемой классификации и типологизации библиотек занимаются также библиотековеды зарубежных стран, но предлагаемые ими схемы классификации тоже не могут служить образцом, так как для них характерны те же недостатки, что и для рассмотренных выше. Так, согласно международному терминологическому стандарту ИСО «Документация и информация», следует выделять такие типы библиотек: общая, специальная, научная, ссылок, национальная, депозита, авторского права, публичная [471, с. 12]. Стандарт ИСО по библиотечной статистике предписывает классифицировать библиотеки на национальные, высших учебных заведений, специальные, другие главные неспециализированные, публичные, школьные и передвижные [470, с. i].

Согласно классификации ЮНЕСКО, библиотеки делятся на национальные, вузовские, другие важные неспециализированные, специальные, школьные и публичные [312, с. 8-9]. Этих же подходов придерживается ЮНЕСКО и в вопросниках по библиотечной статистике, предназначенных для сбора сведений о деятельности библиотек разных стран [489]. Статистический ежегодник ЮНЕСКО объединяет все библиотеки мира в четыре группы: национальные, публичные, школьные библиотеки и библиотеки вузов [485].

Схожая с ЮНЕСКО классификация библиотек разработана и специалистами Европейского Союза. В рамках проекта «LIBECON 2000», осуществляемого в рамках долгосрочной программы ЕС «Те1ета1ю5», они, используя опыт ЮНЕСКО и ИСО, делят библиотеки 29 европейских стран (членов ЕС, Европейского соглашения о свободной торговле и восточноевропейских участников Соглашения с ЕС) на 6 групп: национальные, высших учебных заведений, публичные, специальные, другие неспециальные, школьные [476].

Библиотековеды США выделяют следующие типы библиотек: национальные, научные фундаментальные, публичные, школьные и специальные [395]. В стандарте ФРГ по библиотечной статистике выделены следующие группы библиотек: национальные и центральные отраслевые, региональные, высших учебных заведений, специальные, публичные, школьные [463, с. 2-3].

Приведенные примеры зарубежной классификации являются типичным образцом отсутствия единства деления и поэтому не могут быть приняты за основу для разработки национальной классификации и типологизации библиотек. Следовательно, данная проблема имеет не только отечественное, но и международное значение.

Таким образом, специалистам до настоящего времени не удалось решить проблему классификации и типологизации библиотек. Ю.Н. Столяров видит две основные причины столь затяжной кризисной ситуации в решении данного вопроса: «...во-первых, длительная самоизоляция библиотековедения ...нежелание пользоваться достижениями и методами других наук, в данном случае логики, философии, науковедения. Во-вторых, свойственный советскому периоду нашей истории ... авторитарный научный стиль» [366, с. 65].

Дискуссионными в рассматриваемой проблеме являются практически все положения, в том числе и основополагающие. Авторы пока не пришли к единому мнению о содержании и соотношении понятий «классификация» и «типологизация», обоснованности деления библиотек по схеме тип - вид или род - вид. Спорным является вопрос и о видах классификации. В то время когда одни авторы остаются приверженцами иерархической классификации, другие предлагают фасетные и смешанные виды классификации. При построении классификационных рядов авторы часто пренебрегают важнейшими логическими правилами их построения: единство основания деления, непересекаемость деления, соразмерность и непрерываемость деления.

В качестве основы классификации исследователями предлагаются разные признаки, по которым проводится дифференциация, а следовательно, выделяются и разные классификационные группы библиотек. Хотя большинство авторов в качестве главного признака принимают социальное назначение библиотек, однако по-разному рассматривают его содержание, нередко сводя к составу и структуре фонда, задачам и функциям библиотеки, видам выполняемых работ и др. Тем не менее в предлагаемом разнообразии можно выделить относительно устойчивые, повторяющиеся элементы. Это, как правило, универсальные, массовые, публичные, общие, общедоступные библиотеки, с одной стороны, и специальные, отраслевые, научные, специализированные – с другой.

Обязательной основой любой научной теории является единая методология, позволяющая четко и однозначно определить базовые положения. Анализ эволюции взглядов библиотековедов на рассматриваемую проблему позволяет выделить в ней важный методологический аспект – отсутствие четкого разграничения понятий «классификация», «типологизация». Названные термины нередко используются авторами как синонимы, что приводит к смешению требований, предъявляемых к классификации и типологизации. От типологических схем требуют соответствия законам, предъявляемым к классификации, а в процессе классификации ожидают получить группировку библиотек по типам. Этим во многом и объясняются трудности в решении рассматриваемой проблемы.

Вместе с тем в большинстве библиотековедческих исследований, посвященных классификации и типологизации библиотек, этот вопрос даже не ставится Во многом это связано с тем, что теория классификации как общенаучная дисциплина находится в развитии и многие ее понятия еще не устоялись Участники первой Всесоюзной школы-семинара по теории классификации (1979) отмечали, что термины «классификация», «типология», «типологизация»,

«таксономия», «систематика» употребляются как синонимы, хотя многие исследователи пытаются их различать [117, с. 36-38] В философии и логике давно уже сложилось довольно четкое разграничение между терминами «классификация» и «типологизация».

Классификация (гр. classis - разряд, класс и facio - делаю, раскладываю) рассматривается философами как «...многоступенчатое деление логического объема понятия (логика) или какой-либо совокупности единиц (эмпирическое социальное знание) на систему соподчиненных понятий или классов объектов (род - вид – подвид)» [92, с. 316]. Ее целью является установление определенной структуры порядка, нормативно-мерного упорядочения множества, которое разбивается на гетерономные (разнородные по своему составу или происхождению) друг по отношению к другу, но гомогенные (однородные по своему составу или происхождению) внутри себя по какому-либо признаку, отдельные друг от друга подмножества.

Классификация предполагает строгое деление объектов по законам логики, основными из которых являются единство основания деления, соразмерность членов деления, их взаимоисключаемость, непересекаемость. Важнейший из перечисленных закон единства основания деления требует, чтобы весь объем понятий был разделен по одному из признаков. Классификация позволяет четко определить место каждого объекта в группе (классе) или ряде (последовательности), провести четкие границы между классами или рядами (один отдельно взятый элемент не может одновременно принадлежать разным классам либо не входить в какой-либо из них вовсе).

Типологизация (гр. tipos – отпечаток, форма, образ и logos – слово, учение) определяется как «...метод научного познания, направленный на разбиение некоторой изучаемой совокупности объектов на обладающие определенными свойствами упорядоченные и систематизированные группы с помощью идеализированной модели или типа» [10, с. 715]. Типологизация проводится по выбранному и концептуально обоснованному критерию (критериям) или по эмпирически обнаруженному и теоретически интерпретированному основанию (основаниям), что позволяет различать теоретические и эмпирические виды типологизации. Если критерий классификации может быть случайным, то критерий типологизации всегда сущностей. Поэтому некоторые виды классификации могут быть истолкованы как предварительные (первичная типологизация) или как переходная форма процедуры упорядочения объектов на пути к их типологизации [10, с. 715-716].

Используемый в процессе классификации принцип соразмерности деления, как отмечает М.И. Акилина, означает, что объем делимого понятия должен быть равен сумме объемов деления; не допускается неполное деление, когда перечисляются не все виды данного родового понятия. Недопустимо также деление с лишними членами [i, с. 45]. Благодаря этим качествам классификация всегда отражает имеющийся на данный момент времени уровень знаний в отрасли, суммирует его, как бы дает его «топологическую карту», позволяет обнаружить пробелы в существующем знании, служит основанием для диагностических и прогностических процедур [9, с. 316]. Эволюция взглядов на классификацию библиотек наглядно отражает основные этапы развития библиотековедения, уровень проводимых исследований. Классификация разных лет позволяет проследить историю библиотек, время исчезновения (например, церковных и монастырских) или появления (например, партийных или специализирующихся на отдельных видах документов или запросах пользователей и др.) определенных групп библиотек.

При классификации каждый элемент совокупности должен обязательно попасть в то или иное подмножество, что позволяет определить место той или иной библиотеки в системе и тем самым установить наличие между ними определенных связей. Библиотека, будучи социальным институтом, характеризуется множеством признаков как существенных, так и второстепенных, которые используются для построения классификации разных видов.

Классическая, или иерархическая, классификация применима, когда наблюдается иерархия признаков. Она строится путем последовательного логического деления совокупности объектов по какому-то одному или нескольким признакам. При иерархической классификации библиотек на каждом уровне деления класс более высокого порядка подразделяется на основании одного признака на более мелкие, и так продолжается до самого нижнего уровня. При построении такой классификации необходимо следовать закону непрерываемости деления, который запрещает пропускать уровни деления и требует, чтобы все элементы совокупности были между собой соподчиненными. Примером иерархической классификации может служить предложенная Ю.Н. Столяровым классификация библиотек с учетом их учредителей. В ней выделены шесть уровней: род, разновидность, вид, подвид, разновидность и индивид [366, с. 74], охватывающих всю совокупность библиотек России. Предложив такую классификацию, Ю.Н. Столяров доказал тем самым возможность построения многоступенчатой иерархической классификации библиотек по одному признаку.

Но, как справедливо отмечает М.И. Акилина, «...среди признаков, по которым классифицируются библиотеки, чаще всего нет и не может быть ... соподчиненности» [15, с. 43], и поэтому нельзя построить классификацию с учетом нескольких иерархически взаимосвязанных признаков без потери информации или нарушения законов классификации.

В связи с этим в библиотековедении наряду с иерархической используется также фасетная классификация. При ее построении объекты дифференцируются не последовательно по отдельным признакам, а одновременно по большому числу признаков. Результатом таких действий является классификация, в которой каждый из фасетов представляет собой мини-иерархическую классификацию с использованием одного критерия деления. В свое время М.К. Вяльяотс [71], С.В. Петрова [294], М.И. Акилина [14], Ю.Н. Столяров [366] предложили свои варианты фасетной классификации библиотек с использованием различных признаков. Такие виды классификации относительно легки в построении, количество признаков, по которым они строятся, не ограничены, однако полученное в результате классификации большое число классов не всегда удобно в использовании, особенно в практической деятельности библиотек.

Поэтому для библиотек, и в первую очередь для целей библиотечной статистики, наиболее целесообразно использование многоаспектной классификации (М.А. Акилина называет ее комбинативной) [15], где сочетаются элементы иерархической и фасетной классификации. Она позволяет одновременно учитывать большое количество признаков, выбранных в соответствии с поставленными задачами. Как правило, на первых уровнях деления в многоаспектной классификации используются приемы иерархической классификации, а в рамках выделенных видов библиотек их датывйшее деление осуществляется с использованием различных фасетов, внутри которых возможен снова переход на иерархическую классификацию. При такой классификации есть возможность в соответствии с целями исследования выделить на каждом уровне деления наиболее значимые признаки для каждого из видов и подвидов. При этом выделяемые критерии мот быть разными для каждого из дифференцируемых на одном уровне классов. Так, на втором уровне деления для публичных библиотек более важным может оказаться территориальный признак, а для специальных – отраслевой. При других целях исследования на первый план для публичных библиотек может выйти возраст пользователей, а для специальных – сфера их деятельности и т.д.

Выбор вида классификации, классификационных признаков и шины деления зависит, в первую очередь, от преследуемых исследователем целей, поэтому совершенно бессмысленны попытки построения универсальной классификации, приемлемой для любых целей. Права М.И. Акилина, утверждая, что «удобнее, практичнее и правильнее для каждого случая разрабатывать свою классификацию или типологию, используя общие методологические принципы» [15, с. 54].

Как отметила в свое время М.К. Вяльяотс, «по установившейся в советском библиотековедении терминологии... группы библиотек, полученные при классификации, называют типами и видами ...» [71, с. 16]. При этом «…группы библиотек, образованные при классификации по основному признаку, называются типами, а созданные в процессе дальнейшей дифференциации - видами и подвидами» [146. с. 38; 148, с. 17]. Однако в философии и логике типо-видовое деление не принято, а понятия «тип» и «вид» рассматриваются как разнопорядковые. При построении классификации общепринятым в названных науках считается группировка объектов в пределах следующей иерархической цепочки: род - вид - подвид. Типы же выделяются при построении типологических схем. Считаем, что данный методологический подход необходимо применить и в библиотековедении, что позволит обогатить его общенаучными методами и поднять проводимые исследования на более высокий уровень, в том числе решить проблему классификации и типологизации библиотек. Таким образом, библиотеки, выделяемые на первом уровне классификации, образуют род, а полученные при последующих делениях – виды и подвиды.

Результатом типологизации выступает дифференциация библиотек на типы. В отличие от классификации типологизация библиотек осуществляется не по различным, а только по существенным признакам. Идея о том, что в основе типологизации библиотек должен лежать сущностный, а не второстепенный признак, в библиотековедении не нова. Так, в свое время А.Я. Черняк писал, что «...типообразующий признак должен отражать основную сущность библиотеки и поэтому быть первичным по отношению к другим признакам» [432, с. 4]. Такой же точки зрения придерживается и Н.С. Карташов, отмечая, что «...группы библиотек, образованные при классификации по основному признаку, называются типами...» [146, с. 38]. В последних работах Ю.Н. Столяров [366, с. 80] и М.И. Акилина [15, с. 48–49], ссылаясь на «Логический словарь-справочник», где отмечается, что тип «выражает общие существенные черты определенной группы предметов, явлений» [173, с. 595], настаивают на том, что тип библиотек должен определяться несколькими признаками. В последних энциклопедических статьях, посвященных типологизации, философами не акцентируется внимание на количестве признаков, типологизация может проводиться по одному или нескольким критериям, но они должны быть обязательно концептуально обоснованы [10, с. 715-716]. Именно такой подход мы предлагаем положить в основу типологизации библиотек.

В практической деятельности при отнесении библиотек к тому или иному типу необходимо исходить из идеализированной модели библиотеки, которая обладает определенными, заранее заданными ей характеристиками. Так как в основе типологизации лежит понятие о нечетких множествах, т.е. множествах, когда переход от принадлежности элементов множеству к непринадлежности их множеству происходит постепенно, не резко, то определенные библиотеки могут относиться к тому или иному типу с известной степенью условности. Различия между формирующими тип библиотеками в интересующем исследователя отношении носят случайный характер, т.е. обусловлены не поддающимися учету факторами и незначительны по сравнению с аналогичными различиями между объектами, относящимися к разным типам. Поэтому типологическая схема, построенная на основе нескольких признаков, не является такой же строгой, как классификация библиотек, которая строится по логическому закону единства основания деления.

Принято считать, что, как правило, любая типологизация принципиально неполная, т.е. не охватывает всю совокупность исследуемых объектов [10, с 716]. Среди группируемых объектов возможно существование таких, которые не соответствуют ни одному из заранее выделенных типов (так называемые атипичные объекты). Поэтому на каждом уровне типологизации приходится жертвовать определенным объемом исследуемых единиц, что приводит к увеличению абстрактности выбираемых критериев. Следовательно, на определенном уровне деления библиотек типологизация должна иметь предел, сверх которого она не может быть продлена.

Таким образом, классификация и типологизация библиотек хотя и тесно взаимосвязаны, но все же представляют собой два разных логических процесса. Они преследуют разные цели, используют разные методы построения своих схем и способы группировок единиц совокупности. Очевидно, учитывая это, М.ЖАкилина отмечает, что если в основе классификации лежит прежде всего дифференциация признаков, то в основе типологизации – их интеграция [15, с. 41] Поэтому вряд ли можно согласиться с мнением Н.С. Карташова, утверждающего, что «границы (различия) между классификацией и типологией в значительной мере условны...» [146, с. 37].

Ключевое значение в классификации и типологизации имеет терминология, на что обращал внимание И.М. Фрумин еще в 1939 году. Однако дискуссия показывает, что, вводя новые термины или используя уже устоявшиеся, авторы не всегда уточняют их содержание, а оппоненты толкуют используемые в рассматриваемых работах понятия по своему усмотрению и часто без учета авторской точки зрения.

Общеизвестно, что названия большинства терминов носят условный характер и отражают закрепившееся за ними в процессе развития науки содержание. При достижении качественно нового уровня в решении той или иной проблемы происходит пересмотр устоявшегося содержания термина, в него вносятся необходимые изменения и дополнения, соответствующие последним достижениям в той или иной научной области. При необходимости также вводятся новые термины в дополнение или вместо устаревших.

По нашему мнению, решение проблемы классификации и типологизации библиотек также требует внесения изменений в терминосистему библиотековедения. Необходимо уточнить содержание действующих терминов, ввести новые, привести все используемые термины к их однозначной трактовке. Только при соблюдении всеми участниками дискуссии единых терминологических подходов возможно дальнейшее продвижение в решении рассматриваемой проблемы. Вместе с тем внедрение изменений в научный, а тем более практический оборот потребует определенного времени, поэтому не следует ожидать их быстрого широкого признания и распространения.

Много сумятицы в классификацию и типологизацию библиотек вносит также их дифференциация на основании названия библиотеки, а не анализа ее сути. Названия библиотек в большинстве случаев носили и носят рекламный характер и не всегда раскрывают их сущность и специфику. Так, слово «публичная» в названии большинства библиотек должно отражать ее общедоступность, не претендуя на другие характеристики, вкладываемые в содержание этого понятия в процессе типологизации. Термин «научная» в одном случае закрепляет в названии библиотеки ее статус как научного учреждения, а в другом в сочетании со словом «техническая» обозначает направленность деятельности библиотеки на удовлетворение определенного вида информационных потребностей пользователей. Географические характеристики в названии библиотек не всегда отражают их территориально-административную принадлежность, а чаще включаются в название исходя из предпочтительности финансирования из того или иного бюджета и подчинения тому или иному органу управления. В работах Н.К. Коссаковской [179] и Ю.Н. Столярова [366] проведен анализ «титулообразующих» признаков библиотек и предложены рекомендации по их названиям. Однако учитывая тот факт, что название библиотеки складывается под влиянием ряда факторов, в том числе и субъективных, вряд ли можно ожидать, что учредители библиотек будут добросовестно им следовать. Итак, названия библиотек не надо смешивать с типами и классами, полученными в результате типологизации и классификации, а тем более класть их в основу этих процессов.

 

к оглавлению 

 

4.2. Особенности классификации библиотек

 

В основе построения любой классификации лежат свойства рассматриваемых объектов. Мы уже отмечали, что для библиотеки характерно множество признаков. Исходя из положений системного подхода, их можно разделить на две группы, определяемые внешней и внутренней средой.

Каждый из элементов внешней среды библиотеки выступает в качестве основания для выделения одного или нескольких классификационных признаков. В числе важнейших элементов внешней среды, генерирующих классификационные признаки, необходимо назвать общество в целом и государство, определяющее формы собственности, механизм учреждения и финансирования его институтов, административно-территориальное деление и другие атрибуты деятельности библиотек.

Среди наиболее значимых признаков классификации библиотек, определяемых внешней средой, нередко называют их социальное (общественное) назначение. Основываясь на социальном назначении библиотек, которое заключается в удовлетворении информационных потребностей пользователей, можно выделить три рода библиотек, общие, специальные и личные (рис 41).

 

 

Рис 4 i Классификация библиотек по социальному назначению

 

Библиотеками, удовлетворяющими общие информационные потребности, являются НББ, областные универсальные библиотеки, ЦБС публичных библиотек, самостоятельные публичные библиотеки, не вошедшие в ЦБС, а также публичные библиотеки разных предприятий, организаций и учреждений.

В связи с тем, что возникновение особенных информационных потребностей обусловлено четырьмя основными видами деятельности человека' научной, учебной, производственной и управленческой, то на основе их на следующем уровне деления можно выделить четыре группы потребностей: производственные, научные, учебные и управленческие. В соответствии с каждой группой потребностей можно выделить четыре вида библиотек: производственные, научные, учебные и управленческие. Продолжая дальнейшую дифференциацию потребностей по видам деятельности, среди производственных библиотек необходимо выделить технические, сельскохозяйственные, медицинские, военные и другие подвиды. Среди библиотек, содействующих удовлетворению научных информационных потребностей, предлагаем выделить академические библиотеки, обеспечивающие научные потребности академической науки, и библиотеки отраслевых НИИ и КБ, способствующие проведению прикладных научных исследований. Учебные библиотеки в зависимости от вида удовлетворяемых потребностей можно разделить на библиотеки высших и средних специальных учебных заведений, школ и внешкольных заведений, а также библиотеки учреждений по переподготовке и повышению квалификации специалистов. Среди управленческих библиотек по названному критерию выделяются библиотеки, удовлетворяющие потребности, связанные с законодательной, исполнительной и судебной деятельностью, а также библиотеки политических партий и объединений, в результате деятельности которых формируются органы и политика управления (рис. 4.2).

Еще одним критерием классификации библиотек, формируемым обществом, являются их учредители. В соответствии с данным критерием можно выделить библиотеки, создаваемые индивидуумом (личные) и учреждаемые обществом (общественные). На следующем уровне деления среди библиотек, учреждаемых обществом, следует выделить библиотеки, учреждаемые государством, и негосударственные библиотеки.

Библиотеки, учреждаемые государством, в свою очередь, можно разделить на библиотеки республиканских и местных органов власти. Учредителями библиотек на республиканском уровне выступают разные министерства и ведомства

 

Рис. 4.2. Классификация специальных библиотек по социальному назначению

 

(министерства культуры, образования, здравоохранения, обороны, внутренних дел и другие, государственные комитеты по науке и технологиям, физической культуре и спорту и другие, администрация Президента РБ, Прокуратура и т.д.), а на местном – областные, районные, городские, поселковые, сельские органы власти и самоуправления. На последнем уровне деления данная классификации может включать библиотеки конкретных государственных предприятий, организаций и учреждений.

Негосударственные библиотеки в соответствии с учредителями делятся на библиотеки негосударственных предприятий, организаций и учреждений. Среди библиотек негосударственных организаций можно выделить профсоюзные библиотеки, библиотеки разных партий и объединений, общественных фондов и т.д. К библиотекам негосударственных учреждений следует относить, например, библиотеки коммерческих вузов и других негосударственных учебных заведений. Схематически первые уровни деления классификации общественных библиотек представлены на рис. 4.3. Государством определяется также ряд критериев, по которым можно проводить классификацию библиотек. Важнейшими среди них являются форма собственности, статус учреждений, степень их доступности, административно-территориальное деление республики.

Конституцией Республики Беларусь в нашей стране определены две формы собственности: государственная и частная [174, с. 3], поэтому в соответствии с этим критерием на первом уровне деления можно выделить государственные и частные библиотеки. К частным библиотекам в данном случае целесообразно относить библиотеки всех предприятий, организаций и учреждений, доля государственной собственности в которых составляет менее 50 %, а также самостоятельные библиотеки, финансируемые за счет частных средств, в том числе благотворительных взносов и пожертвований.

 

Рис 4.3 Классификация общественных библиотек в соответствии с учредителями

 

По юридическому статусу различают самостоятельные и несамостоятельные библиотеки. К самостоятельным относят библиотеки, зарегистрированные в соответствующих органах государственной власти как самостоятельные организации с правом юридического лица. Все остальные библиотеки, т.е. библиотеки, являющиеся структурными подразделениями каких-либо организаций, предприятий и учреждений, являются несамостоятельными. К самостоятельным библиотекам в Беларуси относятся Национальная библиотека Беларуси, отраслевые республиканские библиотеки, областные библиотеки, ЦБС публичных библиотек, публичные библиотеки, не вошедшие в ЦБС. Остальные библиотеки, в том числе школьные, других учебных заведений, библиотеки-филиалы ЦБС и иные, являются несамостоятельными

Органами государственной власти также определяется процедура присвоения разным организациям, в том числе библиотекам, статуса научных учреждений. Научными считаются библиотеки, осуществляющие научную деятельность в области библиотековедения и смежных наук. По правилам дихотомии все остальные библиотеки необходимо считать вненаучными (в связи с отсутствием более удачного термина).

Одной из старейших и часто применяемых является классификация библиотек по административно-территориальному делению. Данный критерий нестабилен, так как административно-территориальное деление каждой страны время от времени под влиянием ряда факторов меняется: появляются новые территориальные единицы, или площадь государства, наоборот, уменьшается, изменяется структура административно-территориального деления, появляются новые населенные пункты, а некоторые прекращают свое существование. Сейчас в Беларуси выделяют шесть областей, которые включают 118 районов и город Минск. Всего же в Беларуси насчитывается 104 города, 108 поселков городского типа, 24222 сельских населенных пункта [344, с. 38]. Таким образом, в соответствии с современным административно-территориальным делением Беларуси можно выделить следующие библиотеки: республиканские, областные, районные, городские, поселковые и сельские

Действующими в государстве нормами также определяется степень доступности библиотек. В соответствии с данным критерием выделяют общедоступные библиотеки и библиотеки с ограниченным доступом. Под общедоступностью библиотек необходимо понимать право и возможность каждого члена общества, обладающего гражданскими правами, на посещение библиотеки и пользование ее услугами без каких-либо ограничений по расовым, национальным, религиозным, физическим либо иным признакам. Л.В. Солоненко предприняла попытку провести дальнейшую классификацию общедоступных библиотек [340]. Общедоступными в первую очередь являются публичные библиотеки. Однако и их общедоступность необходимо принимать с рядом ограничений. Так, публичные библиотеки обслуживают на абонементе только жителей своего населенного пункта (района, микрорайона города), многие из них под предлогом сохранности фондов отказывают в своих услугах студентам. Практически все публичные библиотеки республики не приспособлены для обслуживания лиц с нарушением опорно-двигательного аппарата, что также снижает их общедоступность.

Библиотеки, функционирующие в структуре предприятий, организаций и учреждений, работают в режиме ограниченного доступа и обслуживают, как правило, только своих сотрудников. Вместе с тем степень доступности в библиотеках данной группы разная. Например, режим доступа в школьную библиотеку более благоприятен, чем в библиотеку промышленного предприятия, а тем более военного ведомства. Это также может служить критерием для дальнейшей дифференциации библиотек данной группы.

Критерий доступности следует разграничивать с критерием платности. В соответствии с последним выделяют платные и бесплатные библиотеки. Пользование услугами большинства общественных библиотек является бесплатным. К платным относятся библиотеки, действующие на коммерческой основе и взимающие разовую или абонентскую плату за пользование услугами. К данной группе библиотек относятся, например, библиотеки коммерческих вузов и других негосударственных учебных заведений.

В качестве внешней среды для отдельных библиотек также выступает система библиотек республики. В зависимости от функций, выполняемых библиотекой, в системе можно выделить центральные и низовые библиотеки. С учетом того, какая система является объектом классификации, одна и та же библиотека в разных ситуациях может выступать то центральной, то низовой. Так, в ЦБС ЦБ является центральной по отношению к другим библиотекам системы, что и отражено в ее названии. Но в системе библиотек области она уже будет низовой, а место центральной займет областная библиотека.

В пределах республиканской системы библиотек также существует разграничение сфер деятельности. В зависимости от территории, которую охватывает сфера обслуживания библиотеки, различают республиканские, областные, районные, городские, сельские и библиотеки отдельных предприятий, организаций и учреждений.

Исходя из понимания библиотеки как четырехэлементной системы, элементами внутренней среды, генерирующими классификационные признаки, являются библиотечный фонд, контингент пользователей, персонал и материально-техническая база.

Основными критериями классификации библиотек, определяемыми библиотечным фондом, являются содержание и форма документов, общий объем фонда и запрограммированная активность его использования.

Классификация библиотек по содержанию собранных ими документов является одной из наиболее традиционных и устоявшихся. В соответствии с ней принято выделять универсальные и отраслевые библиотеки (рис. 4.4). Универсальными являются те из них, которые располагают фондом по разным отраслям знаний, а фонд отраслевых включает документы по одной либо нескольким отраслям. Отраслевые библиотеки, в свою очередь, можно разделить на гуманитарные, технические, медицинские и др. К универсальным традиционно относят НББ, областные и публичные библиотеки. Универсальными по составу своих фондов также являются библиотеки университетов и школ. К отраслевым в первую очередь относят специальные библиотеки отдельных предприятий, учреждений и организаций. Вместе с тем данный критерий является одним из самых нечетких, так как в любой библиотеке есть хотя бы несколько универсальных справочных изданий, что фактически делает ее универсальной. С большой долей условности библиотеки средних специальных учебных заведений можно отнести к специальным, так как в этих заведениях, кроме специальных, изучают я общеобразовательные дисциплины и соответственно комплектуют фонд литературой по разным учебным дисциплинам.

 

Рис 4.4. Классификация библиотек по основным признакам фонда

 

В зависимости от видов документов, составляющих фонд библиотек, целесообразно выделять универсальные библиотеки и специализированные. Универсальными в данном случае являются библиотеки, фонд которых состоит из различных видов документов, а к специализированным относятся библиотеки, фонды которых содержат отдельные виды документов. Специализированные библиотеки, в свою очередь, делятся на библиотеки произведений печати, микроформ и электронные. Среди библиотек произведений печати можно выделить библиотеки патентов, стандартов и др. Как и предыдущий, данный критерий классификации библиотек тоже не является четким, потому что в большинстве библиотек имеются, хотя и в небольшом количестве, наряду с основными и другие виды документов.

Классификация библиотек по объему фонда предусматривает их распределение по группам в зависимости от количества документов. В соответствии с данным критерием ЮНЕСКО дифференцирует публичные библиотеки на четыре группы: имеющие до 2000 томов, от 2001 тома до 5000 томов, от 5001 тома до 10000 томов и более 10000 томов. Для школьных библиотек ЮНЕСКО по данному признаку предлагается другая классификация [312, с. 9]. В последней классификации в связи с ростом объемов фондов библиотек ЮНЕСКО изменены количественные параметры границ и уже выделены библиотеки, имеющие до 5000 томов, от 5001 тома до 10000 томов, от 10001 тома до 20000 томов и более 20000 томов [489, с. 13]. ЕС в рамках программы «LIBECON 2000», предлагает иную группировку библиотек в зависимости от объема их фондов [476]. В Беларуси не существует четкой, закрепленной в регламентирующих документах дифференциации библиотек по данному признаку, поэтому между классами могут быть установлены необходимые количественные границы.

Заранее заданная активность использования фондов библиотек является основанием для выделения библиотек-депозитариев и библиотек-репозитариев Правда, вторая часть из названной дихотомии при обозначении библиотек практически никогда не используется.

Основными признаками классификации библиотек, определяемыми контингентом пользователей, являются возраст, физиологические возможности и количество пользователей (рис. 4.5). В зависимости от возраста пользователей необходимо выделять библиотеки универсальные и специализированные. К универсальным относятся библиотеки, обслуживающие различные возрастные категории пользователей. К ним, в первую очередь, относятся соответствующие виды публичных библиотек. Специализированными необходимо считать библиотеки, обслуживающие пользователей определенной возрастной группы: детей, юношество или взрослых. Таких библиотек большинство. Так, детскими являются ЦБС детских публичных библиотек, детские библиотеки-филиалы смешанных ЦБС, школьные библиотеки, библиотеки внешкольных и детских организаций. Юношество обслуживает такой вид специализированных библиотек, как библиотеки ПТУ и ССУЗов. Остальные библиотеки, т е. научные, производственные и управленческие, обслуживают только взрослых пользователей.

 

Рис. 4.5. Классификация библиотек по основным признакам контингента пользователей

 

В зависимости от психофизиологических возможностей пользователей также необходимо выделять универсальные и специализированные библиотеки. К универсальным в данном случае относятся библиотеки, обслуживающие разные группы пользователей, выделенные по указанному параметру, а к специализированным только те, которые ориентированы на работу с определенными категориями пользователей. Среди них выделяют библиотеки для лиц без физических ограничений и лиц с определенными видами ограничений в физическом и психическом развитии. Большинство библиотек республики в данном случае необходимо относить к специализированным, так как они ориентированы на обслуживание пользователей, не имеющих ограничений в психофизическом развитии, и поэтому не могут считаться в соответствии с названным параметром универсальными. Даже публичные библиотеки республики, которые по своему статусу должны обслуживать разные категории пользователей, не располагают фондами, предназначенными для лиц с нарушением зрения, разными формами психических заболеваний. Они также, как мы уже отмечали, архитектурно и технологически не приспособлены для обслуживания лиц с нарушением опорно-двигательного аппарата. Еще один из видов специализированных библиотек составляют библиотеки для слепых и слабовидящих, которые в республике представлены системой библиотек БелОИЗ. Особый вид специализированных библиотек включает библиотеки для лиц с нарушениями психического развития, в том числе соответствующих спецшкол.

Классификация библиотек по количеству пользователей, как и классификация по объему фонда, тоже часто используется в статистических группировках, а также в регламентирующих документах. Так, при определении типовых штатов ЦБС республики объединены в четыре группы ЦБС, ЦБ которых имеют менее 1750 пользователей, 1750-2449 пользователей, 2450–3849 пользователей и более 3850 пользователей [404, с. 207]. В постановлении по отнесении библиотек к группам по оплате труда руководителей предложена классификация ЦБС на четыре группы: 10–25 тысяч, 25–45 тысяч, 45–75 тысяч и более 75 тысяч пользователей. Для библиотек других видов разграничения произведены по иным количественным границам [272, с. 91].

В отличие от фонда и контингента пользователей признаки персонала значительно реже используются при классификации библиотек. Первейшим среди них является наличие в библиотеке штатных сотрудников. Такой критерий классификации библиотек, например, является важнейшим при группировке библиотек в немецкой библиотечной статистике, которая выделяет библиотеки с персоналам и без штатного персонала [466].

При классификации библиотек в зависимости от количества штатных сотрудников выделяют группы библиотек, не имеющие штатных сотрудников, с одним сотрудником, с 2–5 сотрудниками и так далее в зависимости от целей исследования.

В соответствии с параметрами материально-технической базы библиотек также можно выделить ряд критериев классификации библиотек. Например, в зависимости от технического состояния зданий различают библиотеки, требующие капитального ремонта, текущего ремонта и не требующие ремонта. Данная классификация активно используется в текущей библиотечной статистике. Библиотеки классифицируются в зависимости от площади занимаемых помещений. В соответствии с данным критерием можно выделить библиотеки, имеющие площадь до 50 кв. м, 50–100 кв. м и т.д. Техническая оснащенность библиотек также является основанием для определения многих признаков их классификации. Только в соответствии с одним из них -наличием доступа в компьютерные сети - можно выделить три группы библиотек: библиотеки, не имеющие доступа в компьютерные сети, библиотеки, имеющие доступ в локальную сеть, и библиотеки, имеющие доступ в интернет.

Так как фасетная классификация позволяет более полно отразить значимые, с точки зрения исследователя, признаки библиотек и они на равных условиях могут быть положены в основу классификации, то мы построили следующую фасетную классификацию библиотек в соответствии с названными выше признаками (табл 4 2).

 

Таблица 42

Фасетная классификация библиотек

 

Элементы внешней и внутренней

Критерии классификации

Род, вид и подвид библиотек

среды библиотеки

 

 

i

2

3

Элементы внешней среды библиотеки

Общество

Социальное назначение

i. Общие

2. Специальные:

 

 

произв одственные:

 

 

технические

 

 

сельскохозяйственные

 

 

медицинские

 

 

военные

 

 

другие

 

 

научные:

академические

 

 

отраслевых НИИ и КБ

учебные:

высших учебных заведений

средних специальных учебных заведений

 

 

общеобразовательных школ заведений по переподготовке и повышению квалификации

 

 

управленческие:

законодательных органов власти

 

 

исполнительных органов власти

 

 

судебных органов власти партийных организаций и объединений

 

 

3. Личные

 

Учредители

i. Общественные

 

 

i.i Государственные

 

 

республиканских органов власти

>

 

Министерства культуры

 

 

Министерства образования

 

 

Министерства здравоохранения

 

 

Министерства сельского хозяйства

 

 

Министерства внутренних дел

 

 

Министерства обороны

 

 

Государственного комитета по науке и технологиям

 

 

Государственного комитета по физической культуре и спорту

 

 

Администрации Президента

 

 

других министерств и ведомств,

 

 

местных органов власти и самоуп-равления

 

 

областных органов власти и самоуправления

 

 

районных органов власти и самоуправления

 

 

городских органов власти и самоуправления

 

 

поселковых органов власти и самоуправления

 

 

сельских органов власти и самоуправления

 

 

i.2. Негосударственные:

 

 

негосударственных орг

 

 

негосударственных предпр

 

 

негосударственных учрежд

 

 

2 Личные

Государство

Форма собственности

Государственные Частные

 

 

 

Юридический

статус

Самостоятельные Несамостоятельные

 

 

 

Научный статус

Научные

Вненаучные

 

 

 

Административно-территориальное

деление

Республиканские Областные

Районные

Городские Поселковые

Сельские

 

 

 

Доступность

Общедоступные

С ограниченным доступом

 

 

 

Платность обслуживания

Платные

Бесплатные

 

Система библиотек

Статус

Центральные

Низовые

 

 

 

Зона обслуживания

Республиканские Областные

Районные

Городские Поселковые

Сельские Предприятий, организаций и учреждений

 

Элементы внутренней среды библиотеки

 

Библиотечный

фонд

Содержание документов

Универсальные Отраслевые

 

 

 

Форма документов

i . Универсальные

2. Специализиро-ванные

произведений печати микроформ электронные

 

 

 

Объем фонда

Менее 2000 экз.

2001 - 5000 экз.

5001 - 10000 экз. Более 10000 экз.

 

 

Запрограммированная активность использования

Репозитарные Депозитарные

Контингент пользователей

Возраст пользователей

i. Универсальные

2. Специализиро-ванные:

детские

юношеские

для взрослых

 

Психофизиологические возможности пользователей

i. Универсальные

2. Специализиро-ванные:

для лиц, не имеющих ограничений в развитии

для слепых и слабовидящих

для лиц с нарушениями психики

для других категорий пользователей

 

Количество пользователей

Менее 1750 пользователей

1750 - 2449 пользователей

2450 - 3849 пользователей

Более 3850 пользователей

Персонал

Наличие штатного персонала

С персоналом

Без штатного персонала

 

Количество сотрудников

Без сотрудников

С одним сотрудником С 2 - 5 сотрудниками

С 6 - 10 сотрудниками С 10-50 сотрудниками С 51 - 100 сотрудника-ми

Более 100 сотрудников

МТБ

Техническое состояние здания

Требует капитального ремонта

Требует текущего ремонта

Не требует ремонта

 

Площадь помещений

До 50 кв. м

51 -100 кв. м

101 -500кв м

501 -1000кв.м

Более 1000 кв. м

 

Степень доступа в компьютерные сети

Не имеющие доступа в сеть

Имеющие доступ в локальную сеть Имеющие доступ в интернет

 

Предложенный нами перечень классификационных признаков, которые определяются факторами внешней и внутренней среды деятельности библиотек, не является исчерпывающим, и соответственно не является исчерпывающим и перечень выделенных классов библиотек. В зависимости от задач, которые стоят перед исследователем, спектр критериев классификации может быть расширен или продолжена классификация на более мелких уровнях деления по уже выделенным признакам. Это позволит определить новые классы библиотек.

Выделенные нами в предлагаемой фасетной классификации ряды могут быть использованы при построении более сложных иерархических и многоаспектных видов классификации. В качестве примера такого многофункционального подхода к использованию предложенной классификации предлагаем разработанную на ее основе классификацию библиотек, предназначенную для национальной библиотечной статистики, Она построена по принципам многомерной классификации и с учетом специфики библиотек Беларуси. Предлагаемая классификация предназначена для группировки статистических сведений обо всех библиотеках республики (кроме личных) независимо от формы их собственности, ведомственной принадлежности и других признаков…

 

к оглавлению 

 

4.3. Типологизация библиотек

В отличие от классификации критерий (критерии) типологизации не может быть случайным, он всегда сущностный и позволяет выделить гомогенные множества, каждое из которых есть модификация одного и того же качества (существенного, «коренного» признака, точнее, «идеи» этого множества) [10, с. 716]. Следовательно, возникает вопрос, что же все-таки является основной «идеей» множества библиотек? Какой из множества признаков является «коренным» и способен отразить сущность библиотеки как социального института?

В качестве такого критерия типологизации библиотек наиболее часто исследователями называется их назначение (социальное, общественное). Впервые этот критерий в 1939 году выдвинул И.М. Фрумин. Вслед за ним социальное назначение как признак рассматривали О.С. Чубарьян, Т.Ф. Каратыгина, А.Я. Черняк, С.В. Петрова, И.П. Осипова, Н.С. Карташов и др. Однако каждый из авторов вкладывал в данный критерий отличное от других значение: состав фондов и читательское назначение, иногда характер потребностей и др. Как мы определили ранее, сущность библиотеки, ее социальное назначение заключаются в удовлетворении информационных потребностей пользователей, поэтому именно характер информационных потребностей, на наш взгляд, следует считать основным типообразующим признаком библиотек.

В процессе удовлетворения своих информационных потребностей пользователь встречается с рядом препятствий, что ведет к возникновению документных и библиографических потребностей [177, с. 39-44]. Поскольку библиотека занимается сбором и распространением не собственно информации, а документов, в которых информация зафиксирована, то в основном она удовлетворяет документные потребности пользователей. Вместе с тем в процессе деятельности библиотека удовлетворяет и непосредственно информационные потребности (например, при фактографическом обслуживании), а в процессе поиска необходимых пользователю документов – библиографические. Наряду с библиотеками удовлетворением потребностей данного вида занимаются также ряд учреждений: органы НТИ, музеи, кинотеатры, книжные палаты и другие, поэтому библиотеки Удовлетворяют только определенную часть названных потребностей (рис. 4.6). Следовательно, можно выделить группу информационных потребностей пользователей (непосредственно информационных, документных и библиографических), удовлетворяемых посредством библиотек. Дальнейшую дифференциацию информационных потребностей, удовлетворяемых посредством библиотек, можно осуществить, базируясь на общефилософских категориях общего, особенного и единичного. При этом необходимо помнить, что речь идет о дифференциации потребностей, а не их носителей, дифференциации библиотечных фондов и т.п.

 

 

Рис 4 6 Место информационных потребностей, удовлетворяемых библиотеками в системе библиографических, документных и собственно информационных потребностей

 

Единичные, или индивидуальные, информационные потребности пользователей, удовлетворяемые посредством библиотек, представляют собой бесконечное разнообразие потребностей, обусловленных индивидуальными особенностями каждого пользователя: социальным статусом, психофизиологическими особенностями, видом профессиональной деятельности, увлечениями и др. Под влиянием окружающей среды в процессе личного развития потребности индивида постоянно изменяются и совершенствуются.

Особенные информационные потребности пользователей, удовлетворяемые посредством библиотек, обусловлены спецификой конкретно-исторических образований и вызваны к жизни основными видами деятельности человека: практической (производственной), научной, учебной, управленческой. Факторы, влияющие на их формирование, многообразны, подвижны, исторически изменчивы, но гораздо более общи и стабильны, чем индивидуальные. На этом уровне индивидуальные потребности обобщаются, приобретают конкретно-историческое содержание и форму.

Общие информационные потребности пользователей, удовлетворяемые посредством библиотек, – это наиболее высокий уровень обобщения единичных и особенных потребностей, характерных для всех категорий пользователей библиотек и отражающих потребность в познании общечеловеческих ценностей. Они наиболее устойчивы, менее других зависимы от изменений характеристик индивидуальных потребностей, экономической и социально-политической ситуации в обществе. При этом необходимо помнить, что общие информационные потребности не являются простой суммой особенных и единичных потребностей, это то предельно общее, что им свойственно.

Таким образом, основываясь на социальном назначении библиотек, можно выделить три их типа, связанных с удовлетворением общих, особенных и единичных информационных потребностей. Каждый из выделенных типов имеет ряд сущностных характеристик, которые обусловлены важнейшими признаками деятельности библиотек (доступностью, составом фондов, контингентом пользователей), дополняющими основной типологический признак.

Для обозначения библиотек, удовлетворяющих общие библиотечные потребности, используются различные термины: публичные, массовые, универсальные, общие, общедоступные.

За годы советской власти наибольшее распространение в нашей стране получил термин «массовая библиотека», употребление которого связано не столько с научными аргументами, сколько с политическими амбициями. Он был введен в пику «буржуазному» библиотековедению, «маскирующему под термином "публичные" свой классовый облик», и в противовес библиотекам страны, обслуживающим студентов, ученых и прочих «спецов», которых к широким массам трудящихся не причисляли. Данный термин был закреплен во всех нормативно-правовых, справочных и учебных изданиях, что придало ему официальный статус и обеспечило широкое распространение до начала 1990-х годов.

На рубеже 1980-1990-х годов в советском библиотековедении началось постепенное возвращение к термину «публичная библиотека», который широко использовался в дореволюционной России, используется в зарубежных странах и закреплен во многих международных нормативно-правовых документах. В постсоветский период появляется ряд публикаций и даже проводятся специальные семинары, посвященные трансформации массовых библиотек в публичные [154]. Термин «публичная библиотека» вводится в широкий оборот и находит отражение в юридических и справочных материалах. Так, наряду с термином «специальные библиотеки» он использован в Концепции развития библиотечного дела в Республике Беларусь [139] и законе «О библиотечном деле в Республике Беларусь» [2, 6] для обозначения одного из типов библиотек.

Одновременно в 1960-1970-е годы в библиотековедении развернулась активная дискуссия о социальных функциях массовых и научных (специальных) библиотек. Одни исследователи, например Л.М. Инькова, доказывали, что происходит постепенное стирание существенных различий между массовыми и научными библиотеками, и грань, разделяющая их, становится подвижной [135]. О С. Чубарьян, утверждая, что взгляд на массовую библиотеку лишь как на общеобразовательную устарел и не соответствует уровню развития массового чтения, ставил задачу уточнения и расширения функций массовой библиотеки, повышения ее «информационного потенциала» [439, с. 16-17]. Другие авторы возражали против расширения информационной функции массовых библиотек, усиления их роли в удовлетворении профессиональных запросов [389].

Заняв позицию сторонников реформирования массовых библиотек, Н.С. Карташов пришел к выводу, что «ориентация на массового читателя не может быть принята в качестве типологического признака», а «возросший образовательный и профессиональный уровень советских людей, изменение самого понятия "массовый читатель" ведут к сближению функций массовых и научных библиотек» [148, с. 19]. Поэтому им был введен термин «универсальная библиотека», а массовая библиотека стала рассматриваться как ее разновидность. Несмотря на то, что вслед за термином «массовая библиотека» термин «универсальная библиотека» получил официальное признание, он был критически встречен рядом специалистов, так как, по их мнению, в его основе все-таки лежит состав фонда, а не социальное назначение библиотеки [109, 366].

В конце 1970-х годов для обозначения библиотек, удовлетворяющих общие информационные потребности, С.М. Дубаускас предложил использовать термин «общая библиотека» [109]. С таким предложением еще в 1920-е годы выступали П. Отле и Л. Воутерс [288, с 56-57], а также В.И.Чарнолуский и С.М. Ратин [429, с. 62–65]. Однако ни в 1920-е годы, ни позже термин не получил распространения, хотя и конкретных аргументов против него высказано не было. Вместе с тем термин «общая библиотека» («general library») зафиксирован в современной международной терминологической системе и определяется ИСО как «библиотека, охватывающая в принципе все области знаний» [471, с. 12] Его аналог «allgemeine Biblionhek» является традиционным в немецкоязычной терминологии.

С нашей точки зрения, термин «общая библиотека» наиболее приемлем в качестве обобщающего понятия для обозначения типа библиотек, удовлетворяющих общие информационные потребности пользователей. Этот термин соответствует содержанию обозначаемого понятия, он используется в международном библиотековедении, имеет эквиваленты в английском и немецком языках. Некоторые специалисты уже используют его в своей классификации. Так, ЮН. Столяров отмечает, что термин «"общая библиотека" нейтрален, неэкспрессивен, довольно точно отражает предназначение библиотеки» [366, с. 87].

Если принять термин «общая библиотека» в качестве обобщающего, то возникает вопрос о месте в тфминологическои системе других понятий, используемых для обозначения отдельных групп библиотек. Предлагаем продолжить решение данной проблемы, базируясь на международных и зарубежных нормах и традициях отечественного библиотековедения.

ИСО рассматривает публичную библиотеку как одну из разновидностей общих библиотек, предназначенную для обслуживания скорее местного или регионального, чем национального сообщества [470, с. i]. В немецком библиотековедении публичными принято считать библиотеки, «...которые обслуживают все население общины или региона или специальные определенные группы пользователей (например, детей, солдат, пациентов больниц, заключенных, сотрудников предприятий)» [463, с. 3]. Поэтому в соответствии с международными и зарубежными нормами мы предлагаем в отечественной терминологической системе термин «публичная библиотека» использовать для обозначения общих библиотек, обслуживающих жителей отдельных населенных пунктов или административных районов, а также сотрудников предприятий, организаций или учреждений, пациентов больниц, отдыхающих в санаториях и домах отдыха, военнослужащих, заключенных и других категорий пользователей.

Проведенная фасетная классификация библиотек демонстрирует, что термин «универсальная библиотека» чаще всего используется для обозначения библиотек, выделенных по содержательному или формальному признаку фонда, возрастным и психофизиологическим особенностям пользователей. При этом содержание данного понятия меняется в зависимости от используемого признака деления. Так, по содержательному признаку фонда универсальными являются библиотеки, располагающие фондом по всем отраслям знаний. Исходя из возрастных характеристик контингента пользователей, универсальными являются библиотеки, обслуживающие различные возрастные категории пользователей. Термин «универсальная» можно использовать также в качестве обобщающего для обозначения библиотеки, сочетающей в себе несколько признаков, которые позволяют называть ее универсальной. От использования термина «массовая библиотека», как возникшего под влиянием политических факторов на определенном этапе развития отдельной страны и не имеющего аналога в современной международной терминологической системе, мы предлагаем отказаться.

В сферу деятельности общих библиотек входит удовлетворение общих библиотечных потребностей, содействие всестороннему и гармоническому развитию личности, повышению ее общего уровня развития. Для достижения этой цели общие библиотеки формируют универсальный по форме и содержанию фонд документов и ориентируются на обслуживание разных групп пользователей. Для библиотек данного типа в значительно большей мере, чем для других, характерна общедоступность.

Таким образом, основными типологическими признаками общих библиотек являются направленность на удовлетворение общих информационных потребностей, универсальный по форме и содержанию фонд документов, ориентация на обслуживание разных категорий пользователей на принципах общедоступности (табл. 4.3). Это позволяет определить общие библиотеки как библиотеки, удовлетворяющие общие информационные потребности всех категорий пользователей на базе универсального по форме и содержанию фонда документов.

В соответствии с теорией нечетких множеств, составляющей основу любой типологизации, отдельные элементы множества могут не обладать исчерпывающим набором типологических характеристик. Поэтому не все библиотеки, относящиеся к общим, могут располагать универсальным по форме документов фондом либо В соответствии с возможностями, которыми располагают общие библиотеки Беларуси для удовлетворения потребностей пользователей, среди них можно выделить три группы: национальная, областные универсальные и публичные. Эти библиотеки

 

Таблица 4.3

Типологические признаки общих и специальных библиотек

 

Библи-отеки

Удовлет-воряемые потребно-сти

Содержатель-ный состав фонда

Состав фонда по форме документов

Контин-гент пользо-вателей

Степень доступ-ности

Общие

Общие

Универсальный

Универсаль-ный

Разные социаль-ные группы

Обще-доступ-ны

Специ-альные

Особенные

Универсальный или отраслевой

Специализи-рованный

Опреде-ленные социаль-ные груп-пы

Доступ ограни-чен

 

 

обладают общими типологическими характеристиками. Кроме того, объединение в один тип национальной, областных универсальных и публичных библиотек позволяет сохранить сложившиеся в библиотечной системе республики горизонтальные и вертикальные связи, обеспечивающие эффективное взаимодействие между библиотеками данного типа.

Вопрос об отнесении национальных библиотек к тому или иному типу является одним из наиболее спорных. Одни авторы считают их публичными (массовыми, универсальными) [109, 148], другие относят к специальным (научным) [71, 432]. В международных классификационных системах они чаще всего выделяются в самостоятельный тип [470, с. i; 471, с. 12]. Вместе с тем национальные библиотеки в гораздо большей степени, чем какие бы то ни было иные, направлены на удовлетворение в первую очередь общих, а не каких-то иных потребностей. Именно они формируют наиболее полный и универсальный по всем параметрам фонд, предназначенный для всего общества, а не отдельных его социальных групп. Названные характеристики позволяют с полным правом отнести национальные библиотеки к общим.

Н.И. Тюлиной разработана модель национальной библиотеки, где отражены ее основные функции: формирование с исчерпывающей полнотой и вечное хранение фонда отечественных документов; формирование с максимальной в пределах интересов и возможностей государства полнотой фонда иностранных документов; создание общегосударственных по территории и универсальных по тематике источников библиографической информации; обслуживание документами и библиографической информацией на основе сочетания принципов общедоступности с приоритетностью в удовлетворении запросов; управление реализацией основных библиотечных функций в государственном масштабе; разработка и внедрение основных методических принципов деятельности библиотек страны; разработка научных основ библиотечного дела, осуществляемая и организуемая в масштабах государства; международное сотрудничество по всемирным программам [406, с. 170–175].

Следующей группой библиотек в иерархии, сформированной по степени удовлетворения общих информационных потребностей, являются областные универсальные библиотеки. Как к национальным, так и областным не выработаны единые подходы. Чаще всего областные библиотеки относят к научным массовым (публичным) или научным специальным. Типологические функции УНБ как разновидности научных библиотек определены М.И. Акилиной [17]. В международной практике региональные библиотеки вслед за национальными выделяют в отдельный тип.

Областные библиотеки обладают теми же характеристиками, что и национальная библиотека, только применительно к областному уровню Используя теоретические положения о национальной библиотеке, предложенные Н.И. Тюлиной в качестве методологической базы, можно построить модель областной универсальной библиотеки. ОУБ с исчерпывающей полнотой комплектует и постоянно хранит фонд краеведческих документов; формирует с максимальной полнотой в пределах интересов и возможностей области фонд национальных и иностранных документов, создает универсальные по тематике источники библиографической информации, раскрывающие информационные ресурсы области, обслуживает документами и библиографической информацией на основе сочетания принципов общедоступности с приоритетностью в удовлетворении запросов жителей области; управляет реализацией основных библиотечных функций в масштабе области; осуществляет научно-методическую деятельность в соответствии с интересами библиотек области; сотрудничает с отечественными и зарубежными библиотеками.

На следующем уровне общие библиотеки представлены публичными библиотеками. Для них, как и для предыдущих групп библиотек, характерно удовлетворение общих информационных потребностей разнообразных групп пользователей на базе универсального фонда документов. Публичные библиотеки с максимальной полнотой формируют и хранят фонды краеведческих документов, а другие документы приобретают, исходя из потребностей пользователей и финансовых возможностей своих учредителей.

Среди публичных библиотек республики в зависимости от их учредителей можно выделить библиотеки местных органов власти и самоуправления и библиотеки предприятий, организаций и учреждений. Публичные библиотеки, созданные и финансируемые местными органами власти, составляют в нашей республике одну из наибольших по численности группу библиотек. На рубеже 1970-80-х годов они были объединены в ЦБС.

На ЦБ ЦБС возложены функции центральных библиотек, обеспечивающих координацию и кооперацию деятельности всех библиотек района или города. В рамках ЦБС ЦБ осуществляют управление всей деятельностью системы, формируют ее фонд, создают справочно-библиографический аппарат, а также непосредственно обслуживают жителей своего населенного пункта. Библиотеки-филиалы ЦБС, освобожденные ЦБ от выполнения ряда технологических функций, имеют возможность сконцентрировать внимание на обслуживании пользователей - жителей своего населенного пункта или его части.

Кроме библиотек местных органов власти и самоуправления, к публичным, как мы отметили выше, относятся также общие библиотеки ряда предприятий, организаций и учреждений. Их количество и деятельность определяются национальными особенности и традициями. Так, в Германии, где в обществе велико влияние церкви, насчитывается 5,5 тыс. библиотек, учрежденных различными религиозными конфессиями, что составляет около 40 % общего количества публичных библиотек страны [240, с 48]. В СССР данная группа библиотек была полностью ликвидирована еще в 1920–30-е годы, однако большое развитие получили профсоюзные библиотеки. В постсоветский период многие профсоюзные библиотеки были ликвидированы, а некоторые вместе с основной собственностью переданы в ведение других организаций. Вместе с тем на предприятиях, имеющих большие профсоюзные организации, данные библиотеки сохранились и продолжают обслуживать пользователей.

К публичным относятся также библиотеки, удовлетворяющие на своем уровне общие информационные потребности отдыхающих в домах отдыха, санаториях, лечащихся в больницах. Им присущи все характеристики библиотек данного типа, исключая лишь то, что они работают в режиме ограниченного доступа. В таком же режиме работают публичные библиотеки, предназначенные для обслуживания лиц с ограниченными психофизиологическими возможностями.

Есть еще две группы библиотек, которые, к сожалению, совершенно были забыты в советском библиотековедении и остаются пока таковыми в современном отечественном. Это библиотеки для военнослужащих и заключенных. Они тоже удовлетворяют общие информационные потребности и обладают другими типологическими чертами общих библиотек, но в отличие от большинства публичных библиотек в силу специфики учредивших их ведомств они доступны только для контингента тех учреждений, на территории которых размещены. Тем не менее в соответствии с рассмотренной ранее методологией формирования типов, а также зарубежными нормами это не является основанием для их непризнания в качестве публичных. В связи с принадлежностью данных библиотек самым закрытым ведомствам об их деятельности нам практически ничего неизвестно. Сведения о них не отражаются в статистических сводках, а сами библиотеки не являются предметом научных исследований. Вместе с тем в ранних видах классификации А.И. Литинского [208] и И.М. Фрумина [423], в классификации, предназначенной для Всесоюзной библиотечной переписи 1934 года [69], армейские библиотеки выделялись в самостоятельную группу среди других видов массовых библиотек. П.Отле и Л.Воутерс в своей 244 классификации также предусматривали отдельную группу библиотек – библиотеки для заключенных [288].

Демократические преобразования нашего общества позволяют вернуться к данной проблеме и приоткрыть завесу секретности над деятельностью библиотек для военнослужащих и заключенных. Они должны стать предметом научных исследований библиотекарей, социологов, социальных работников, психологов. Это позволит значительно расширить потенциал использования данных библиотек в организации свободного времени военнослужащих и заключенных, их социальной реабилитации и формировании системы нравственно-этических ценностей.

Для обозначения библиотек, удовлетворяющих особенные информационные потребности, также используются многочисленные термины. Чаще всего их называют специальными, специализированными, отраслевыми, научными. Ю.Н. Столяров даже предложил назвать их элитарными, хотя затем отказался от своего предложения [366, с. 87]. Мы считаем, что наиболее приемлемым для обозначения данного типа библиотек является термин «специальная библиотека». Он образует дихотомическую пару с термином «публичная библиотека» и получил уже широкое распространение в отечественном и зарубежном библиотековедении, используется в национальных и международных терминологических системах. Правда, в зарубежном библиотековедении содержание понятия «специальная библиотека» чаще всего связывают с отраслевым содержанием фондов [463, 470, 471], а в качестве обобщающего понятия нередко используют термин «научная библиотека», как это делается, например, в немецкой библиотечной статистике [466]. Однако еще в 1980-е годы С.М. Дубаускас обратил внимание на узость и неприемлемость такого подхода к пониманию специальных библиотек [109].

Деятельность специальных библиотек заключается в довлетворении особенных информационных потребностей пользователей, вызванных разными сферами деятельности. Для достижения этой цели специальные библиотеки формируют универсальный или отраслевой по содержанию и универсальный либо специализированный по форме фонд документов. Круг пользователей данных библиотек, как правило, ограничен специалистами, занятыми в определенной сфере деятельности, сотрудниками учреждений и предприятий, в составе которых находятся библиотеки, поэтому в отличие от публичных доступ в библиотеки данного типа ограничен.

Таким образом, основными типологическими признаками специальных библиотек являются направленность на удовлетворение особенных информационных потребностей, универсальный или отраслевой по содержанию фонд и универсальный либо специализированный по форме фонд документов, ориентация на обслуживание определенных, четко оформленных и упорядоченных групп пользователей, ограниченный режим доступа. Это позволяет определить специальную библиотеку как библиотеку, удовлетворяющую на базе универсального или отраслевого по содержанию и универсального либо специализированного по форме фонда документов особенное в информационных потребностях отдельных категорий пользователей, определенных сферой их деятельности.

Как уже отмечалось выше, классификация особенных информационных потребностей пользователей по видам их деятельности позволяет среди специальных выделить производственные, научные, учебные и управленческие библиотеки.

Термин «производственная библиотека» широко использовался в советском библиотековедении, хотя часто смешивался с термином «техническая библиотека».

Основным признаком производственных библиотек является удовлетворение ими потребностей в информации, связанных с производством тех либо иных товаров или услуг. Данные виды деятельности осуществляются как промышленными предприятиями, так и предприятиями и учреждениями других сфер народного хозяйства. Для производственных библиотек также характерны узкоотраслевой состав фонда и ориентация на потребности конкретных групп пользователей, сформированных по профессиональному признаку.

Детализация информационных потребностей, вызванных разными видами деятельности, позволяет выделить среди производственных технические, сельскохозяйственные, медицинские, военные и другие группы библиотек. Вместе с тем необходимо отличать технические библиотеки предприятий, удовлетворяющие производственные потребности, от профсоюзных публичных библиотек тех же предприятий, которые удовлетворяют общие библиотечные потребности; сельскохозяйственные библиотеки, являющиеся специальными, от сельских публичных; военные библиотеки, удовлетворяющие профессиональные потребности военнослужащих, от публичных библиотек в воинских частях и Домах офицеров.

Одним из наиболее спорных в типологизации библиотек является вопрос о выделении научных библиотек. Одни авторы считают, что научной может называться библиотека, которая ведет научно-исследовательскую работу в области библиотековедения, библиографоведения и книговедения [179, 294], а другие, что научная библиотека – это библиотека, содействующая научно-исследовательскому процессу [142, 432]. По нашему мнению, разногласия по данному вопросу объясняются разными подходами к пониманию классификационных признаков. Класс «научная библиотека» может быть выделен по нескольким признакам, что вполне допустимо при классификации библиотек, но неприемлемо при их типологизации. Поэтому в соответствии с социальным назначением к научным необходимо относить библиотеки, удовлетворяющие информационные потребности, возникшие в процессе научной деятельности.

Свою деятельность научные библиотеки осуществляют на основании универсальных и отраслевых библиотечных фондов и обслуживают в основном научных работников. Как мы уже отмечали, в зарубежном библиотековедении термин «научная библиотека» часто используют в качестве обобщающего. Поэтому, например, в немецкой библиотечной статистике к научным отнесены также национальные и региональные библиотеки, центральные отраслевые библиотеки, университетские, библиотеки высших школ и специальные, т.е отраслевые библиотеки отдельных предприятий [464-465].

Такой подход к типологизации библиотек неприемлем, так как каждая из названных групп библиотек удовлетворяет различные виды потребностей пользователей, а научные потребности в большинстве из них не только не являются доминирующими, но и отсутствуют вовсе, как, например, в специальных библиотеках (в характеристиках, определенных для них немецкой терминологией). Поэтому, основываясь на дальнейшей дифференциации научных информационных потребностей, среди научных библиотек можно выделить академические библиотеки, обеспечивающие потребности академической науки, и библиотеки отраслевых НИИ и КБ, обеспечивающие потребности прикладных научных исследований в соответствующей отрасли. Типологические черты академических библиотек и их основные группы определены А.Н. Масловой [218]. Бесспорно, что научные потребности пользователей могут удовлетворяться и посредством библиотек других типов, однако только в научных они являются доминирующими и типообразующими.

Термин «учебная библиотека» - один из наиболее устоявшихся в отечественном библиотековедении, хотя не имеет своего аналога в зарубежных терминологических системах, где принято говорить об университетских библиотеках, библиотеках колледжей, школ, не подводя их под более общее понятие. Основным типообразующим признаком учебных библиотек является их направленность на удовлетворение потребностей, возникающих в процессе учебы Для них характерны как универсальный (библиотеки классических университетов, школ), так и отраслевой (библиотеки техникумов и училищ) составы фондов, значительной степени состоящие из многоэкземплярной учебной литературы, предназначенной для различных категорий учащихся и профессорско-преподавательского состава.

Следовательно, под учебной библиотекой необходимо понимать специальную библиотеку, обеспечивающую на базе универсального или отраслевого фонда удовлетворение информационных потребностей, возникших у пользователей в процессе учебной деятельности. В зависимости от характера удовлетворяемых образовательных потребностей данный вид деятельности осуществляется в различных типах учебных заведений, школах, лицеях, училищах, техникумах, колледжах, институтах, университетах, а также на курсах по переподготовке кадров, в институтах повышения квалификации и т.п. В соответствии с данным критерием на следующей ступени деления учебных библиотек можно выделить библиотеки вузов, библиотеки техникумов, училищ и других средних специальных учебных заведений, библиотеки школ, библиотеки учреждений по повышению квалификации и переподготовке кадров и внешкольных учреждений.

Учебные библиотеки удовлетворяют не только информационные потребности, возникшие в процессе учебной деятельности. Все они удовлетворяют запросы, связанные с производственной практикой учащихся и студентов, участием учебного заведения в работе учебно-производственного комплекса или объединения. Библиотеки вузов культуры, филологических факультетов университетов в состоянии удовлетворить общие информационные потребности пользователей в художественной литературе, так как обладают богатыми коллекциями произведений классиков и современной отечественной и зарубежной литературы. Практически все вузы осуществляют интенсивную научно-исследовательскую работу, что ведет к возникновению у студентов и преподавателей научных информационных потребностей, часть которых удовлетворяется учебными библиотеками. Однако все эти виды деятельности являются дополнительными и «работают» на конечную цель – подготовку высококвалифицированных специалистов.

Управленческие библиотеки в качестве самостоятельной группы были выделены нами в 1990 году [244]. Данное предложение нашло поддержку специалистов и отражено в вузовском учебнике по библиотековедению [146, с. 88]. Термин «управленческая библиотека» образован по аналогии с терминами, обозначающими другие группы специальных библиотек. Основным их назначением является удовлетворение потребностей в информации для осуществления различных видов управленческой деятельности. Их фонды формируются отраслевой литературой по праву, экономике, политике и предназначены в основном для руководителей и политиков разных уровней. Следовательно, управленческая библиотека -это специальная библиотека, удовлетворяющая на базе отраслевого фонда информационные потребности, возникающие в процессе управленческой деятельности.

Управление обществом осуществляется посредством трех ветвей власти – законодательной, исполнительной и судебной, для каждой из которых характерен свой вид информационных потребностей. В формировании ветвей и органов управления участвуют разные партии, и все они нуждаются в информационном обеспечении своей деятельности. Следовательно, среди управленческих библиотек можно выделить библиотеки законодательных и представительных, исполнительных и судебных органов власти различных уровней, а также партийные библиотеки и библиотеки общественных объединений.

Управленческие библиотеки, наряду с библиотеками закрытых ведомств, являются еще одним слабоизученным звеном в системе библиотек республики. Если в 1934 году сведения о деятельности библиотек разных органов управления были детально представлены в материалах библиотечной переписи, то со временем такие сведения начали постепенно исчезать из статистических сводок. Вместе с тем сведения о деятельности партийных библиотек регулярно публиковались в печати. В конце 1980-х годов опыт работы партийных библиотек был даже обобщен в специальном сборнике [291]. С ликвидацией КПСС прекратили существование и многочисленные партийные библиотеки, а их фонды в большинстве своем были переданы библиотекам исполнительных органов власти. Вместе с тем с началом перестройки в нашей стране вместо одной появилось много партий и объединений различной политической направленности, что повлекло за собой возникновение новых партийных библиотек.

Демократические процессы, происходящие в нашем обществе, позволяют вывести деятельность управленческих библиотек из режима секретности, обеспечить гласность их работы и сделать данную группу библиотек объектом научных исследований. Первыми шагами в этом направлении могут стать статистическое изучение управленческих библиотек и включение сведений о них в ежегодные статистические сводки, анализ деятельности отдельных библиотек данной группы на страницах профессиональной печати, на научно-практических семинарах и конференциях.

В 1990 году личные библиотеки впервые были определены нами как самостоятельный тип библиотек [244], наше мнение получило поддержку специалистов [366, с. 70]. Как ни парадоксально, личные библиотеки не считались советским библиотековедением библиотеками как таковыми и, естественно, не рассматривались как объект классификации и типологизации. В основу такого подхода, выведшего личные библиотеки за пределы библиотековедения, легло положение, выдвинутое О.С. Чубарьяном, о том, что библиотека определяется по организации ею общественного пользования книгами [434, с. 5]. А если нет общественного книгопользования, то нет и библиотеки. Данное положение впоследствии закрепилось в официальных и справочных изданиях, следующих поколениях вузовских учебников по библиотековедению [40, 146, 436], где личные библиотеки даже не упоминаются.

С учетом прежней позиции личные библиотеки продолжают отвергаться и некоторыми современными библиотековедами. Так, например, по мнению М.И. Акилиной, «если читатель работает с документом, принадлежащим не лично ему, а государству, обществу или частному владельцу, имеет место собственно библиотечная деятельность <...> Личная библиотека становится библиотекой в значении социального института только в том случае, когда из нее выдаются книги другому лицу, не являющемуся собственником документа» [16, с. 132-135]. По этой причине в классификационном ряду, предложенным ею, не нашлось места личным библиотекам.

Противниками такого подхода в определении места и роли личных библиотек в жизни общества активно выступают Ю.Н.Столяров [366, 369] и В.И. Терешин [386-388], которые, как и мы, рассматривают личные библиотеки в качестве одного из самостоятельных типов. По мнению Ю.Н. Столярова, основная причина непризнания личных библиотек советским библиотековедением кроется в том, что «...там нет места внешнему вторжению в их деятельность, в личных библиотеках невозможно руководить чтением» [366, с. 69].

Мы согласны с данным выводом Ю.Н. Столярова и также считаем, что непризнание советским библиотековедением личных библиотек связано в первую очередь с политическими мотивами. Ведь в период книжного бума дефицит на книжном рынке создавали именно владельцы личных библиотек, которые не спешили пополнять свои библиотеки многотомными собраниями сочинений классиков марксизма-ленинизма и коммунистических вождей, а предпочитали выстаивать многочасовые очереди и приобретать произведения классиков мировой художественной литературы, томики стихов и прозы любимых поэтов и писателей, издания по педагогике, медицине, садоводству, кулинарии, справочную литературу, т.е. то, что соответствовало их истинным, а не мнимым интересам.

Совершенно прав В.И. Терешин, который, полемизируя с М.И. Акилиной, задает риторический вопрос: «...можно ли судить об общественном значении библиотеки только по тому, сколько людей пользуются ею?» [386, с. 66]. Количественные показатели нужны общественным библиотекам для определения штатного расписания и отнесения их к той или иной группе по оплате труда. Для личной же библиотеки этот показатель, как и многие другие, не имеет никакого значения. Ведь она предназначена для удовлетворения потребностей одного индивидуума, который и определяет условия пользования и эффективность ее деятельности по им же заданным критериям.

Однако то, что отвергли библиотековеды, с удовольствием приняли книговеды. Именно в рамках книговедения получила развитие библиофилия, в результате чего, как отмечает Ю.Н. Столяров, сложилось как бы два библиотековедения – библиотечное и книговедческое. Первое изучает общественные библиотеки, а второе – личные [366, с. 70]. За многовековую историю библиофилии книговедами накоплен богатый опыт в области изучения личных книжных собраний. По данному вопросу опубликовано много статей, проблемы библиофилии обсуждаются на специальных конференциях и семинарах [20].

Вместе с тем данная наука не может охватить всех аспектов деятельности личных библиотек, так как изучает «...влечение к книге и собирательству редких и ценных изданий» [164, с. 77]. Значительную же часть фондов большинства личных библиотек составляют обычные, а не «редкие и ценные» издания. Кроме того, современные личные библиотеки по составу своих фондов далеко вышли за пределы книговедения. Сейчас, кроме книг, они включают аудио- и видеозаписи, компакт-диски с записями музыки и текстов, мультимедийные диски и другие виды документов.

При определении статуса личных библиотек необходимо, в первую очередь, исходить из того, что они возникли гораздо раньше общественных, «по возрасту» намного «старше» публичных и специальных библиотек и в этом плане первичны. За время своего существования личные библиотеки неоднократно служили основой для создания общественных библиотек, в том числе и крупнейших, как, например, всемирно известная Ленинка в Москве.

В пользу рассмотрения личных библиотек как элемента библиотечной инфраструтруры общества свидетельствует также тот факт, что их фонды многократно превосходят собрания публичных и специальных библиотек как по количеству, так и по качеству. Именно в них хранятся ценные рукописи, редкие и старопечатные книги. На спрос владельцев личных библиотек ориентируется вся книгоиздательская отрасль, а сейчас - и аудио-, и видеоиндустрия, информационный рынок. Ведь основная масса их продукции приобретается для создания личных, а не общественных коллекций. Как отмечает В.И. Терешин, в личной библиотеке «собираются довольно полно документы, несущие самую важную для читателя информацию, позволяющую ему развивать свой интеллект, повышать профессиональную квалификацию, разнообразить досуг и т.п.» [386, с. 66].

Фонды личных библиотек ориентированы на потребности конкретного индивида, однако в своей «неспециальной» части нередко используются другими членами семьи, близкими, знакомыми, соседями. Документы, касающиеся профессиональной деятельности владельца библиотеки, часто предоставляются им своим коллегам во временное пользование.

Потенциальные возможности личных библиотек в удовлетворении информационных потребностей пользователей значительно расширились с внедрением в повседневную жизнь компьютерных технологий. С приобретением персонального компьютера их владельцы получают возможность формировать фонды своих библиотек электронными документами (созданными как лично, так и другими авторами). Более того, подключение персонального компьютера к интернет позволяет наконец-то на практике реализовать диалектическое единство между общественными и личными библиотеками. Элемент МТБ личной библиотеки - персональный компьютер выступает в данном случае в качестве средства доступа к ресурсам публичных и специальных библиотек. Данная технология позволяет также решить одну из печальных проблем взаимодействия между личными и общественными библиотеками - «заимствование» заядлыми коллекционерами документов из фондов общественных библиотек. Каждый владелец личной библиотеки, без какого бы то ни было ущерба для фондов другой библиотеки (личной, специальной или публичной), в соответствии с установленными правилами может скопировать необходимый ему документ и сохранить в своей личной коллекции в электронном или бумажном варианте.

Таким образом, личные библиотеки не следует противопоставлять общественным, они находятся в диалектической взаимосвязи и взаимодополняют друг друга. Современное библиотековедение должно ликвидировать допущенный пробел и приступить к внимательному изучению личных библиотек. К разработке этой проблемы необходимо подключиться ведущим специалистам и крупным научным центрам республики в области библиотековедения, в первую очередь НББ и БГУ культуры, которые располагают необходимым кадровым потенциалом. Они должны выступить инициаторами проведения масштабного научного исследования, посвященного проблемам личных библиотек.

В дореволюционном библиотековедении не существовало обоснованной классификации библиотек, хотя к ее созданию приступали еще в XIX в. Первые попытки создания научно обоснованной классификации библиотек были сделаны библиотековедами в конце 1930-х годов. Она принадлежит М.А. Потапову, А.И. Литинскому и И.М. Фрумину. Точка зрения И.М.Фрумина, выделившего в соответствии с назначением два типа библиотек: массовые, научные и специальные, – получила в то время наибольшее распространение. Начиная с 1950-х 255 годов возобладала точка зрения О.С. Чубарьяна, который, развивая взгляды И.М. Фрумина, основываясь на читательском назначении, выделил массовые научные и специальные библиотеки. С середины 1980-х годов официальное закрепление в юридических, справочных и учебных изданиях нашла точка зрения Н.С. Карташова, поделившего библиотеки на универсальные и специальные.

Специалистам до настоящего времени не удалось решить проблему классификации и типологизации библиотек. Дискуссионными в рассматриваемой проблеме являются практически все положения, в том числе и основополагающие. Авторы пока не пришли к единому мнению о содержании и соотношении понятий «классификация» и «типологизация», обоснованности деления библиотек по схеме тип - вид или род - вид. Спорным является вопрос и о видах классификации. В качестве ее основы исследователями предлагаются разные признаки, по которым проводится дифференциация, а следовательно, выделяются и разные классификационные группы библиотек. Хотя большинство авторов в качестве главного признака принимают социальное назначение библиотек, однако по-разному рассматривают его содержание. В предлагаемом разнообразии можно выделить относительно устойчивые, повторяющиеся элементы. Это, как правило, универсальные, массовые, публичные, общие, общедоступные библиотеки, с одной стороны, и специальные, отраслевые, научные, специализированные – с другой.

В зависимости от целей исследования используют иерархические, фасетные и смешанные виды классификации библиотек. Выбор вида классификации, классификационных признаков и глубины деления зависит, в первую очередь, от преследуемых исследователем целей, поэтому совершенно бессмысленны попытки построения универсальной классификации, приемлемой для любых целей. Основными элементами внешней и внутренней среды библиотек, генерирующих классификационные признаки, являются общество, государство, система библиотек республики, библиотечный фонд, контингент пользователей библиотек, их персонал и материально-техническая база. Среди значимых критериев классификации библиотек, определяемых внешней средой, необходимо назвать социальное назначение библиотек, их учредителей, формы собственности, юридический и научный статус библиотек, а также их статус в системе библиотек, административно-территориальное деление, доступность и платность в обслуживании пользователей, зону обслуживания. Существенными признаками классификации библиотек, определяемыми внутренней средой, являются содержательный состав и видовая структура фонда, его объем и запрограммированная активность использования, количество и возрастной состав пользователей, их психофизиологические характеристики, наличие и количество персонала, техническое состояние зданий, площадь занимаемых помещений, техническая оснащенность.

Основываясь на социальном назначении библиотек, можно выделить три их типа: удовлетворяющие общее в информационных потребностях (общие); удовлетворяющие особенное в информационных потребностях (специальные); удовлетворяющие единичное в информационных потребностях (личные).

Основными типологическими признаками общих библиотек являются направленность на удовлетворение общих информационных потребностей, универсальный по форме и содержанию фонд документов, ориентация на обслуживание разных категорий пользователей на принципах общедоступности. Это позволяет определить общие библиотеки как библиотеки, удовлетворяющие общие информационные потребности всех категорий пользователей на базе универсального по форме и содержанию фонда документов. В соответствии с возможностями, которыми располагают общие библиотеки Беларуси для удовлетворения потребностей пользователей, среди них можно выделить три группы: национальная, областные универсальные и публичные библиотеки.

Основными типологическими признаками специальных библиотек являются направленность на удовлетворение особенных информационных потребностей, универсальный или отраслевой по содержанию фонд и универсальный либо специализированный по форме фонд документов, ориентация на обслуживание определенных, четко оформленных и упорядоченных групп пользователей, ограниченный режим доступа. Следовательно, специальная библиотека – это библиотека, удовлетворяющая на базе универсального или отраслевого по содержанию и универсального либо специализированного по форме фонда документов особенные информационные потребности отдельных категорий пользователей, определенные сферой их деятельности. Классификация особенных информационных потребностей пользователей по видам их деятельности позволяет среди специальных выделить производственные, научные, учебные и управленческие библиотеки.

Личная библиотека предназначена для удовлетворения информационных потребностей одного индивидуума. Личные библиотеки возникли гораздо раньше общественных, «по возрасту» намного «старше» публичных и специальных библиотек и в этом плане первичны. Их фонды многократно превосходят собрания публичных и специальных библиотек как по количеству, так и по качеству. Личные библиотеки не следует противопоставлять общественным Они взаимодополняют друг друга и служат одной цели – удовлетворению разнообразных информационных потребностей пользователей.

 

к оглавлению 

 

Глава 5

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ БИБЛИОТЕК

 

5.1. Трансформация библиотек в период перехода к информационному обществу

 

Как мы отмечали, возникновение, становление и развитие библиотеки неразрывно связаны с развитием цивилизации. В XX в преобладали теории, базирующиеся на периодизации общественного развития с учетом способа производства и форм собственности. В соответствии с учением К. Маркса и Ф. Энгельса в истории человеческого общества известны пять общественных формаций первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая Данное учение являлось методологической основой для всех социально-гуманитарных наук, в том числе и библиотековедения. Оценка истории, современного состояния и моделирование перспектив развития разных общественных институтов в советский период осуществлялись с позиции марксистско-ленинской философии.

Крах советской политической системы вызвал к жизни новые подходы к рассмотрению основных этапов развития общества. С экономической точки зрения в научной литературе сегодня выделяют доиндустриальное, индустриальное, постиндустриальное и информационное общество [168, с 172-173]. Таким образом, наряду с тремя этапами развития общества выделен особый, четвертый его этап –информационное общество.

Информационое общество также расматривают как качественно новый этап цивилизационного развития человечества и представители технологического подхода. По мнению сторонников данной точки зрения, не тип государственного устройства, способ производства или форма собственности являются главными отличительными признаками того или иного этапа развития общества, а его технологическое устройство, которое и определяет образ жизни и деятельности людей Поэтому история человечества – это закономерная последовательность технологических революций, «...радикальное изменение доминирующего в обществе технологического уклада, который, в свою очередь, определяется средствами и способами организации общественного производства и жизнеобеспечения общества» [168, с. 41].

Технологический уровень развития общества неразрывно связан с его информационным обеспечением. А.И. Ракитов доказал, что в основе каждой технологической революции лежит информационная революция, которая и создает необходимые условия для перехода общества на качественно новый уровень технологического развития [309].

Информационный подход к истории развития цивилизации предполагает рассмотрение основных этапов развития общества через призму информационных революций. Его представители выделяют шесть основных таких революций. Первая информационная революция в человеческом обществе связана с появлением языка и членораздельной речи, вторая – с возникновением письменности. Книгопечатание явилось основой третьей информационной революции, а четвертая, начавшаяся в XIX в., вызвана изобретением и все более широким применением новых средств коммуникации. Пятая информационная революция началась в 50-е годы XX в. и связана с использованием в общественной жизни средств вычислительной техники. Разворачивающийся на наших глазах процесс информатизации общества исследователи рассматривают «...как новую социотехническую революцию, информационную основу которой составляет шестая информационная революция, результатом которой станет формирование на нашей планете новой цивилизации информационного общества» [168 , с. 48].

Первыми идеологами концепции формирования информационного общества как закономерной стадии развития цивилизации считают зарубежных ученых Д. Белла, К.Кояму, И.Мартина, И. Масуду, Ф. Машлупа и Э. Тофлера. Начало же развитию этой теории положил американский экономист Ф. Машлуп. Проанализировав информационный сектор экономики США, он в первой половине 1960-х годов разработал экономическую теорию информации и ввел в научный оборот термин «информационное общество» [478]. Вслед за ним Р. Лэйн выдвинул идею «общества знания» и определил основные его особенности [472]. Французский социолог А. Турен обозначил новый формирующийся строй как особое «программируемое» общество [490]. В начале 1970-х годов ряд концепций нового развивающегося общества был выдвинут учеными Японии, США, Канады, Франции и других стран. Эти концепции раскрывают информацию в качестве основной движущей силы общества, от которой зависят способ материального производства, социальное устройство и формы духовного производства.

Сегодня понятие «информационное общество» получило широкое распространение, но однозначного определения и четко разработанной его концепции пока не существует. Современные социологи и политологи по-разному отвечают на вопрос о месте информационного общества в историческом развитии человечества. Одни из них термины «информационное общество» и «постиндустриальное общество» употребляют как синонимы. Другие считают, что информационное общество – это лишь разновидность постиндустриального общества. Третьи видят в информационном обществе один из этапов развития постиндустриального общества. Четвертые вообще выводят информационное общество за рамки постиндустриального общества, представляя его в качестве новой ступени общественного прогресса, идущего на смену постиндустриализму [383, с 94]. Вместе с тем, несмотря на различные названия и множество выдвинутых концепций новой информационной эры (табл. 5.i), все ученые едины в том, что речь идет о новой ступени общественного развития.

 

Таблица 5.i

Отличительные черты информационного общества (взгляды ведущих ученых)

 

Годы

Авторы

Характеристика информационного общества

i

2

3

1981

И. Масуде [480]

Компьютерная технология с ее фундаментальной функцией замещает либо усиливает умственный труд человека. Информационная революция быстро превращается в новую производительную силу и делает возможным массовое производство когнитивной, систематизированной информации, технологии и знания. Потенциальным рынком становится "граница познанного", возрастает возможность решения проблем и развития сотрудничества. Ведущей отраслью экономики становится интеллектуальное производство, продукция которого аккумулируется, а аккумулированная информация распространяется через синергетическое производство и долевое использование. Основным субъектом социальной активное™ становится "свободное сообщество", а политической системой является "демократия участия". Основной целью общества является реализация "ценности времени".

1986

Т. Стоуньер [375]

Национальные информационные ресурсы рассматриваются как самый большой потенциальный источник богатства. Экономика, в которой промышленность по показателям занятости и своей доли в национальном продукте уступает место сфере услуг, а в сфере услуг преобладает обработка информации.

1990

А. И. Раки-тов [309]

Увеличение количества и качества имеющейся в обращении информации, ее эффективная передача и переработка. Доступность информации для каждого благодаря относительной ее дешевизне. Информационные секторы экономики выходят на первое место по числу занятых в них трудящихся.

1990

А.Д. Урсул [409]

Экономической основой и главной формой развития общества в глобальном масштабе оказываются информационноемкая всесторонняя интенсификация и развитая информационная экономика. Общество основывается и развивается на автоматизированной генерации, хранении, обработке и использовании знаний (прежде всего научных) с помощью новейшей информационной техники и технологии на базе искусственного интеллекта, т.е. обеспечивается приоритет информации по сравнению с другими ресурсами и факторами развития. Общество имеет глобальный характер, процесс информатизации обретает всеобщий и всесторонний характер. Такое состояние информатизации социума, в котором с помощью средств информатики будет реализован свободный доступ каждого человека к информационным ресурсам всей цивилизации

1996

Э.В. Тадево-сян[383]

Компьютеризагщя общества и информационная революция. Превращение информации и информатизации в решающий фактор жизни общества. Интеллектуализация человеческой деятельности. Децентрализация и индивидуатизация. Демократизация и дебюрократизация. Глобализация и формирование наднациональных структур.

1997

В.А. Копылов [176]

Персональный компьютер, подключенный к трансграничным информационным сетям, входит в каждый дом и в каждую семью. Возникают новые формы и виды деятельности в информационных сетях, так сказать, деятельности "не выходя из дома": работа и торговля в сетях, отдых в сетях, творчество и развлечение в сетях, воспитание и образование в сетях, медицина в сетях и др.

Каждый член общества имеет возможность своевременно и оперативно получать с помощью трансграничных информационных сетей полную и достоверную информацию любого вида и назначения из любого государства, находясь при этом практически в любой точке географического пространства. Предоставляется уникальная возможность оперативной, практически мгновенной коммуникации каждого члена общества как с каждым и каждого со всеми вместе, так и определенных групп населения с государственными и общественными структурами вне зависимости от места проживания на земном шаре.

1999

Д. Белл [32]

Ценгральная роль теоретического знания. Создание новой интеллектуальной технологии. Рост класса носителей знания Переход от производства товаров к производству услуг. Наука достигает своего зрелого состояния.

1999

И.С. Мелю-хин

[232]

Информация используется как экономический ресурс. Информация становится предметом массового потребления у населения. Происходит интенсивное формирование информационного сектора экономики, который растет более быстрыми темпами, чем остальные отрасли.

 

Анализ точек зрения ведущих специалистов, занимающихся исследованием информационного общества, позволяет выделить основные технологические, экономические, политические параметры, отличающие информационное общество. В предшествующие информационному обществу эпохи основные усилия общества в технологическом плане были направлены на облегчение физического труда человека при помощи использования мускульной силы животных и различных механизмов. Информационное общество направлено на облегчение и интенсификацию в первую очередь интеллектуальной деятельности человека на базе эффективного использования новейшей информационной техники и технологии, в том числе искусственного интеллекта. Поэтому с технологической точки зрения информационное общество характеризуют:

- наличие и использование персонального компьютера, подключенного к информационным сетям, как неотъемлемого атрибута каждой семьи, предприятия, организации и учреждения;

– слаженная работа локальных, корпоративных, национальных и международных информационных сетей, обеспечивающих оперативную коммуникацию между членами общества, государственными и общественными организациями вне зависимости от их места нахождения;

– новые виды деятельности в информационных сетях;

– усиление роли центров, осуществляющих автоматизированную генерацию, хранение, обработку и использование различных видов информации.

С экономической точки зрения информационное общество – это общество, в котором:

- ведущей отраслью экономики является интеллектуальное производство;

- информационные ресурсы рассматриваются как самый большой потенциальный источник богатства, а информация является производительной силой;

- информационный сектор экономики развивается более быстрыми темпами, чем остальные отрасли, промышленность по показателям занятости и доли в национальном продукте уступает место сфере услуг, а в сфере услуг преобладают сбор, обработка, хранение и распространение информации;

- информация становится предметом массового потребления у населения и доступна каждому благодаря относительной ее дешевизне.

С социально-политической точки зрения информационное общество представляет собой открытое демократическое общество, целью которого является повышение уровня благосостояния своих граждан, в том числе путем решения глобальных проблем человечества, возникших в период его индустриального развития, в первую очередь экологических. В данном обществе:

- основную социальною группу составляют работники информационной сферы;

- соблюдаются демократические права и свободы граждан;

- гарантирована доступность информации каждому, каждый член общества имеет возможность своевременно и оперативно получать с помощью информационных сетей полную и достоверную информацию любого вида и назначения из любого государства, независимо от места его нахождения в пространстве.

Таким образом, информационное общество – это демократическое общество, целью которого является достижение более высокого уровня благосостояния граждан путем эффективного использования различных видов информации (как ранее созданной, так и постоянно генерируемой обществом) с помощью вычислительной техники или других средств сбора, обработки, хранения и доставки информации.

Среди специалистов нет единой точки зрения о том, на каком этапе развития находятся современное человеческое сообщество в целом и отдельные страны в частности. По мнению К.К. Колина, «…сегодня, в самом начале XXI века, большая часть развитых стран мира все еще находится в стадии индустриальных обществ, а наиболее развитые из них (главным образом, страны "большой семерки") - в стадии перехода от постиндустриального к информационному обществу. Что же касается России, то она по своим макроэкономическим характеристикам относится к развивающимся странам, и в ней только начался переход от индустриального к постиндустриальному обществу» [168, с. 173]. Так как Беларусь с учетом глобальных социально-экономических процессов по своим параметрам практически не отличается от России, является инициатором интеграции с ней в политической, экономической и других сферах деятельности, то эта оценка, по нашему мнению, применима также и к определению места Беларуси в системе эволюционных координат.

Библиотека как социальный институт, направленный на удовлетворение информационных потребностей, возникла уже на втором этапе информационной революции вместе с появлением рукописных документов различных форм. Развитие книгопечатания и связанный с этим быстрый рост объемов печатной продукции привели к активному развитию сети библиотек и расширению их влияния на общество. Появление аудиовизуальных документов расширило видовой состав библиотечных фондов и значительно увеличило возможности библиотек по удовлетворению информационных потребностей пользователей. Применение в библиотечном деле вычислительной техники и получивших развитие на ее основе информационных технологий вызвало радикальные изменения в области библиотечных технологий и значительно увеличило возможности библиотек по обеспечению оперативного доступа пользователей к различным видам информационных ресурсов. Вместе с тем бурный рост информационных технологий привел к возникновению новых учреждений и вызвал новый виток дискуссий о судьбе библиотеки и ее миссии в информационном обществе.

Нашему обществу в целом и библиотечной сфере в частности необходимо признать неизбежность информационной эры и внедрение во все сферы деятельности новых информационных технологий. Как отметил в ежегодном пленарном докладе на VIII международной конференции «Крьм-2001» Я.Л. Шрайберг, одна из главных тенденций развития современного библиотечного дела заключается в том, что «библиотеки входят в информационное общество, и библиотеки содействуют ускорению превращения общества в информационное...» [447, с. 5]. Поэтому библиотека не должна противопоставлять себя и свои традиции новой эпохе, а интегрировать собственные достижения и многовековой опыт с современными информационными технологиями для успешного выполнения сущностных социальных функций. С этой целью библиотекам в первую очередь необходимо:

– сохраняя и приумножая лучшие традиции книжной культуры, не замыкаться в своем развитии только на ней, автоматически уступая место на рынке информации и досуга по работе с разными видами документов, прежде всего электронными, другим, в основном вновь создаваемым учреждениям, а проводить активную политику по расширению спектра своих услуг как в области информации, так и в области досуга с предоставлением пользователям доступа наряду с традиционными к современным видам документов;

– продолжая оставаться одним из институтов общества, обеспечивающего социальную защиту граждан, в первую очередь малообеспеченных слоев населения, и предоставляющего в связи с этим своим пользователям ряд бесплатных услуг, оплачиваемых из общественных фондов потребления (бюджетов центральных и местных органов власти и благотворительных фондов), активно расширяя сферу своих услуг, внедряться в информационный бизнес, привлекая таким образом для своего развития финансовые ресурсы из коммерческой сферы, средства предприятий и организаций и личные средства граждан;

- не допускать отставания библиотек в оснащении современными техническими средствами от учреждений банковской сферы, транспорта, охраны правопорядка, образования, здравоохранения и других, обеспечивая таким образом развитие информационных библиотечных технологий в русле общей информатизации общества.

За многовековую историю своего существования библиотеками накоплен большой опыт по сбору, обработке, хранению и предоставлению пользователям различных видов документов, а также оказанию других видов услуг. Вместе с тем выполнение библиотеками своих сущностных функций ведет к возникновению объективных противоречий в процессе их реализации. Поэтому деятельность библиотек в области технологии всегда была направлена на поиск оптимальных способов снятия последствий данных противоречий. Современные информационные технологии позволяют минимизировать последствия противоречий, возникающих в процессе реализации сущностных социальных функций библиотек, и соответственно значительно повысить эффективность их деятельности.

Результатом применения компьютерных технологий в информационной деятельности явилось создание нового вида документов - электронных. У общества появилась возможность фиксировать на электронных носителях не только новую информацию, но и создавать электронные копии ранее изданных документов различных форм (рукописных, печатных, графических, аудио- и видеодокументов и др.). Электронные документы с точки зрения сохранности и оперативности доступа к информации обладают большими преимуществами по сравнению с другими видами, поэтому, формируя их коллекции, библиотеки значительно расширяют свои возможности по выполнению кумулятивной, мемориальной и коммуникационной функций, что в конечном итоге ведет к улучшению удовлетворения информационных потребностей пользователей. Сформировав фонд электронных документов, библиотека, с одной стороны, получает их надежные страховые копии, а с другой, возможность одновременного обслуживания практически неограниченного количества пользователей, находящихся как в помещении библиотеки, так и за ее пределами.

Потенциальные возможности библиотек по удовлетворению информационных потребностей пользователей значительно возрастают с внедрением в их деятельность сетевых технологий. Объединив при помощи корпоративных, национальных и международных компьютерных сетей информационный потенциал всех библиотек мира, располагающих соответствующими их статусу коллекциями документов и сведениями о них, библиотека таким образом достигнет идеального выполнения своей кумулятивной функции, а человечество впервые за всю историю получит полное собрание всех созданных и сохраненных им документов. Несмотря на то, что реально документы и сведения о них будут географически рассредоточены по различным точкам планеты, средства связи позволят пользователям получить информацию о содержании «общечеловеческой библиотеки» независимо от их места нахождения.

Рассредоточение электронных копий документов по различным точкам пространства обеспечивает их более надежную сохранность в случае возникновения природных и техногенных катаклизмов (землетрясений, пожаров, наводнений, войн и др.), так как сохранение хотя бы одной копии дает возможность практически мгновенно восстановить необходимое количество документов и возобновить обслуживание пользователей. Следовательно, применение современных информационных технологий позволяет библиотекам приблизиться к идеалу выполнения их мемориальной функции. Наряду с этим, благодаря высокой степени компактности электронных документов и соответственно снижению потребности в площади, необходимой для обеспечения их сохранности, становится реальностью решение вечной проблемы библиотек всех времен и народов – проблемы нехватки площадей фондохранилищ.

Вслед за отказом от книговедческой парадигмы развития необходимо также пересмотреть и роль библиотек как исключительно бесплатных учреждений и предоставить им возможность стать полноправными участниками информационного рынка. Это вовсе не означает отказ библиотеки от выполнения своей миссии как института социальной защиты. Ее деятельность по-прежнему должна быть направлена на предоставление широкого спектра бесплатных и льготных услуг для социально незащищенных слоев общества: детей, юношества, студенчества, пенсионеров, инвалидов и др. Данная деятельность должна оплачиваться обществом из централизованных фондов потребления через бюджеты центральных и местных органов власти и различные общественные фонды.

Услуги библиотек, связанные с информационным обеспечением деятельности предприятий, организаций и учреждений, удовлетворением запросов трудоспособной части населения, базирующихся к тому же на применении современных информационных технологий, использовании дорогостоящего оборудования, средств связи и высоком сервисном уровне, должны осуществляться на коммерческой основе. Это уравняет библиотеки в правах с коммерческими информационными службами, создаст здоровую конкурентную среду на информационном рынке и обеспечит библиотекам право доступа к более широкому кругу финансовых ресурсов общества, не будет ограничивать их деятельность только скудными средствами бюджетного финансирования.

Прибыль, полученную библиотекой от коммерческой деятельности, необходимо рассматривать не как дополнительные средства, компенсирующие недостаток бюджетного финансирования, которые изымаются из коммерческого оборота и направляются в нерыночный сектор библиотечной экономики. Данные средства представляют собой оборотный капитал и должны направляться на обеспечение и развитие коммерческой сферы деятельности библиотек: расширение спектра предоставляемых услуг, улучшение их качества, приобретение необходимого оборудования, оплату труда сотрудников, развитие социальной сферы библиотеки.

Соотношение перечня бесплатных и платных услуг, точнее, услуг, централизованно оплачиваемых из общественных фондов, и услуг, оплачиваемых непосредственными пользователями из личных средств либо средств своих организаций, определяется уровнем экономического благосостояния общества, его социальной политикой. На современном этапе развития нашего общества, этапе трансформации социально-экономической сферы, задача библиотек заключается в адаптации к данным условиям внешней среды и разработке механизма, обеспечивающего эффективное финансирование их деятельности из различных источников, что явится гарантом конкурентоспособности библиотек на рынке информации и досуга.

Библиотеки сегодня занимают центральное место в процессе интеллектуализации общества, развития его науки, образования и культуры. Являясь важным элементом производственных и социальных процессов и выступая в качестве структурных подразделений произво